"Двуязычие фактически существует, его официальное признание укрепит эстонское общество"

 (79)
эксклюзивное интервью
Valeri Tishkov ei saanud Eestisse
Valeri Tishkov ei saanud Eestisse Foto: Igor Teterin

С директором Института этнологии и антропологии имени Н.Н.Миклухо-Маклая РАН академиком Валерием Тишковым интервью в Таллинне у Delfi не получилось. Гостя не впустили в Эстонию. Пришлось переслать вопросы по электронной почте…

Валерий Александрович, история — наука странная, считают некоторые. Иные добавляют, что и не наука вовсе, а что-то такое, что сначала пишут, а потом переписывают — кто как хочет, как кому надо. Что такое история? Когда ей можно доверять, а когда — нет?

История — наука о прошлом, а точнее, о том, как можно восстановить и объяснить прошлые события и явления. Для этого существуют особые методы исторического анализа, проверочные процедуры, умение работать с текстами и артефактами, критически воспринимать свидетельства современников. Другими словами, историк — это профессия, которой учатся пять-шесть лет в вузе, а чтобы стать ученым — еще больше.

Читайте также:

Но история часто используется политикой в интересах оправдания тех или иных событий или их сокрытия. История — это часть национального самосознания, это даже одна из форм самодеятельного увлечения людей-любителей истории. Поэтому так много разных исторических романов, драматических и литературных произведений. На моем сайте есть брошюра ”Новая историческая культура”, и там я пишу подробнее, что есть история и историческая культура.

При вашем участии создана Сеть раннего предупреждения конфликтов? Что это за сеть и, если кратко, как их можно предупреждать?

Это общественная организация, которая была создана мною в 1994 году и продолжает существовать и поныне. Это уникальное сообщество экспертов из России и некоторых стран бывшего СССР. Из Эстонии и Латвии в ней участвовали в разное время Борис Цилевич, Бригита Зепа, Алексей Семенов, Вадим Полещук. Задача — мониторинг межнациональных отношений и раннее предупреждение конфликтов. Можно упомянуть и о наших уникальных ежегодных семинарах в странах и регионах, где есть проблемы межэтнических отношений и даже открытые конфликты (например, Корсика, Ольстер, Шри Ланка, Каталония, Кипр и т.д.).

Ваша работа "Этнология и политика. Научная публицистика". Цитирую: "Главное — это обеспечить этническим русским реальные условия и чувство уверенности, что они полноправные граждане новых государств. Нужно прекратить проецировать на русских сограждан недовольство и пережитые травмы, доставшиеся от прошлого режима и исходившие во многом из бывшего Центра бывшей страны. Следует поделиться властью с представителями нетитульного населения не только на местах, но и в столицах и прекратить насаждать правителей и управленцев по кровному принципу". Ничего этого, например, в Эстонии не случилось. Как вы думаете, почему и к чему это может привести?

Рано или поздно это приведет к тому, о чем я и пишу, чем раньше — тем лучше для страны и для общества. Иначе дети ныне унижаемых подрастут и будут брать реванш за своих родителей.

Еще одна цитата: "Национально-русское двуязычие, в том числе официальное, возможно, один из самых сильных вариантов политики нациестроительства, которую может сегодня предложить большинство постсоветских государств, чтобы избежать среди русских движений ирредентизма (воссоединения с соплеменниками) и межэтнических конфликтов". Почему в таком случае в Балтии, в том числе в Эстонии, такой вариант не предлагают? Выходит, прямо-таки хотят, чтобы межэтнические конфликты тлели?

Сначала было стремление поднять статус и расширить место для эстонского языка и осуществить языковую дерусификацию, которая имела место, хотя и не так сильно, как в других бывших союзных республиках СССР. Эстонский язык сейчас в полном порядке, и ему ничего не угрожает. Многие неэстонцы, особенно молодежь, успешно осваивают эстонский язык, не утрачивая знания русского языка. Двуязычие фактически существует, и его официальное признание только укрепит эстонское общество. Языкового перехода русскоязычных на эстонский не произойдет, ибо русский принадлежит к категории мировых языков, рядом огромный массив русскоязычного населения, с которым давние и выгодные связи, и, наконец, для русских язык — это один из важных компонентов сохранения своей этнической идентичности. Примеров работающего официального двуязычия много: от Финляндии до Канады.

В Эстонии русские, которые поднимают голос в защиту русского языка, школы, прав нацменьшинств, часто заслуживают на госуровне, в эстоноязычной среде прозвания "радикалы". Вы как ученый могли бы назвать их радикалами?

Радикалами или экстремистами обычно называют тех, что выступает против существующего порядка насильственными методами или призывает к насилию. Остальное не есть радикализм, а есть общественные, гражданские действия и политическая борьба — необходимые атрибуты демократических государств.

Сегодня "терминологический справочник" информационной войны пополняется в связи с Украиной. Воюющих жителей Донбасса часто и на Украине, и в Европе, и в США считают сепаратистами. А эстонцы в 91-м году были сепаратистами, когда в августе объявили о государственной независимости, а СССР официально прекратил существование лишь в декабре?

Сепаратизм — широко распространенное явление в странах со сложным составом населения и с наличием проблем с признанием и с поддержкой этнического разнообразия. Наверно, нет ни одной большой страны, где бы не было сепаратистов разного толка. Но помимо сепаратизма мирного и правового характера, есть сепаратизм вооруженного, явочного, беспереговорного типа, который бросает прямой вызов статус-кво и не признает существующее общее пространство. Этот вид вооруженного сепаратизма также распространен в мире (около 40 стран имеют сепаратистские регионы, которые не контролируются центральным правительством). Здесь, как правило, правда оказывается на стороне тех, кто выигрывает вооруженную борьбу, имеет достаточно ресурсов, чтобы задавить сепаратистов или, наоборот, нанести поражение армии национального государства, а также на стороне тех, кто обеспечивает для себя достаточную внутреннюю поддержку населения и внешние симпатии в мире. Здесь единого рецепта в оценке сепаратизма нет.

Можете предсказать в плане межэтнических отношений будущее для русских в Эстонии, для России, Украины?

Нет, не могу, ибо все зависит от самих русских прежде всего, а также от политики государств. Но русский народ был, есть и будет, а в России русские — это не только доминирующее демографическое большинство, но и носители референтной культуры и языка: без русских нет и самой России, как без эстонцев — нет Эстонии.

***

В последней программе "Вести в субботу" на телеканале "Россия" ее ведущий Сергей Брилев поговорил с Валерием Тишковым, в частности, спросив, почему ему отказали во въезде в Эстонию.

Первой возможной причиной академик назвал свои рассуждения о двуязычии, которые не устраивают этническое правительство. Второй причиной — то, что относит себя к людям с умеренными взглядами, а таких больше всего недолюбливают крайние стороны конфликта или разногласий. "Потому, что именно в рассуждениях умеренных кроется истина", — пояснил российский ученый.

В Таллинне он должен был 13 октября провести в Международном медиаклубе "Импрессум"  публичную встречу на тему ”Национальные отношения и конфликты в зеркале политики”. Встреча состоялась в режиме скайп-конференции.