"Это — их страна, просто они говорят на другом языке": чем новое поколение русских в Эстонии не похоже на своих родителей

 (67)
"Это — их страна, просто они говорят на другом языке": чем новое поколение русских в Эстонии не похоже на своих родителей
Photo by Marko Vilberg

Айвар Камал — студент, работает в Союзе молодежных объединений и занимается развитием внешних связей. А еще Айвар попал на стажировку в Министерство образования и науки и будет заниматься международным сотрудничеством в данной сфере. Айвар окончил русскую школу с языковым погружением и до поступления в университет в малой степени соприкасался в эстоноязычным обществом. Как ему удается строить карьеру? И почему русская молодежь в Эстонии не похожа на русских в России?

Расскажи об организации, в которой сейчас работаешь. Чем вы занимаетесь?

Мы долго думали, как будем по-русски называться, решили, что Союз молодежных объединений Эстонии. На самом деле у нас несколько сфер деятельности, но основная — работа с молодежными организациями, мы помогаем им в развитии, организовываем различного рода тренинги, вовлекаем их в процесс принятия решений — то есть, если есть какие-то законопроекты или акции, которые требуют мнения молодежи, мы привлекаем организации, которые могли бы быть в данном случае полезны. Еще одна сфера нашей деятельности — молодежные советы, которые мы стараемся создать в практически каждом самоуправлении Эстонии. Они помогают реальному совету учитывать мнение и потребности молодежи. Еще у нас есть отдельная сфера адвокации: у нас спрашивают мнение по определенным молодежным вопросам, например, как должна развиваться молодежная сфера в ближайшее время. И последнее направление, которым мы занимаемся — проектная деятельность. Так, мы работаем с русскоязычной молодежью, начиная с развития гибких навыков — например, тайм-менеджмент, и заканчивая какими-то проектами на международном уровне, например создание руководств по оценке навыков молодежных работников.

Читайте также:

Много ли у вас в организации русскоговорящей молодежи?

У нас всего восемь человек работников, два молодежных делегата и пять волонтеров (выбираются на полгода). То есть в общем, 15 человек. Из постоянных работников нас двое говорит на русском. Член правления у нас из Силламяэ, то есть, она полностью русскоязычная, а я второй, 25 процентов, получается. А вот волонтеры у нас все эстонцы. У нас также есть общественные организации, с которыми мы сотрудничаем, среди них есть несколько, которые работают только с русскоязычной молодежью, но их всего 4-5. У остальных, в принципе, может быть отдельная ветка, которая работает с русскоговорящими, например, общество дебатов. Но в основном, в этих организациях все-таки присутствуют эстоноязычные ребята.
А к какой категории ты относишь себя? Ты больше русский или эстонец?
Генетический тест не проводил, сколько процентов какой национальности – не знаю, не знаю, поэтому с этим сложно. А по ощущениям, я думаю, что отнес бы себя к русскоязычным. Я не совсем эстонец, а скорее близок к понятию "эстонский русский". Вроде бы и не русский, так как перенял традиции эстонцев. Но не до конца. Хотя, с другой стороны, я общаюсь с россиянами и понимаю, что на многие вещи мы смотрим по-другому. Поэтому я чувствую, что я где-то между этими двумя национальностями нахожусь.

А закончил ты русскую школу, правильно?

Да, но с языковым погружением. По сути, в любой гимназии 60 процентов предметов должно быть на эстонском языке, но у нас было их больше. Тем не менее, со мной учились только русские дети, эстоноговорящих среди нас не было. Поэтому школа в народе считалась русской, хоть мы и много учились на эстонском. Вектор у нашей школы был такой: на русском были физика, химия, математика — то есть достаточно сложные предметы. А все остальные дисциплины, такие как биология, география, даже физкультура и музыка, были на эстонском. Поэтому частично благодаря школе сейчас мой эстонский находится на достаточно высоком уровне — иначе я не смог бы общаться на работе.

Как ты считаешь, знакома ли русскоговорящая молодежь Эстонии с российским культурным контекстом?

Они с этим контекстом знакомятся, но довольно посредственно. В школьной программе литературы довольно мало — у нас было всего два урока в неделю. За это время просто невозможно познакомиться с тем пластом литературы, который существует. Мы не изучаем произведения глубоко, особенно, монументальные. Ведь мы и российских автором должны прочитать, и что-то из эстонской литературы посмотреть, прибавьте к этому международную литературу — в том числе американскую и азиатскую. И глубоко что-то разобрать просто невозможно — представьте, у нас на "Войну и Мир" ушло всего два урока, это смешно. Поэтому в целом, у нас представление о русской культуре есть, но более менее глубоко она не рассматривается. Мне кажется, что с современной русской литературой нас вообще практически не знакомят, то есть, непонятно, что происходит сейчас в России. Так что если говорить о ребятах, которые напрямую с ней не связаны, у которых просто родители разговаривают на русском, то они в принципе не знакомы с российской культурной средой. Это мое личное мнение, но я замечаю, что все-таки они ближе к Эстонии, понимают больше в эстонском культурном пространстве, чем в русском.

Если попросить такого человека прочитать наизусть стихотворение Лидии Койдулы или Анны Ахматовой, что он выберет?

