Айболит и Бармалей — кто из них двоих?

 (82)

У каждого врача есть своё маленькое кладбище.
Фольклор пациентов.

Доктор Бармалей

Наши лучшие годы прошли в "совке". Наша молодость совпала с расцветом "совка", который почему-то зовется застоем. Нас до сих пор обвиняют (облыжно, конечно), что мы все тут желаем реставрации "совка" в одной отдельно взятой стране Балтии. Обвиняют, не понимая истинных причин нашей ностальгии.

Однако оглянемся назад. Жить в обществе застоя в целом было достаточно приятно. В нас живут мифы, сказки и песни "Великого Совка": "Широка страна моя родная!", "Нам песня строить и жить помогает!", "Если бы парни всей Земли!", и.д. Наконец, "Я люблю тебя, жизнь, и надеюсь, что это взаимно". Последнее особенно актуально в наши дни.

"Совок" изначально страна сказочная, в ней даже крик больного "Ай, болит!" превращается в самое ласковое, в самое доброе, в самое желанное имя на свете. Добрый доктор Айболит лечит гоголем-моголем и шоколадом, делает небольные уколы. Если надо, то он без оглядки мчится на помощь африканским мартышкам сквозь снег и дождь, преодолевает крутые горы и бушующие моря, приговаривая: "О, если я не дойду, Если в пути пропаду, Что станется с ними, с больными?" Таким был и весь "совок" — любвеобильным, готовым всегда придти на помощь африканским мартышкам ради мира во всем мире.

Сказочный Айболит — суть, воплощение добра и милого совкового авантюризма. На примере Айболита Корней Чуковский учил маленьких читателей справедливости и бережному отношению к человеку. Однако как все добропорядочные медали, Айболит имеет свою оборотную сторону, если хотите, то вторую ипостась — кровожадного разбойника Бармалея. Как ни странно, но Бармалей тоже доктор — санитар общества.

Искусство врачевания

Если спросить рядового врача, на чём основана его работа, то умный врач, скорее всего, промолчит. Неумный докторишка наговорит всякой заумной чуши. Поэтому не стоит пытать врача излишними вопросами, а лучше пораскинуть мозгами самому. В китайской традиционной философии есть мысль, что причин для поддержания жизни необычайно мало, в то время как причин для смерти имеется в избытке.

Работа врача во все времена была основана на его союзе с естественными тенденциями жизни к самоинтеграции, к защите от боли. У врача два природных союзника: воля больного к жизни и средства врачебного искусства. Если врач хорошо умеет использовать и то и другое, то он вправе называть себя врачом по призванию. Таких айболитов в совке называли "врачами от Бога". Штамп, конечно, но много говорящий коллегам и понимающему пациенту.

В штампе отчётливо просматривается приравненная к божественной власть врача над жизнью и смертью пациента. Даже "совок" согласился (до определенного предела, конечно!) с тем, что сам врач придаёт законность своей власти эффективностью витальных внушений (каковы бы они не были) и практических лечебных мер — лекарства, оперативные вмешательства, диеты, и т.п.

В ответ на заботу здоровое общество эффективно вознаграждает своих айболитов и отводит им в своих социальных структурах достойное место. Предел достойности — звание архиатра, т.е. главного врача. В здоровом обществе (in corpore sano) искусство врачевания состоит под сознательным общественным контролем. Здоровое общество постоянно совершенствует искусство держать под контролем власть врачевателя. А если общество нездорово, например, как в Эстонии?

Страна победивших Бармалеев

По всем признакам в эстонской медицине победили архиатры—бармалеи и архиатры—санитары, то есть врачи-разбойники, выполняющие государственный заказ по хронофагии.

Врача Бармалея всегда интересует только больной клиент, потому что санации (предварительному доению с последующей окончательной выбраковкой) подлежит контингент не имеющий или лишенный будущего. Бармалеи, уклонившиеся от контроля за врачебными гонорарами снизу, создали эффективную систему для перманентного доения пациентов, по сути, для вымогательства. На основании договора об оказании врачебных услуг бармалеи умело обеспечивают возможность диктата в вопросах касающихся гонорара. Будем помнить, что договор об оказании услуг в сфере медицины это не совсем то же самое, что договор об оказании услуг, например, в сфере ремонта квартир, или автомобилей. Если реновированный автомобиль без сомнения проходит технический контроль, то "реновированный" пациент частенько оказывается на больничной койке между жизнью и смертью. Недавняя трагическая смерть известного поэта и переводчика тому пример: если на столе не зарезали, то позволили тихо умереть в больничной палате.

