Йоко Алендер: пора прекратить относиться к русским, как к гражданским оккупантам

 (232)
Йоко Алендер: пора прекратить относиться к русским, как к гражданским оккупантам
Yoko AlenderFoto: Laura Kallasvee

Что нужно сделать для того, чтобы значительная часть эстонских русских не чувствовала, что эстонцы относятся к ним как к гражданским оккупантам, задает вопрос член Союза Отечества и Res Publica Йоко Алендер. По ее мнению, решение — в руках эстонцев, которым необходимо изменить свое мышление и отношение к русскоязычным жителям страны.

Алендер считает, что для нового прыжка в развитии Эстонии нужны серьезные реформы. "Самыми чувствительными среди них являются реформы, которые увеличивают сплоченность общества. Без них не может последовать следующий этап роста благосостояния", — пишет Алендер в газете Eesti Päevaleht.

Она отмечает, что помимо экономического разрыва в Эстонии также существует гендерный, региональный, национальный и другие, которыми необходимо заниматься.

"Что такие национальное государство Эстония? Из чего оно состоит, на каких предпосылках действует и развивается? Каковы его надежды на будущее, если разговоры о прошлом для некоторых столь болезненны, что для движения вперед, может, помимо травм эстонцев нужно заняться и травмами эстонских русских. Истории их семей на самом деле не сильно отличаются от историй эстонских семей. Недавнее обсуждение закона о сожительства доказало, что когда люди выходят на эмоциональный уровень, пропадает всяческая надежда на то, чтобы открыться и на самом деле вести дискуссию. Буддисты говорят: когда ты зол — ты как деревяшка", — продолжает Алендер.

Читайте также:

Все большее количество эстонцев более не является эстоноземельцами, а превращается в эстонскую диаспору в другой стране проживания. "В то же время большая часть эстоноземельцев не идентифицирует себя в качестве таковых. Потому ли, что они другой национальности? Однако физический факт заключается в том, что они эстоноземельцами являются. Большим психологическим и духовным — даже экзистенциальным вопросом является то, являются ли они эстоноземельцами и в душе? Некоторые являются. Те кто не являются, могли бы ими стать. Фундаментальной предпосылкой для этого является то, что мы будем готовы и захотим их признать своими и принять. Если с эмоциональной точки зрения многие из нас и не хотят, все же мы понимаем, что по-другому продолжать нельзя. Сегодня сложилась ситуация, когда число граждан России среди эстоноземельцев растет быстрее, чем число граждан Эстонии, и это не считая иммиграцию. Увеличивая разрыв, мы сами создаем риск для безопасности", — уверенна Алендер.

Сейчас родитель-серопаспортник должен ходатайствовать о гражданстве для своего ребенка. Одним из аргументов за такую систему является то, что гражданство — это выбор. "Но точно так же родитель мог бы подавать заявление о том, что он не хочет, чтобы у его ребенка было эстонское гражданство. Маленькая, но принципиально важная перемена. Тут и нужно решать. Мы не можем заставлять, но мы можем занять позицию, показав, что приветствуем то, чтобы ребенок стал эстоноземельцем. До сегодняшнего дня большая часть русскоязычного населения чувствует, что эстонцы относятся к ним как к гражданским оккупантам. Готовы ли мы отказаться от этой мысли? Я готова. Дадим этим детям возможность оставаться русскими, латышами, украинцами, но стать эстоноземельцами. Без того чтобы их родители должны были заполнять какие-нибудь заявления. Дальше же мы должны думать — как поддержать то, чтобы эти дети, у одного из родителей которых другое гражданство, выросли эстоноземельцами", — предлагает политик и добавляет, что для нее, возможно, это проще, так как она жила в Швеции десять лет.

"Я выучила тамошний язык и стала частью местной культуры. Я была "шведоземельцем", не утрачивая свою эстонскую национальность", — отмечает она. В то же время Алендер увидела там же, насколько проблематичной является интеграция отдельных новых иммигрантов, которые приезжают с другими ценностями, из другой культуры. "Я уверена, что если в один прекрасный день в Эстонию приеду в большом количестве новые иммигранты, то наши русские станут нам значительно милее", — считает Алендер.

"Где-то глубоко в эстонцах сидит страх и реакция — "они" ведь не будут за нас сражаться, если этого потребует ситуация. А разве каждый эстонец будет? Сегодня мы воссоздаем ситуацию, когда часть эстоноземельцев без гражданства чувствует себя настолько плохо, что в случае угрозы встала бы на сторону противника. Нет, мы не изводим их никак, говорим, что они ведь могут сдать экзамен, ходатайствовать о гражданстве, равные возможности у всех, родитель лишь должен подать заявление и т.д. Но расколотое культурное пространство говорит на другом языке. Российская пропаганда усиливает этот разрыв с каждым днем. Пора уже справиться с прошлым. Во имя будущего", — призывает Алендер.

"Мы должны перейти от интеграции, основанной на национальности, к интеграции, основанной на культуре и ценностях. Лучше — более результативно — бороться за хорошее, чем против плохого. Пора этим заняться! На самом деле", — уверена она.

Алендер отмечает, что идентичность состоит как из национальности, так и из гражданства, то есть общественного вклада, а во многом их связывает язык, который поддерживает и культурную принадлежность. "Мы должны значительно больше вкладывать в освоении эстонского языка. Предоставление школьного образования — правильный шаг, но обучение языку должно начинаться еще в детском саду", — пишет Алендер.

"Пошел бы эстоноземелец русской национальности, который всю молодость играл на футбольном поле в рубашке с надписью EESTI, воевать на сторону противника? Мы должны прийти к такой ситуации, когда как эстонец, так и русский по происхождению могут быть патриотами Эстонии потому, что у нас имеется, что мы вместе создаем. Стать этим мы сможем только тогда, когда дадим всем возможность взять на себя ответственность. Готовы ли мы к этому или продолжим двигаться к теням прошлого, к закрытости и еще большему расколу?" — завершает член IRL, Йоко Алендер.