Государство не должно мешать русской элите

 (752)

Недавно художник Хейнц Валк выступил в СМИ со статьей "Государство должно заботиться о русской элите". Автор озабочен невостребованностью русской интеллигенции в нашей стране. При этом он указал на недопустимость "использования" таких радикалов, как Владимир Лебедев и Димитрий Кленский.

В оригинале смысл заголовка сводится не к заботе о русской элите, автор говорит о необходимости выдвигать ее. Из статьи видно, что государству рекомендуют обзавестись манипулируемой русской элитой. Точь-в-точь копируя послевоенный партийно-советский подход к использованию национальных кадров. Было даже два постановления ЦК КПСС о преимущественном выдвижении именно эстонцев на руководящую работу в Эстонской ССР.

Комплекс "старшего брата"

Оскорбителен сам подход, высокомерный тон, с которым (уверен, что с самыми искренними и благими намерениями) художник Валк подходит к проблеме: "Чтобы интеграция была реальной, власти требуются партнеры. Ими могли бы быть представители русской элиты. Эту элиту эстонское государство могло бы создать, сформировать и выдвинуть".

Кстати, "проклятые" коммунисты эпохи застоя рассуждали о таких деликатных вещах более уважительно, щадя национальные чувства эстонцев.

Налицо и "потемкинские деревни". Г-н Валк цинично пишет о необходимости участия русских в общественной жизни Эстонии: "Представительство не обязательно должно быть пропорциональным общей численности общины, но должно быть достаточным, чтобы возникло ощущение того, что с общиной считаются". И снова, Советы были щедрее — даже в столице до 80-90% кадров парткомов разных уровней (вплоть до Центрального Комитета) и органов советской власти были эстонцы. Хотя их доля не составляла и половины жителей Таллина.

Один из бывших вожаков Народного Фронта Эстонии Хейнц Валк призывает развеять сегодняшний миф о второсортности местных русских. Мол, "надо показать, что и они участвуют в принятии решении, чтобы опровергнуть представление, будто все в государстве решают эстонцы, а исполняют русские". То есть автор не призывает к реальному равноправию, а лишь к его имитации и показухе, да еще в "ощущениях" и "представлениях". Ну, чем не "старший брат"?!

"Радикал" — не ругательство

Так отчего Хейнц Валк презрительно называет, к примеру, меня радикалом? И полагает, что по этой причине я не могу представлять, извините за нескромность, русскую элиту? Которой я, честно говоря, и не вижу вовсе. И почему он берет на себя смелость определять такое, будто это — партийная номенклатурная должность?

Год назад из всех русскоязычных кандидатов в депутаты Рийгикогу, которые не были в списках эстонских партий, мне удалось набрать на парламентских выборах больше всего голосов — более тысячи. Позади меня осталось и абсолютное большинство русских центристов в Таллине. Выходит так: что подходит русскому населению, не устраивает центриста Хейнца Валка.

Что же касается слова "радикал", то в переводе с латыни оно означает "коренной", а в толковом словаре русского языка слово "радикализм" означает "отстаивание и применение коренных, решительных мер в разрешении вопросов теории и практики". Так что ничего негативного тут нет. Наоборот. В наше время синонимом этому слову может быть "смелый".

Но в этом смысле сам Хейнц Валк — радикал из радикалов. На его выступление в эстонской газете читатели откликнулись сотнями комментариев, в большинстве которых героя Народного Фронта Эстонии подвергают критике, считают предателем эстонских идеалов. И все же это не стало основанием для отчисления именитого художника-центриста из эстонской элиты. Даже национал-радикалы до такого не додумались.

Но самое примечательное то, что идеи, предлагаемые самим автором статьи, пронизаны осуждаемым г-ном Валком тем самым "радикализмом" русских политиков. Они, да и я среди них, уже много лет говорят о том же, что теперь твердит сам художник-центрист. Вот и получается, что позволено Юпитеру, не позволено быку.

По-моему, шельмование "радикальностью" объясняется и тем, что это позволяет эстонцам, которые осознают праведность стремления русских к равноправию, смягчить неприятие своими соотечественниками правды о русских Эстонии. Досадно, что компенсацией за это становится честь и достоинство русских "радикалов".

