Мугабе сдался: за что торговался диктатор

 (7)
Robert Mugabe
Robert MugabeFoto: ROGAN WARD, Reuters

Президент Зимбабве Роберт Мугабе в ходе переговоров со своими политическими оппонентами согласовал условия своей отставки после 37 лет правления. Он пришел к власти после продолжительной партизанской войны против основавшего страну ”белого правительства”. ”Газета.Ru” рассказывает о том, как Зимбабве прошла путь от самой демократичной страны Африки до диктатуры, глава которой торговался за свой пост, даже находясь в заложниках у военных.

Президент Зимбабве Роберт Мугабе согласился добровольно оформить отречение от должности в ходе переговоров с военными, де-факто лишившими его власти на прошлой неделе. Об этом сообщает источник корреспондента CNN, принимающий участие в переговорах. Срок ультиматума, выдвинутого президенту правящей партией накануне в воскресенье, предполагавший запуск процедуры импичмента, истек без ответа со стороны все еще действующего президента.

Вместо того, чтобы принять ультиматум, выступая с обращением к народу, Мугабе поднял ставки в торге с оппонентами. Он заявил, что собирается присутствовать как председатель на грядущем в декабре конгрессе правящей партии ”Африканский национальный союз Зимбабве — Патриотический фронт” (ЗАНУ-ПФ). При этом буквально за несколько часов до обращения стало известно, что ЗАНУ-ПФ сместила Мугабе с поста лидера партии, выбрав нового главу.

Выступая по телевидению, все еще действующий президент Зимбабве заявил, что осведомлен о критике в свой адрес со стороны ЗАНУ-ПФ, армии и народа, но никак не стал комментировать возможность своей отставки.

Комментируя выступление зимбабвийского диктатора корреспондент CNN обратил внимание, что он несколько раз подчеркнул правомочность действий арестовавших его военных.

По сообщению американского телеканала, Мугабе получил гарантии безопасности для себя и своей жены Грейс. Вся частная собственность его семьи также сохранится в его распоряжении.

Если представленная информация верна, то в ближайшие часы окончится диктатура Мугабе, чья власть идентична истории его страны.

Мугабе построил нынешнюю Зимбабве на обломках, пожалуй, самой экономически успешной страны Африки, Демократической республики Родезии. Человек, которого сейчас западные СМИ называют ”одним из самых безжалостных тиранов современности”, приложил немало усилий для того, чтобы Родезия переставала существовать.

Африка, которую построил Родс

История Зимбабве началась в 1889 году, когда английский предприниматель лорд Сесил Родс по образу Ост-Индской компании основал Британскую Южно-Африканскую компанию. Он получил от британской короны право на управление территорией к северу от реки Лимпопо и основал там две колонии, которые назвал в свою честь — Северная и Южная Родезия. Сейчас они известны миру как Замбия и Зимбабве.

Родс был из тех людей, кого можно назвать ”империалистом” в самом прямом значении этого слова. Лорд Сесил мечтал, чтобы Британия правила миром, чему и посвятил всю свою жизнь.

”Как жаль, что мы не можем добраться до звезд, сияющих над нами в ночном небе! Я бы аннексировал планеты, если б смог: я часто думаю об этом”, — говорил человек, построивший Южную Африку.

Перед своей смертью в 1902 году, Родс был уверен, что Британия установит контроль не только над Африкой, но еще и над Восточной Азией и даже грезил о возвращении США под юрисдикцию британской короны.

После себя лорд Сесил оставил вполне экономически успешную страну, имевшую де-факто статус ”частной колонии”. Главное отличие ”земель Родса” от других южно-африканских колоний заключалось в отсутствии сегрегации.

Черное население Родезии имело в те годы даже больше прав, чем их собратья в США.

Каждый житель Родезии, вне зависимости от цвета кожи, имел возможность беспрепятственно получить образование, заниматься бизнесом и даже политикой. В родезийском парламенте наравне с белыми колонизаторами-европейцами хоть в небольшом количестве, но все же заседали представители черного большинства.

Успешность принципов государственности, заложенных Родсом, не ставили под сомнение и в метрополии. Лондон предоставил Южной Родезии статус самоуправляемой британской колонии в 1922 году. Все это время экономика Родезии и уровень жизни в стране росли, что способствовало притоку мигрантов из более бедных стран. Но идиллия продолжалась недолго — после завершения Второй мировой войны по всему миру начался процесс деколонизации, и Родезию этот процесс не мог не затронуть.

Проблемы белых людей

По ходу долгого и противоречивого распада британской колониальной системы в Африке метрополия требовала от Родезии в обмен на независимость проведения конституционной реформы и передачи власть черному большинству. Поэтому в отличие от других стран континента самоуправляемая колония не спешила принять ”подарок” метрополии. Родезийцы наблюдали за своими соседями, где вслед за обретением суверенитета, устанавливались диктаторские режимы, сопровождавшиеся репрессиями в отношении бывших ”белых угнетателей”.

