Профессор: столица должна срочно заняться четырьмя районами! Особенно Ласнамяэ

 (66)
Lasnamäe majad
Lasnamäe majadFoto: Martin Dremljuga

Профессор географии населения Тартуского университета Тийт Таммару бьет тревогу: если так пойдет и дальше, то Ласнамяэ, Ыйсмяэ, Мустамяэ и Пельгулинну грозит сегрегация, которая приведет к печальным последствиям. Что же должны городские власти и каждый из нас сделать, чтобы этого избежать?

Выступая недавно на конференции, посвященной проблемам сегрегации (разделение общества — прим.авт. ), профессор Тийт Таммару сказал, что этническая разобщенность в Таллинне выше, чем в других столицах стран Балтии, а общая сегрегация увеличивается значительно быстрее. И в столице есть районы, будущее которых его очень беспокоит. Это Ласнамяэ, Ыйсмяэ, Мустамяэ и Пельгулинн.

Согласно исследованиям, в Ласнамяэ живут преимущественно русскоязычные люди с низким уровнем дохода. И тенденция заселения этого района не меняется, что может, по словам специалистов, привести к печальным последствиям.

Читайте также:

Помогите Ласнамяэ!

При этом новостройки, как оказывается, способствуют сегрегации больше, чем, например, реновация построенных в прежние времена многоквартирных домов. И Тийт Таммару считает, что нужно думать, на чем фокусироваться в будущем: продолжать строить новое жилье и позволять городу расползаться, или модернизировать имеющийся жилой фонд, финансово для многих более доступный. Последний вариант — более быстрый, дешевый и экологичный способ избежать сегрегации.

– Но если квартиры в новых домах могут позволить себе только обеспеченные люди, то как же тогда избежать сегрегации? Цены за квадратный метр перевалили уже за 2000 евро…

– Например, в Хельсинки делают так — в каждом районе часть квартир предназначена именно для тех, кто не относится к самым богатым людям. Люди с разным доходом, разного возраста. И наш город мог бы тоже покупать часть квартир в новых домах и сдавать их в аренду как социальное жилье, почему нет? Это не нарушение правил рынка и не такие уж большие расходы.

Город будет получать с этого доход и в долгосрочной перспективе останется в плюсе. К тому же можно будет избежать сегрегации, и население районов не будет уже таким гомогенным. Дети должны привыкать к тому, что их соседи люди разного достатка. А сейчас для многих бедная семья в доме — это уже конец света.
Эти оценочные суждения, думаю, надо менять. И такими вещами должны заниматься именно власти.

– При этом многие хотят жить именно рядом с богатыми, а не с бедными…

– Действительно, есть районы, например, Нымме или Пирита, где так и есть. А в новых районах разница между слоями населения очень сильно бросается в глаза. Есть районы, которые считаются элитными и престижными. Это никуда не денется.

В Эстонии и вправду не хватает терпимости к другим. Надо с этим что-то делать. Ведь общество настолько сильно, насколько сильно самое слабое его звено. Если мы не будем думать обо всем обществе, о людях, которые находятся в худшей позиции, нежели мы, в итоге все это негативно скажется на всех нас. Напряжение, общественные беспорядки… Намного проще ведь не допускать этого.

Посмотрите на детей: они спокойно общаются и не думают о различиях. А когда дети общаются, то и родителям надо поддерживать разговор — и в итоге это все происходит гораздо легче. Начинается процесс узнавания друг друга, появляются друзья. Думаю, нам надо брать пример с детей (улыбается — ред.).

– Как вы думаете, какие районы столицы в ближайшее время станут наиболее популярными?

– Я очень надеюсь, что это будут горы (mäe — эст. гора, игра слов, у названий трех районов Таллинна такое окончание — прим.авт. ). Спальными районами их язык назвать просто не поворачивается. Я надеюсь, что именно в этих районах и будут импульсы нового развития. 60–70% населения столицы живет все же в них. И я лично хотел бы, чтобы в эти районы пришли более смелые изменения. Эти районы расположены близко к центру города, и самое время начать их, особенно Ласнамяэ, улучшать и приводить в порядок.

– Как?

– Город должен подумать, что можно было бы построить или перенести в этот район, чтобы привести туда людей, которые будут его развивать. Чтобы у района была какая-то важная для города функция. Чтобы пришли новые люди и начали его приводить в порядок, чтобы было как можно меньше эклектики — когда один дом отличается от другого, и даже окна в них все выглядят по-разному. Скоординировать там все. Город должен быть более активным. И именно эти районы — Ласнамяэ, Мустамяэ, Ыйсмяэ, Пельгулинн — должны стать приоритетом, нужно вдохнуть в них снова жизнь. Построить, может быть, новые дома — почему бы и нет? Облагородить их.

А что касается того, что сейчас происходит, то ясно: направление развития сейчас идет в сторону полуострова Копли. И вот что в данном случае интересно: чем богаче человек, тем больше он хочет жить возле моря. Ситуация в Виймси, Пирита, Кесклинн, Копли, Какумяэ, Табасалу это доказывает. Особенно сейчас людей интересует Копли — там много свободной земли.

