Кандидаты, где дебаты?

 (6)
Edgar Savisaare protsessi pressikonverents
Foto: Karli Saul

Достойных упоминания кандидатов в президенты осталось не так уж много: Сийм Каллас, Марина Кальюранд (Партия реформ), Майлис Репс (Центристская партия), Аллар Йыкс (IRL, Свободная партия), Эйки Нестор (Социал-демократическая партия) и Март Хельме (EKRE). Остальные (Йыэрюйт, Паэт) куда-то пропали.

Исключить из них нельзя никого, даже несмотря на курсирующие в кулуарах слухи о Несторе как об устраивающем всех президенте. Если бы Каллас знал, что у него нет шансов, то он не стал бы продолжать. Ему единственному не нужен ”просто пиар”.

Нестора можно сравнить с Ильвесом, который стал президентом по той же причине — никто не был категорически против. Соцдемы записали себе очко, реформистам было важно, чтобы Ильвес не обращал внимания на всякие лимоны и полиэтиленовые пакеты. Так и вышло.

Что касается нынешнего положения дел, то больше всего мне не хватает дискуссии. Дебатов с участием кандидатов в президенты как не было, так и нет.

Читайте также:

Может быть, я что-то пропустил, но я не припомню ни одного случая, чтобы кто-нибудь из кандидатов дал понять, что он имеет расхождения с каким-либо другим кандидатом по какому-нибудь принципиальному вопросу. Все охотятся за голосами конкурентов, партийные штабы торгуются. Так и живем.

Уважаемые кандидаты, поспорьте хоть о чем-нибудь!

Марина Кальюранд говорит об объединении, Майлис Репс говорит об объединении, Сийм Каллас говорит о Европе и о мире, Хельме ищет ответ на вопрос — кого можно считать истинным эстонцем. Нестор усмехается по-свойски, изображая рубаху-парня.

У каждого играет своя пластинка — за исключением Йыкса, который на этот раз старается не называть всех политиков отпетыми злодеями. Потому что ему нужны их голоса.

Журналисты упражняются в создании ничего никому не говорящих портретных очерков.

Все это можно назвать как угодно, только не дебатами. Уважаемые кандидаты, поспорьте хоть о чем-нибудь!

Ведь можно же дискутировать. Искать истину. Или путь к лучшему будущему для всей Эстонии.

С одной стороны — национал-консерватор Хельме, с другой — убежденный космополит Каллас. А у остальных как с мировоззрением? Хотелось бы знать.

Можно ли эффективно представлять свою страну в ЕС, мечтая, чтобы вся эта конструкция отправилась на свалку истории?

Леннарт Мери в свое время нарушил традицию и поручил формирование правительства Тройственному союзу во главе с Мартом Лааром через голову победившей на выборах Центристской партии. Как бы поступила Майлис Репс, если бы Партия реформ победила на выборах, но Сависаар договорился бы о создании коалиции?

Арнольд Рюйтель поддержал вступление в Евросоюз, рискуя потерять авторитет в глазах жителей глубинки. Останется ли Хельме верным своему имиджу евроскептика в ситуации, когда интересы Эстонии нужно будет защищать в Брюсселе? Можно ли эффективно представлять свою страну в ЕС, откровенно мечтая о том, чтобы вся эта конструкция отправилась на свалку истории?

Нестор на посту председателя Рийгикогу нередко старался быть маяком нравственности. Что он скажет по поводу сделок, связанных с хутором Эрма, принадлежащим его предшественнику? Снова усмехнется по-свойски, или выпрямит спину и пообещает никогда и ни при каких обстоятельствах так не делать?

Лично меня в первую очередь интересует следующий вопрос: что эстонское государство должно сделать для того, чтобы к концу второго срока нового президента жители нашей страны зарабатывали бы столько же, сколько зарабатывают финны, шведы или немцы? Зарплаты, одним словом.

Если темп роста нашей экономики сохранится на том же уровне, что и сейчас, то мы догоним Финляндию через 55 лет. Готовы ли жители Эстонии подождать до 2070 года?

Новый президент тоже пригласит предпринимателей на прием?

Но если бы мы поднажали и добавили к нынешнему росту еще примерно 5 процентов, то уровня Финляндии удалось бы достичь к концу второго срока нового главы государства.

Есть ли у кого-нибудь из кандидатов план, как это сделать?

И второй вопрос.

Ильвес наконец пригласил на прием по случаю Дня независимости предпринимателей. В последнюю очередь, но все-таки пригласил. Что сделает новый президент (будь то Репс, Каллас, Кальюранд, Хельме или Йыкс)? Тоже пригласит, но заставит носить особые наклейки, чтобы не спутать с остальными гостями?

Или все же наберется мужества и использует право вето в отношении такой глупости как закон, обязывающий бизнесменов клеить наклейки на принадлежащие фирмам автомобили? Не может же соответствовать конституции порядок, по которому государство обязывает носить отличительные знаки группу людей, подобно тому, как это делалось в нацистской Германии, где евреи были обязаны нашивать на одежду звезду Давида.