Наверное, все-таки Ахматову прочитают, потому что русские стихотворения наизусть все-таки учатся. Так что прочитать Пушкина или Лермонтова на родном языке будет для них проще. Это если эстонского школьника поставить перед таким выбором, он прочитает Койдулу. А мы с эстонской литературой тоже очень поверхностно знакомились. На самом деле, это проблема того, что мы должны охватить необъятное. Хоть эстонская литература и сравнительно не такая объемная, как русская, например, она тоже требует времени на изучение. А когда у нас один или два урока в неделю, все, что вы успеваете выучить — это какой автор какое произведение написал.

Какой у тебя круг общения? Общаешься больше с русскими, эстонцами, или чаще это смешанные компании?

У меня круг общения менялся с годами. В школе это были только русскоязычные ребята, потом я пошел в университет на английскую программу, поэтому у меня очень смешанный круг общения получился. Причем у нас учится около 6 ребят из Эстонии и только примерно 3 из них русские эстонцы. Так что получилось, что я больше общался с иностранцами из разных уголков мира, например, из Нигерии, Украины. Потом я пошел работать и мой круг общения стал более эстоноязычным, потому что все работники — эстонцы, мероприятия проводятся на эстонском, на них, соответственно, приходят эстоноговорящие. Бывает такое, что приходят и русские ребята, но они все равно говорят на эстонском.

Как бы ты описал отношения между полами? Знакомятся ли русские парни с эстонскими девушками (и наоборот)?

Знакомятся! Я сейчас с ходу не смогу привести конкретный пример, но ответ — да, однозначно. Причем вероятность познакомиться в возрасте 16-17 лет очень маленькая, если у них нет общих интересов, например, общая тренировка или хобби. А когда становятся немного старше — 20-22 года, вероятность сильно увеличивается, потому что начинается учеба в университете или профтехе. Еще один вариант — если они вместе ходят на практику или даже на работу. В принципе, мы достаточно лояльны друг к другу, у нас нет предубеждений, которые бы передавались из поколения в поколение. Люди стараются жить по новым принципам, поэтому им гораздо проще знакомиться друг с другом. У некоторых может быть даже чисто прагматическая цель — выучить эстонский язык, и отношения могут складываться уже на этой почве. В процентах не скажу, не знаю статистики, но это — не редкость.

У тебя есть гражданство? Если да, то сдавал ли ты экзамен?

Да, гражданство у меня есть, но его историю я очень плохо знаю. Я получил его по натурализации, кажется, в 2005 году, в соответствии с частью 4 статьи 13 Закона о гражданстве. Я по этому параграфу я и получил паспорт. Поэтому я ничего не сдавал, но, если бы даже мне пришлось, я бы сдал без проблем даже без подготовки. У меня есть знакомая, она сдавала два года назад, как школу закончила. У нее не было никаких проблем, эстонский был уже сдан, так что пришлось только тест на знание конституции сдавать — около 24 очень базовых вопросов, из серии "с какого возраста можно стать президентом?" и так далее. То есть если ты живешь в Эстонии долгое время и знаешь язык — нет никакой проблемы в том, чтобы получить гражданство.

Как ты считаешь, то, что процент русскоговорящих в эстонской политике слишком мал — проблема? Нужно ли что-то менять?

Да, все говорят об этом, что русскоговорящих очень мало, и я скорее соглашусь, потому что доверяю мнению экспертов, хотя сам не проверял. В принципе, если зайти на сайт любого министерства, можно понять, что это правда. Мне кажется, у нас был такой период времени, когда было достаточно враждебное отношение — это еще с 90-х идет, потом все начало налаживаться, потом в 2007 году случились известные события. Сейчас же отношения опять восстанавливаются и мне кажется, по этой причине не только идет отторжение к госслужбе у русскоязычных, но и возникает предубеждение против них у эстоноязычных. Я знаю, что даже проводились эксперименты, когда эстоноязычным рекрутерам на работу давался список, где были русские имя и фамилия (хотя человек родился и получил образование в Эстонии) и эстонские. В таком случае лучше реагировали на человека с эстонским именем и фамилией. Лично мне кажется, что люди еще не готовы, они не понимают, что эстонские русские — это не те люди, которые когда-то давно приехали к ним и были чужими. Это — те, кто родился и всю жизнь живет в Эстонии, им некуда больше деваться. Это — их страна, они просто говорят на другом языке, родном для них. И вот этот стереотип нужно ломать. Может быть, стоит проводить акции, встречи, на которых бы показывалось, что в принципе, мы ничем не отличаемся. Мы ходим в тот же самый магазин, едим ту же самую еду и также понимаем происходящее в нашей стране. Сейчас это понимание формируется, но очень медленно. Либо мы этот процесс должны как-то форсировать, помогать ему, либо пустить все на самотек — тогда это займет очень много времени. Это — как проблема людей с серым паспортом — можно решить ее естественным путем, просто подождать лет 80, и они сами исчезнут по понятным причинам, либо мы более логичный подход выберем.

Расскажи, как ты попал на стажировку в министерство?

На самом деле, это было довольно просто. Я подал заявку в рамках программы практики, организованной Фондом интеграции и буквально за один день и получил положительный ответ. Лично я даже CV не отправлял, просто написал очень короткое подобие мотивационного письма, где рассказал о своем опыте и познаниях в данной сфере, своих личных качествах и почему я хочу пройти стажировку. В общей сложности его написание заняло у меня около 20 минут.

Кстати, если вы заинтересовались работой в госсекторе, то вам стоит наблюдать за этой группой на Facebook и сайтом. Также есть варианты отдельных практик у каждого министерства. В том числе, имеются специальные программы, такие как эта.