3. Донбасс как единый организм

Foto: AP / Scanpix

Но в принципе могли бы и не раскапывать, все транзакции в зоне АТО освящены специальным решением украинского правительства. Промышленный Донбасс — это единый организм, разорвать который невозможно. Например, промышленность в этих степях смогла развернуться только после запуска канала Северский Донец — Донбасс, который идет с севера области на юг, преодолевая до Донецка три подъема со специальными насосными станциями, по ходу разветвляясь водоводами.

То есть украинская вода идет сначала через Славянск и Краматорск потом проходит через контролируемые самопровозглашенными республиками места, потом начинает питать южные Волноваху и Мариуполь. Центр компании "Воды Донбасса" по прежнему в Донецке, и в украинском Славянске, например, жесткий дефицит воды, потому что руководство из Донецка не выделяет ему должной квоты из-за многочисленных прорывов канала в зоне боев под "днровской" Горловкой. В Донецке работают фонтаны, а Мариуполь спасается водой из Старокрымского водохранилища и подписывает контракт с американцами на строительство опреснительного завода морской воды.

То же самое можно сказать об электросетях, поставках уникального антрацита на местные теплоэлектростанции и работе железной дороги. Для поставок угля, например, ритмично работает ветка Ясиноватая — Скотоватая, через линию фронта составы везут дизель-электровозы (электрические провода перебиты), и машинисты дают гудки, по которым минометы на время прекращают стрелять. И таких железнодорожных перегонов в зоне АТО пять.

В Луганск электроэнергию поставляет из пригородного городка Счастье местная крупная ТЭС. В Счастье украинская армия, за город шли постоянные бои, а уголь шел туда добытый на шахтах "Краснодонугля" с подконтрольных ЛНР территорий. Одно время, чтобы обойти совсем горячую войну, антрацит завозили в объезд через российскую территорию.