ФОТО │ Работницы закрывающейся ахтмеской фабрики Baltika не согласны с Кассой по безработице: подобного места швее не найти

 (55)
руководство запретило общаться с прессой

Руководство расположенного в Кохтла-Ярве швейного производства Baltika, которое в скором времени, как и таллиннское, будет закрыто, запретило работникам общаться с прессой. Delfi все-таки удалось поговорить с некоторыми из более чем 110 сотрудников ахтмеского предприятия и узнать, согласны ли они с Кассой по безработице, в которой уверены, что найти хорошее рабочее место швее в окрестностях Кохтла-Ярве — совершенно не проблема.

Разговорить швей, которым предстоит увольнение, было сложно

О том, что на прошедшем 18 марта собрании коллектива швейной фабрики Baltika, расположенной в кохтла-ярвеском районе Ахтме, руководство запретило работникам общаться с прессой, нас предупредили заранее. И когда ваш корреспондент прибыл к проходной швейного производства сразу поле завершения рабочего дня 19 марта, то быстро убедился, что сообщение о запрете (или настоятельной рекомендации не говорить с журналистами) было точным.

Читайте также:

Покидающие фабрику женщины, а за полчаса после окончания рабочего дня из ее дверей не вышло ни одного мужчины, в своей массе сразу же и категорически отказывались общаться и многие ссылались именно на запрет. Между тем, некоторые, когда узнавали, что Delfi не собирается выведывать какие-то тайны из жизни предприятия или обсуждать, что могло привести его к печальному концу, а хочет задать вопросы, касающиеся их личного будущего, соглашались.

Тем не менее, почти никто не решился говорить, стоя рядом с родным предприятием, и практически все беседы велись на ходу, а вашему корреспонденту пришлось то отходить от проходной, то бежать обратно к ней.

Примечательно, что все, с кем Delfi попытался завести разговор или пообщался, около полусотни человек, говорили на русском языке без акцента (при том, что в Кохтла-Ярве около 20 процентов жителей — эстонцы). По большей части это женщины, которым за сорок, а в основном — глубоко за сорок. Многие — предпенсионного возраста, молодежи мало, но есть.

Разговоров о закрытии раньше не было

”Решение руководства закрыть производство было очень большой неожиданностью для коллектива. Столько лет просуществовали, и тут такое… Никаких разговоров, что нас могут закрыть, не было…”, — сказала работающая на утюжке Светлана, надеющаяся найти работу по другой специальности, то есть не обязательно на швейном производстве.

Полную внезапность решения подтвердили и другие собеседницы Delfi.

В надежде на досрочную пенсию

На вопрос, как вас зовут, многие отвечали далеко не сразу, и нельзя быть уверенным, что кто-то не решил назвать другое имя. Фамилию не назвал никто. Только одна работница, хоть и далеко не сразу, но согласилась сфотографироваться. С ней же удалось поговорить наиболее подробно.

- Как вас зовут? Сколько вам лет? Кем вы работаете?

- Людмила, 58 лет — до пенсии еще далеко. Работаю швеей.

- Есть у вас уверенность, что удастся найти работу, не хуже, чем эта?

- Нет, конечно.

- Руководитель уездного отделения Кассы по безработицы в интервью ERR сказала, что швеям несложно будет трудоустроиться — в округе достаточно швейных производств, а швеи — востребованные специалисты. Согласны с этим?

- Найти можно, но не с такой зарплатой, как здесь. И вообще условия работы у нас очень хорошие, отношения с руководством — также. Мало где такое бывает.

- Если не удастся найти хорошее место по специальности, готовы ли к тому, чтобы переучиваться, получать новую профессию?

- Уже почти 40 лет швейному делу отдано. Какой там, переучиваться! Надо как-то дотянуть до 60 лет и уйти на досрочную пенсию. Другого выхода не вижу. Очень надеюсь устроиться на какую-нибудь швейную фабрику.

- Что вы шьете? Что можно сказать о квалификации работников?

- Шьем одежду очень высокого уровня, брендовую. Платья, юбки, блузки, пальто, куртки — все. У нас все работники — высококвалифицированные специалисты!

- Какое настроение в коллективе в связи с печальной новостью?

- Подавленное. Я второй день как в тумане хожу. Обидно, что такая фабрика развалилась. То есть очень тяжело не только потому, что без работы остаешься, но и потому, что с замечательным предприятием все так получилось…

- Как себя ведет руководство в этой ситуации?

- С пониманием. Никакого конфликта не возникло. Все — и они, и мы — все понимают.

Среди собеседников Delfi были и те, кто уже достиг пенсионного возраста.

”Мне, к счастью, уже не надо искать работу. Я — пенсионер”, — ответила одна из собеседниц, отказавшись назвать свое имя и отвечать на другие вопросы.

”На другие швейные фабрики точно не пойду”

Есть среди работников фабрики и те, кто не сомневаются в удаче в деле поиска хорошего места.

”Думаю, что смогу трудоустроиться именно швеей. Предприятий действительно много”, — сказала Ольга, женщина среднего возраста.

О том, что у нее все будет хорошо, сказала Delfi и другая сотрудница предприятия, не представившись.

В то же время, уверенные в том, что место найдется, а среди них большинство — работницы помоложе, говорят, что такие хорошие зарплаты, до 800 евро, на местных швейных предприятиях редко бывают.

”Наша фабрика — самая лучшая. И дело не только в зарплатах. Это самая честная по отношению к работникам фабрика. Ни обмана, ни конфликтов… Я бы сказала, что все было идеально. И вот поэтому очень грустно — подобное место швее найти трудно. Я уже на другие швейные фабрики не пойду. Поработала ранее в других местах, и всегда был негативный опыт”, — сказала Галина.

”22 года работаю швеей. Знаю все нюансы этого дела, а сменить профессию было бы очень тяжело, не имея другого образования. Но работать в любом случае где-то надо… Вопрос, конечно, как платить будут”, — отметила Вероника.

Самая молодая собеседница Delfi, не представившись, сообщила, что в случае необходимости будет искать работу в других сферах, пойдет учиться, если надо будет.

”Смотрю вперед с оптимизмом. Все от меня зависит”, — уверена женщина.

Впрочем, разницу в оценке ситуации и собственных перспектив на рабочем рынке швеями разных поколений можно было предсказать, и не общаясь с ними.