Не желающих покориться новому мировому порядку родезийцев возглавил ветеран войны Ян Дуглас Смит. Его партия ”Родезийский фронт” победила на выборах в парламент в 1962 году, что позволило Смиту спустя два года возглавить правительство страны. Смит отказался принимать навязываемую Лондоном конституционную реформу, считая, что она приведет к хаосу.

Вместо этого Смит провел референдум, на котором 90% избирателей при явке более 60% проголосовали за то, что объявить о своей независимости от Великобритании.

В 1965 году Смит объявил о создании независимого государства Родезия, которое, как и результаты референдума, мир никогда не признает.

Во многом это решение стало для Родезии роковым. В том же году в стране начался многолетний внутренний конфликт, вошедший в историю как Война в Южной Родезии или ”война в буше”. Конфликт по сути представлял собой противостояние правительственных сил с партизанскими вооруженными группировками коренных африканцев, пропагандировавших коммунистические идеи.

Первое время для правительства Родезии борьба с партизанами хотя и была неприятной, не требовала большого количества усилий и ресурсов. Но, как известно, беда не приходит одна.

Уже в конце 1966 года по инициативе оскорбленной Великобритании Совбез ООН принял резолюцию о введении санкций против Родезии, на фоне которых нынешние антироссийские санкции кажутся совсем невинными.

ООН запретила всем странам-членам импортировать в самопровозглашенную республику любые товары. Санкции поддержали не только США и Европа, но также СССР и Китай. Фактически Родезия поддерживала контакты лишь с некоторыми африканскими странами, испытывавшими в тот момент схожие проблемы в общении с мировым сообществом.

Правительству Смита удалось успешную реализовать политику импортозамещения, которая даже привела к экономическому росту. Но с годами поддерживать благополучие становилось все сложнее. В странах-экономических партнерах Родезии к власти стали приходить режимы, отказывавшиеся поддерживать контакты со ”страной белых расистов”.

Чем хуже в Родезии были дела с экономикой, тем активнее себя вели вооруженные группировки коренных жителей. Международная изоляция и численный перевес повстанцев не оставлял правительственным войскам шансов.

Коммунизм по-черному

Главными противниками правительства Смита стали две партизанских коммунистических организации, которые, разумеется, поддерживались сильнейшими социалистическими режимами того времени. Первая — ЗАПУ (”Союз африканского народа Зимбабве”), возглавлялась Джошуа Нкомо и получала поддержку от СССР. Вторая — ЗАНУ (”Африканский национальный союз Зимбабве”) возникла в результате раскола в ЗАПУ.

Новая фракция, спонсируемая Пекином, была еще более радикальной, и именно в ней свою политическую карьеру начал простой сельский учитель Роберт Мугабе.

Обе организации выбрали в качестве метода борьбы терроризм. Их теракты уносили жизни тысяч мирных граждан. Правительство отвечало партизанам соответствующей жестокостью, провоцируя тем самым укрепление мировых представлений о ”кровавом режиме Родезии”.

Со временем стало очевидно, что у партизанов больше шансов пережить затяжной конфликт. В начале 70-х Смит решился пойти на компромисс. Он начал искать среди лидеров черного восстания потенциальных союзников и преуспел — антикоммунистически настроенные лидеры черного большинства приняли сторону правительства.

В ответ на действия Смита в 1975 году ЗАНУ и ЗАПУ объединились вновь, сформировав альянс ”Патриотический фронт”. Закрыв глаза на внутренние противоречия, партизаны продолжили свою борьбу с новыми силами. Более того, их поддержка извне больше не ограничивалась Китаем и СССР. Родезийские незаконные вооруженные формирования по мере возможности спонсировали новоявленные диктатуры континента, помогая ”черным братьям” бороться с ”кровавым режимом белых”.

ООН до диктатуры доведет

Смит понимал, что находясь в международной изоляции Родезия не выиграет эту войну. В 1979 году в надежде вернуть поддержку мирового сообщества он организовал досрочные парламентские выборы, до которых были допущены все партии, кроме коммунистических. Но мир был непреклонен.

Еще до того, как выборы состоялись, Совбез ООН принял резолюцию, в которой утверждалось, что ”так называемые выборы не отражают истинной воли народа Родезии”.

В итоге на выборах победила партия ”Объединенный африканский национальный конгресс”, боровшаяся под руководством священника Абеля Музоревы за власть черного большинства. Страна даже была переименована из Родезии в Зимбабве-Родезию. Казалось, что конфликт остался позади.

Но уже через несколько дней после выборов Совбез принимает резолюцию №448, в которой решительно осуждаются ”все попытки и маневры незаконного режима, включая так называемые выборы в апреле 1979 года”. В конце 1979 года в Лондоне прошла Ланкастерхаузская конференция с участием Мугабе и Нкомо, по результатам которой стороны решили ликвидировать Зимбабве-Родезию и провести в стране новые выборы с участием коммунистических сил.