А я бы больше обратил внимание на Ласнамяэ, Мустамяэ, Ыйсмяэ, Пельгулинн и попытался бы туда перенести интересы инвесторов. Ведь там живет огромное количество людей! Один только Ласнамяэ по населению больше, чем весь Тарту!

Например, в Хельсинки во всех районах есть здание, где располагается библиотека, небольшой кинотеатр, различные возможности для деятельности, кружки по интересам. Я лично бы хотел, чтобы Художественная академия пере-ехала в Ласнамяэ. Чтобы студенты там ходили-бродили, что-то делали. Появились бы новые кафе, как в Каламая. И риск обособиться сейчас есть и у Ыйсмяэ, я тоже за ним слежу.

Престиж или муравейник?

– Ыйсмяэ же когда-то был элитным районом. Что случилось?

– Именно так. Когда он только появился, жить там было весьма престижно. Квартиры там были больше, с лучшей планировкой, паркетный пол, все удобства. Сравнивая с тогдашним Каламая, где в домах были общие кухни, туалеты и только холодная вода, это был шаг вперед. А сейчас Каламая тоже получил все удобства, и престижность Ласнамяэ и Ыйсмяэ несколько упала. Поэтому богатые люди теперь стремятся оттуда переехать.

В Ыйсмяэ есть большой плюс — это пруд, который сам по себе уже магнит для жителей. И еще можно делать больше что-то для детей, для русских и эстонских, чтобы их привлекать, а вместе с ними — и их родителей. Ведь зачастую русский и эстонский детский сад или школа находятся рядом, но между ними забор. И можно придумать для детей какие-то общие занятия, которые бы их объединяли, спортивные дни, представления. Дети привыкают, что рядом совершенно разные люди, и впоследствии могут спокойно общаться со всеми. А это в нашем мире уже ключ к успеху!

– Большинство районов заселены слишком уж густо. Прямо окно в окно. А есть какие-то нормативы по расстоянию между домами?

– Да, дома стали близко находиться друг к другу, но это еще не совсем ужасно. Например, в Южной Азии дома тоже расположены близко, при этом, они еще и высокие. И на нижних этажах практически нет солнца. У нас, к счастью, еще не так.

Да, жители города должны привыкнуть к тому, что соседи рядом. Некоторые здания в Хааберсти, район Таммеыуэ в Виймси и новостройки в Кадриорге возле Русалки — близость домов бросается в глаза. Еще в Рокка-аль-Маре, там, где красные дома, плотность в некоторых местах велика. Раньше пытались полностью застроить землю. Сейчас же стали понимать, что надо оставить вокруг домов свободное пространство. И людям это нравится!

К тому же в последнее время стали строить более высокие дома. В этом плане удивляет район Хаабнеэме недалеко от Пирита — там хорошо бы делать немного по-другому, но нет, строят так же, как в Таллинне. Очень высоко, очень близко, очень много домов.

Немного покритиковал бы я и Кадриорг — там как в муравейнике получилось. Очень близко, но все же нормы не превышены, на грани.

– Почему так происходит?

– На самом деле, город должен диктовать свои условия. У кого, как не у городских властей, есть полное представление о том, как выглядит их город? Понятно, что застройщик, получив землю, хочет максимально использовать каждый ее сантиметр. Но власти могли бы более смело требовать, чтобы общественные интересы и организация транспорта в таком случае должны были бы тоже учтены.

Мне кажется, что в последнее время городские власти тоже стали более смелыми. И город может уже решать вместе с застройщиком не только вопросы по поводу детских площадок, транспорта и открытого пространства, но и социальных квартир в новых домах. И я бы со своей стороны сказал: ”Продолжайте, будьте еще смелее!”

Не хватает интересных идей

– Что вы скажете по поводу новых домов в столице?

– Многие из них — красивые. Например, район Падрику в Пирита, который еще не так густо населен. В Каламая — так и эдак. Ротерманни квартал тоже очень интересный. Я думаю, такие кварталы дадут очень много плюсов любому городу.

Минус таких районов — слишком уж они красивые и чистенькие! И уже становится не так интересно. А если все клинически идеально, то нет ничего, чтобы захватывало дух. Например, в Ласнамяэ есть разные диаметрально противоположные кварталы, что придает району очарование.

– А вам не кажется, что когда строят новые дома, то не хватает идей — новых интересных идей?

– Да. Таллинн — не мировая столица, тут не так много денег. Но когда строят конторы и бюро, например, в Юлемисте есть техногородок, то можно увидеть много интересной архитектуры. При строительстве новых частных домов мне ничего такого любопытного в глаза еще не бросалось. По большей части это просто одинаковые скучные коробки. К сожалению, архитекторы, которые этим занимаются, зачастую находятся под давлением застройщиков. И давление можно было бы снизить, если бы город больше вмешивался.

Актуальные новости от RusDelfi теперь и в Telegram: подписывайтесь и будьте в курсе событий страны и мира.