Чекистский крюк-2019. Как ФСБ стала главным ”торговцем” и главной политической силой в России

 (3)
Чекистский крюк-2019. Как ФСБ стала главным ”торговцем” и главной политической силой в России
Foto on illustratiivneTASS/SCANPIX

На днях информационное издание ”Росбалт сообщил о победе ФСБ над МВД России в заочном негласном чемпионате страны по вымогательству, пишет Спектр.

У задержанного по делу о коррупции начальника банковского отдела Управления ”К” ФСБ России (это управление занимается борьбой с экономическими преступлениями) полковника Кирилла Черкалина нашли 12 млрд рублей. ”Мы подозреваем, что это деньги были получены за общее покровительство от представителей коммерческих структур, в первую очередь — от руководителей банков”, — сообщил источник ”Росбалта”.

До этого официально зафиксированный рекорд России по коррупции среди силовиков принадлежал ставшему знаменитым на всю страну бывшему сотруднику Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД РФ Дмитрия Захарченко. Он сумел таинственным образом заработать ”всего” 9 млрд рублей. Причем 3 млн евро из этой суммы уже в статусе вещдока исчезли при перевозке в ходе расследования уголовного дела. Что только добавило трагикомичности всей этой истории.

21 мая стало известно, что находящийся под арестом бывший глава Серпуховского района Московской области Александр Шестун написал заявление в главное военное следственное управление Следственного комитета о вымогательстве у него денег руководителем экономического управления ФСБ России Иваном Ткачевым — непосредственным начальником полковника Черкалина. По словам адвоката Шестуна, в этом заявлении указаны ”имена, суммы и места”.
Круг замкнулся. О задержании полковника ФСБ Черкалина, у которого при задержании нашли ”12 ярдов” рублей, сообщает агентство ”Росбалт”, принадлежащее одному из самых известных пришедших во власть вместе с Путиным представителей ”чекистской корпорации” — Виктору Черкесову.

Почти 12 лет назад, 9 октября 2007 года, Черкесов опубликовал в газете ”Коммерсант” свою знаменитую статью ”Нельзя допустить, чтобы воины превратились в торговцев”, где впервые заговорил об опасности для России войны спецслужб. Тогда Черкесов занимал пост руководителя Федеральной службы наркоконтроля, а сама статья была неожиданной для силовиков формой публичной защиты после задержания его высокопоставленных подчиненных. Но в итоге оказалась пророческой и обозначила важнейший процесс, по которому будущие историки смогут адекватно описать одну из ключевых сюжетных линий путинской эпохи: превращение чекистской корпорации в главного экономического и политического актора в стране, а самой России — в заложницу войн спецслужб и причудливых представлений о мироздании наиболее влиятельных членов чекистских кланов.

”Падая в бездну, постсоветское общество уцепилось за этот самый „чекистский” крюк. И повисло на нем. А кому-то хотелось, чтобы оно ударилось о дно и разбилось вдребезги. И те, кто этого ждал, страшно обиделись. И стали возмущаться, говоря о скверных свойствах „чекистского” крюка, на котором удержалось общество…”, — писал Черкесов. — ”И все же мы помогли в конце концов удержать страну от окончательного падения. В этом один из смыслов эпохи Путина, в этом историческая заслуга президента России. И это налагает на наше профессиональное сообщество огромную ответственность, не имеющую ничего общего с кичливым самодовольством”.

Описывая три возможных сценария развития России, Черкесов сосредоточился на втором из них, в котором чекистская корпорация по сути оказывается правящей. Хотя в реальности войны спецслужб шли задолго до этой статьи. А правление выходца из КГБ СССР Владимира Путина практически сразу началось с реванша силовиков и прежде всего чекистов, почувствовавших себя обделенными в ходе приватизации 90-х. Собственно, первым мощным актом чекистского реванша стал разгром ”ЮКОСа”, крупнейшей нефтяной компании страны на тот момент, в 2003 году. После посадок ряда топ-менеджеров ”ЮКОСа”, в том числе ее главного владельца и создателя Михаила Ходорковского, ее активы за бесценок достались компании ”Роснефть”, одному из главных столпов чекистской корпорации и по сей день.
”В этой войне не может быть победителей. Такая война „всех против всех” закончится полным распадом корпорации. Крюк истлеет, окончательно разрушится от внутренней ржавчины. Начнет распадаться вся общественная конструкция. Кто-то скажет: „Мы спасли страну от чекизма!” На самом деле страну не спасут, а погубят”, — делал Черкесов алармистский прогноз, защищая при этом роль чекистов в ”спасении России”.

С тех пор Россия прочно повисла на ”чекистском крюке” вверх тормашками. Силовики напрямую или косвенно контролируют все крупнейшие российские бизнесы. Они уже не просто ”крышуют” их, а, по сути, владеют ими. Их дети используют на полную катушку политическое и бизнес-наследство их отцов, но главным образом их служебное положение. Отпрыски ключевых фигур чекистской корпорации пристроены на ключевые посты в банках, госкорпорациях, министерствах и ведомствах.

Более того, кроме бизнес-повестки, кроме не прекращающегося передела собственности и борьбы за влияние, ведущейся на языке резонансных уголовных дел (в этом ряду и посадки самих высокопоставленных силовиков, и уголовные дела против губернаторов, и ставшее неким новым эталоном чекистского менеджмента дело экс-министра экономического развития Алексея Улюкаева), ФСБ стала как минимум в последние 5 лет и главным органом формирования российской политической повестки.
Именно параноидальные представления части представителей чекистской корпорации о том, что Россия окружена врагами, что ее сила в способности пугать мир и захватывать чужие территории, вмешиваться в дела других государств, управлять собственной страной в режиме нескончаемой спецоперации, легли в основу посткрымской внешней и внутренней политики России.

Заниматься самоцитированием — дурной тон. Тем не менее, в январе 2002 года, еще до дела ”ЮКОСа” и тем более до статьи Черексова, в колонке для газеты ”Известия”, где я тогда работал, ваш покорный слуга писал: ”…К власти приходят лакеи — а спецслужбы, хотя и чувствовали себя хозяевами России со времен опричнины Ивана Грозного, всегда были и будут лакеями. Весь мир для них поделен на своих и врагов, на черное и белое. Для них нет доблести выше, чем услужить непосредственному хозяину. А еще лучше — предугадать его волю. Это принципиально несвободные люди и принципиальные разрушители, но не созидатели. Сейчас лакеи хотят только собственности и денег. Насытившись, они могут начать принимать системные решения. Это самое страшное”.

12 млрд рублей, найденных у полковника ФСБ, который по долгу службы обязан бороться с экономическими преступлениями, попытки вмешиваться в выборы и внешнюю политику других государств, отъем территорий, публичная демонстрация способности посадить федерального министра, крупнейшего американского инвестора в российскую экономику или известного режиссера (Кирилла Серебренникова, к счастью, отпустили из-под домашнего ареста, но дело пока не закрыто) — детали одного паззла.

Чекисты сами разрушают ржавчиной лжи, коррупции, политической неадекватности свой крюк. Но беда в том, что это пока действительно главная, если не единственная скрепа, на которой висит Россия. Когда политикой и бизнесом в стране занимаются организации, функция которых исполнять приказы и охранять порядок, но не созидать и творить, последствия могут оказаться примерно такими, какими их видел 12 лет назад пламенный чекист Виктор Черкесов. С той лишь разницей, что погубят страну сами чекисты, а не те, кому кажется крайне опасным и разрушительным их двадцатилетнее правление Россией, конца которому не видно и который кажется все менее счастливым.