Скомпрометировав систему профилактической медицины, как наследие коммунистической системы, врач Бармалей встал на сторону болезни. Он не хочет сопротивляться саморазрушительным глупостям, к которым склонна "болеющая масса". Бармалей не ставит перед собой задачу бороться с причинами болезни — он паразитирует на ней, оказывая "помощь"! Бармалей — коллаборационист, сотрудничающий с болезнью в корыстных целях. Лучшее, что может предложить пациенту доктор-санитар Бармалей это комфортабельное умирание за счёт накоплений, сделанных самим пациентом при относительно здоровой жизни. Нет накоплений, то и предложить нечего.

Бармалей не использует свои врачебные знания против заблуждений больных и власть имущих, но поддерживает их. Он и сам связан с властью, он сам употребляет врачебную власть в корыстных целях. Сообщество бармалеев твёрдо уверилось в том, что есть слишком много людей (Homo sapiens), лечить которых не имеет смысла. Эти homo, по мнению бармалеев, годятся в дело лишь в качестве подопытного материала для генетических исследований, обслуживающих интересы фармацевтических концернов.

Доктор Айболит

А куда подевались доктора—айболиты? Возможно, они не пережили поющих, криминальных, кошерных и прочих революций? Вымерли, как мамонты, впав в вечную мерзлоту капиталистических отношений?

В Эстонии к айболитам всегда относились с рационализмом хуторянина. Айболит как к ночной горшок — когда сильно приспичило (ай, болит!), то предмет первой необходимости, а, когда отпустило, то равнодушно ногой под кровать.

Наши айболиты, как их предшественники в начале XX века, не вписавшиеся в новую систему социальных отношений, не вписались в систему возродившейся капиталистической архиатрии по причине языковой, национальной и социальной непригодности. Однако есть подозрения, что они окончательно не пали духом. Они выжили. Они решили торговать, и не только на барахолке.

Выжившие айболиты торгуют эффектом плацебо (не навреди!), витальными внушениями (я люблю тебя, жизнь!) и зарабатывают на магическом статусе врача (экстрасенсорика и биоэнерготерапия), а иногда даже и врачебного прибора. Последнее особенно паскудно, но se la vie!

Так что жив курилка, жив наш добрый доктор Айболит! Только теперь он освоил различные методы медицинского лохотрона. Он не опасен здоровью пациента, этот ласковый сказочный доктор. Пациент будет ему очень даже благодарен, потому, что у нашего Айболита хватает ума и образования не связываться с роковыми болезнями. Он лишь слегка облегчает кошелёк пациента, не доводя его до финальной санации Он зарабатывает на нашем медицинском невежестве, неправильном образе жизни, нашем легкомыслии и зазнайстве, наконец, на нашей телесной идиотии.

Вернуть медицину айболитов

Что такое хорошая врачебная помощь? Кто является действительным врачевателем? Как отличить врачевателя от санитара? Наконец, в чем различие между настоящим диагностом и патологоанатомом? На эти вопросы по вполне понятным причинам медицина никогда не была способна ответить самостоятельно.

Общественный строй, подобный институциональной сегрегации в Эстонии, способствует возникновению медицины бармалеев. Опасность в том, что разделенное общество не в состоянии эффективно контролировать, прямо скажем, криминальное сообщество санитаров, патологоанатомов и тех, кто оказывает родственникам усопшего ритуальные услуги. Сообщество это прямо заинтересовано в системе, вызывающей болезни.

Удивительно, но члены этого криминального сообщества ведут себя так, словно намеряли себе по три века жизни, словно сами застрахованы от нищеты, болезней и смерти.

Пока не поздно, надо вернуть в медицину принцип оказания врачебной помощи, путем устранения первопричин болезни — общую и частную профилактику заболеваний. Нельзя соглашаться с планами правительства Эстонской Республики переложить большую часть ответственности за медицинскую и социальную помощь на само население (см. 10 целей правительства Андруса Ансипа).

P.S. На вопрос "Айболит и бармалей, кто из них двоих?" сейчас я бы ответил: оба!