Аарне Рубен: За свободой - на баррикады

 (50)
Большие народы и уважают себя больше. Если правительство беспомощно, народ выходит на улицы бузить. Если французу что-то не нравится, его легко расшевелить. Как в анекдоте: один француз – друг семьи, два француза – дуэль, а три француза – Парижская коммуна.

Мы же здесь всё стерпим, развесив уши. Подстрекателей нет. Рабочий человек сам никогда не поднимет бунт, для этого нужен студиозус в красной рубахе или русско-еврейские гимназисты, которые нашептывали бы на ухо рабочему, мол, возьми-ка молот, красный плакат и серп и иди на улицу свергать буржуев.

У нас правительство может отказаться выделять деньги во вторую пенсионную ступень, однако гражданин не смеет прекратить платить налоги. Кое-где раздаются слабые голоса протеста, но протестовавшие соцдемы в конце концов уступят, а граждане усомнятся в своей социальной защищенности. Эстонским мужчинам беспокоиться не о чем: из-за малой продолжительности жизни они, скорее всего, все равно не увидят старости. Но у женщин дела действительно плохи.

При нынешнем обсуждении в правительстве второй пенсионной ступени наиболее компетентным было предложение финансиста Йоакима Хелениуса о том, что государство не должно разрушать вторую пенсионную ступень, к которой только что вынудили присоединиться очень молодых людей. Пусть государство вместо латания своих финансовых дыр возьмет срочный заем из пенсионных фондов – например, выдав гражданам долговые письма, в которых обязуется выплатить деньги в определенный момент в будущем. Когда этот момент настанет, пусть государство возвратит деньги хотя бы за счет внешнего займа.

Главная причина нынешней неразберихи в том, что не понять, какую партию поддерживать. Какая из них имеет наибольший опыт борьбы с кризисом? Это не Партия реформ, ведь всего пару лет назад правительство Ансипа воевало... со Второй мировой войной. Исторические события, красные гвоздики, бронзовые статуи – как-то ребячливо. Именно это вызывает вызывает доброжелательно-критичную усмешку большой исторической культуры в адрес маленьких эстонцев. Неудобная ситуация.

Центристы кажутся более деловыми. Подражая проводившейся Рузвельтом программе выхода из Великой депрессии, они планируют создать в Таллинне более 5000 социальных рабочих мест. Хотя до сих пор это были только обещания, не претворенные в жизнь.

Кроме того, они проводят день свободного общества. Это хорошо, но зачем связывать его с Владимиром Пановым? День свободного общества наше общество может начать отмечать в память о том, что персоналу молодежного центра Старого города удалось освободиться от косноязычной, но верной партии представительницы городской власти, которая была им навязана в качестве директрисы.

Кому народ может доверять в трудную минуту? Большим партиям? Нет, народ еще помнит писателя и баскетболиста Михкеля Тикса и его предложение основать партию Местных Выборов, которая объединила бы избирательные союзы во всех уголках Эстонии. Во времена, когда народ устал от политики больших партий, следовало бы снова внести изменения в закон о местных выборах и разрешить избирательные союзы на выборах в местные самоуправления и в Рийгикогу. Это принесло бы как экономическую, так и политическую пользу.

Таким образом, мы получили бы новое движение, опирающееся на новые силы - вышедшие из среды обманутого народа. В нашем партократическом обществе, где все институты выполняют волю партий, продвижение такого начинания вызовет большие трудности. Но каждое народное движение когда-то начиналось снизу, «с мест», как говорилось раньше, и вместо того, чтобы бить окна и переворачивать полицейские автомобили, как в Латвии, следовало бы делать что-нибудь более конструктивное.

Что можно изменить в деревне, лучше всех знают именно местные жители. А не большая партия, руководимая откуда-то из центра. Звонарь Либле хочет повернуть речку вспять, арендатор мызы не хочет, чтобы молодежь стреляла по окнам бани, а кистеру не нравится, когда детям при крещении дают странные имена, - и каждый из них мог бы создать свой избирательный союз. Вместо того, чтобы посылать туда кого-то из центра, кто ничего не соображает в местных делах, но верен партии и пожертвовал с помощью сомнительных схем в партийную кассу насколько десятков тысяч.