На новых выборах победила партия ЗАНУ-ПФ во главе с Мугабе, что стало началом 37-летнего правления зимбабвийского диктатора.

Впрочем, та победа была не безоговорочной — ”Родезийский фронт” Смита даже тогда смог получить чуть более 1/5 всех голосов. Первое время бывший премьер даже пытался вести политическую деятельность, выступая в качестве лидера оппозиции правительству Мугабе. Но уже в 1985 году Мугабе решил отменить в стране политическую конкуренцию, установив в Зимбабве однопартийную систему.

Нищие миллиардеры

За 37 лет на посту президента Мугабе неоднократно обвиняли в коррупции, расизме и нарушении прав человека. В 2000 году он начал в Зимбабве кампанию, цель которой заключалась в изгнании из страны потомков колонизаторов, которые продолжали контролировать экономику государства и владели большей частью плодородных земель. В ходе реализации этого решения белых изгоняли с ферм, в том числе и насильственными методами.

На фоне проведения кампании по изгнанию из страны белых фермеров в стране ускорилась инфляция. Уже в 2001 году инфляция, которая началась еще в 1980-х годах, стала ускоряться все быстрее, пока в июле 2008 года национальная валюта не обесценилась более чем на 230 млн процентов.

При Мугабе многие скромные зимбабвийцы стали миллиардерами, оставаясь при этом за гранью бедности и не в состоянии платить за что-либо.

Из-за колоссальной инфляции деньги обесценились до такой степени, что вместо обоев в своих домах люди клеили купюры — так дешевле. Даже базовые продукты, такие как хлеб, чистая вода часто стоили миллионы зимбабвийских долларов.

”Правление Мугабе закончилось экономическим коллапсом, невозможностью и нежеланием из него выбираться”, — подводит итог президентства зимбабвийского лидера российский африканист и специалист по Южной Африке Александр Даневич.

Спусковым крючком для восстания против режима, по словам эксперта, стала жена 93-летнего диктатора.

Грейс Мугабе вышла замуж за президента Зимбабве в 1996 году и вскоре после этого приобрела прозвище ”Гуччи Грейс” за свою расточительность. Так, например, в 2003 году она потратила $120 тыс. на небольшой шопинг в Париже. По данным зимбабвийской газеты Independent, на аренду жилья в ЮАР, на родине Грейс, у семьи Мугабе уходит по $15 тыс. в месяц.

”Военные взяли на себя инициативу, когда поняли, что велика вероятность передачи власти супруге Мугабе. Это никого не устраивало, эта женщина, мягко говоря, не вписывалась ни по своему поведению, ни по своим заявлениям”, — говорит Даневич.

”Людей это все, конечно, достало. В стране прошли радостные манифестации, карнавалы, все очень рады тому, что он уходит. 37 лет видеть одно и то же лицо — это тяжелая судьба для некоторых, даже для многих из них”, — отмечает Даневич.

Китай передает привет

Собеседник ”Газеты.Ru” выразил предположение, что первый вице-президент Зимбабве Эммерсон Мнангагва, которого называют наиболее вероятным преемником Мугабе, сможет изменить ситуацию в стране в лучшую сторону. ”Это тоже уже не молодой человек, ему за 70. Он, скажем, больше сторонник демократических перемен. Но о каких-то прогнозах можно будет говорить, когда уже будет собрано координационное правительство или объявят срок следующих выборов”, — отметил он.

По мнению собеседника ”Газеты.Ru”, свой вклад в развитие ситуации в Зимбабве мог оказать Китай. ”Это колоссальная китайская финансовая помощь. Они вложили туда космические совершенно деньги, и эти вложения так просто на волю случая не оставят. Скорее всего будет давление по дипломатической линии”, — предположил он.

По словам Даневича, в экспертном поле активно обсуждается вероятность того, что

переворот в Зимбабве мог быть согласован с Китаем во время визита в Пекин главы Генштаба Зимбабве генерала Константино Чивенга.

Визит состоялся за неделю до мятежа, Чивенга встречался с главой Генштаба КНР Ли Цзоченом.

Как объяснил эксперт, именно с этой встречей многие связывают события в Зимбабве. Вместе с тем, в китайском МИД заявили, что Пекин не был заранее осведомлен о переворота, и визит зимбабвийского генерала проходил в условиях обычного военного обмена, который происходит между странами.

Даневич считает, что переворот в стране никак не повлияет на отношения России и Зимбабве. ”Те договоренности, которые были заключены ранее, будут соблюдаться, поэтому будем надеяться, что все будет в порядке. В основном, это экспортно-импортный обмен и проект по участию российских компаний в разработке платиновых месторождений. Это все тянется примерно с 2013 года, с момента визита Мугабе в Москву. И остается надеется, что эти отношения будут поддержаны”, — сказал он.