Никакой не миф, а реальность

Автор статьи противоречит сам себе, когда призывает развеять миф о "второсортности" русского населения. Все, о чем он пишет — это как раз признание неприглядного явления. Художник-центрист сам досадует, что русские не представлены в органах власти и в общественно-политической жизни, что их лидерам не дают возможности выступить в СМИ, что создание русскоязычного ЭТВ остается всего лишь проектом, что интеграция симулировалась. Он же критикует террор Языковой инспекции.

При том Хейнцу Валку будто неизвестно также, что по основным социально-экономическим показателям неэстонское население уступает эстонскому в 1,5-2,5 раза! Это вполне устраивает обывателя. И пусть со своеобразной трактовкой, но как факт это признала и проправительственная организация Praxis.

В том и дело, что Хейнц Валк, который, как и вся эстонская элита, включая центристов, не допускал последние 17 лет даже мысли о принципиальном (радикальном?) подходе к искоренению неравноправия неэстонского населения. Последствия дискриминации и проявились год назад в ходе апрельского кризиса.

И коль Хейнц Валк призывает развеять миф о второсортности, то флаг ему в руки! И пусть эстонские политики и партии сокращают неравенство, действуют радикально, если в их политическом танце вокруг Бронзового солдата мешают русские радикальные политики и партии. Если этого не будет, все повторится, как и прежде, через 3-4 года, когда подрастет очередное племя непуганых русскоязычных старшеклассников.

Русские — не плохие, они — другие

Сегодня межэтническое противостояние зашло в тупик. И не потому, что русские не готовы жить по-европейски, а потому, что сама эстонская элита не готова обеспечить в собственной стране для всех не бумажную, а реальную европейскость. Это касается и гражданского равноправия (подчеркиваю: не равенства), и всех сфер жизни — от законотворчества до повседневной жизни.

Было бы так, не надо было бы призывать государство создавать карманную русскую элиту, она сама, естественным образом, включилась бы в построение цивилизованной Эстонии. Тогда со временем перестали бы делить общество по национальному признаку или подменять "русский вопрос" мультикультурностью. А проблемы нацменьшинств (сегодня это — ширма нежелания создать гражданское общество) со временем окажутся в фокусе самих меньшинств.

Но что предлагает Хейнц Валк, который осознает, что жить по-старому нельзя? Увы, полумеры, "косметический" ремонт. Он хочет лояльности русских, признания эстонства (eestlus ja eestimeelsus). Но позвольте, разве сами эстонцы мыслят одинаково? В парламенте мы имеем шесть партий — шесть мировоззренческих групп.

Утверждаю, что абсолютное большинство неэстонцев признает эстонскую независимость и государственность, они согласились с членством Эстонии в Евросоюзе и НАТО. Они уважают эстонский народ, его культуру и язык, историю, признают Зло, сотворенное с Эстонией и не только в XX веке, но — не называя послевоенный период "советской оккупацией". Они уважают страну, в которой живут. И это при том, что Россия для многих — вторая Родина, а Эстония — относится к ним, как мачеха. Не понимая, что русские — не плохие, они — другие.

Нафталином отдает от тезиса Хейнца Валка, будто защитники Солдата на Тынисмяги настроены проимперски, что памятник перестал быть надгробным памятником (а что же он теперь, на Военном кладбище?).

P.S. "Сухой остаток"

Вот и остается в сухом остатке деление людей по национальному признаку: "свои" и "чужие". Это факт, например, две трети неэстонского населения и сегодня не имеют избирательного права на парламентских выборах.

Ибо эстонская сторона в силу национальных предрассудков и страхов не доверяет неэстонцам, "стреножила" русскую интеллигенцию, затыкает рот русским лидерам общественного мнения. Этому есть объяснения. Но нет оправдания той же русофобии и антироссийскости.

Тем более после вступления Эстонии четыре года назад в Евросоюз. Кто этого не признает, тот (под)сознательно подстрекает к межнациональной розни и замедляет развитие нашей общей страны. Ибо в чем прав Хейнц Валк, так в том, что "русские здесь и здесь они останутся".