Вадим Казаченко — на летящем коне

 (2)
Вадим Казаченко — на летящем коне
Infopress

Если в нашем доме звучали песни Вадима Казаченко, значит, был праздник. Молодые родители и их друзья лихо отплясывали под "Белую метелицу", хором подпевали "Догорает свеча, последняя свеча…". И уж, конечно, не обходились родительские тусовки без незабвенной "Больно мне, больно"…

Ворвавшись на эстраду в начале 90-х, его песни о любви стали бешено популярными. А сам Вадим Казаченко — молодой красавец в синих шароварах и белых перчатках — для многих стал символом целой музыкальной эпохи. Но и сейчас, двадцать лет спустя, он на коне. Певец не сдает своих позиций и радует публику новыми творениями, хотя и на сегодняшних концертах Казаченко звучат его старые песни, напоминающие кому-то первую любовь…

Музыка настигла и в военном училище

13 июля 1963 года в Полтаве в семье детских врачей-стоматологов родился мальчик. Судьбу популярного эстрадного певца ему никто не пророчил. Вадим, как и все, ходил в школу, серьезно занимался плаванием. Музыкой увлекся только лет в тринадцать — начал осваивать гитару.

"Я тогда пытался научиться играть на гитаре, чтобы исполнять песни во дворе. Хотел обратить на себя внимание, — вспоминает сегодня артист. — В 14 лет я стал играть в школьном ВИА и с тех пор с музыкой не расстаюсь, хотя родители мое занятие не одобряли. Под их влиянием мне пришлось пересилить себя и поступить в военное училище, этим я очень удивил своих однокашников. Но как только подал туда заявление, в семье прекратились споры по поводу меня. Родные перестали дискутировать насчет того, когда же я стану человеком. Дома воцарился мир…".

Но музыка настигла будущую звезду и в военном училище. На курсанта Казаченко "навесили" общественную работу, назначили командиром отделения, присвоили звание младшего сержанта, избрали комсоргом взвода, а потом и батарейным и дивизионным запевалой. А привело все это к тому, что замполит дивизиона, прочтя личное дело Вадима Казаченко, поручил ему организовать в училище музыкальный ансамбль.

"Замполит спросил: товарищ младший сержант, в вашем деле написано, что вы в городском ДК на танцах пели? Я признался: было такое. На что он сказал: у нас на первом курсе нет самодеятельности, а через полтора месяца традиционный предновогодний смотр, должен быть ансамбль. Тогда ведь в учебном заведении все должно было быть — спортсмены, художники, музыканты. Естественно, их находили среди своих же ребят. Вот так через две недели в нашем военном училище был создан вокально-инструментальный ансамбль. Но меня эта ситуация немножко злила. Я не люблю, когда меня что-то заставляют делать, даже если это дело мне по душе. И я подумал: ладно, я вам устрою… Основу репертуара нашей группы "Окно в мир" составляли песни групп "Машина времени", "Воскресение", иностранные хиты, перепетые на русском языке. Я думал, что за такое мне быстренько дадут по шапке и закроют все это дело, а я спокойно буду жить дальше. Однако произошло наоборот. Закончилось все тем, что через год я стал писать рапорты. Однажды на наше выступление зашли музыканты из военного оркестра. У них была своя группа, они предложили мне помузицировать с ними. Привело это к гастролям по Полтавской области на втором курсе. Стало ясно, что совместить учебу и музыку невозможно. Но за мной следила кафедра физподготовки: я выступал за училище по плаванию, офицерскому многоборью.

Начальник кафедры — товарищ моего отчима — не замедлил сообщить моим родителям. Для них это стало неприятным сюрпризом, они тут же примчались, стали вправлять мне мозги, а я уперся — ухожу из училища и все тут. Напряженную ситуацию спасла служба в армии", — рассказывает певец.

"Угол зрения" жизни

После армии жизнь сама расставила все по местам. Казаченко стал солистом полтавской группы "Угол зрения", созданной музыкантами местной группы "Интервал" и Вячеславом Янко.

Янко убедил музыкантов "Интервала", что нужно играть не всем уже известные песни, а что-то свое, показал наброски, молодежь обалдела. Но возникла проблема с вокалистом — его не нашлось. Однако в один воскресный день курсанта Казаченко отпустили в увольнение, и он зашел на репетицию новой группы, в которой играли его приятели. Вячеслав попросил его спеть одну из песен. После исполнения не осталось сомнений, кто должен стать вокалистом. Но Вадим на полгода уходил в армию. Было решено, что пока будущая звезда служит, "Угол зрения" запишет все инструментальные партии на полтавском радио. За помощью обратились к уже знаменитому на весь Союз звукорежиссеру Леониду Сорокину (к тому времени он записал с группой "Фестиваль" музыку к кинофильму "Д’Артаньян и три мушкетера"). У музыкантов уже был опыт работы в его студии — в конце 70-х ансамбль "Интервал" записал три песни и пьесу из кинофильма "Блеф" для участия в первом всесоюзном конкурсе молодых исполнителей "Золотой камертон". По возвращению Казаченко из армии, в ноябре 1982 года, быстро записали вокал. Полтава расхватала альбом в момент! Город буквально стоял на ушах, а "Угол зрения" готовился к своему первому концерту.

В родном городе музыканты стали настоящими звездами, но руководство областного и городского управлений культуры совсем не одобряло деятельность группы, хотя на конкурсе в Комсомольске-на-Днепре председатель жюри сказал, что "Угол зрения" исполняет музыку 21-го века. Однако официального места коллективу не присудили, а вернувшись домой, музыканты столкнулись с проблемами и испытали на себе весь маразм чиновничьей идеологической машины.

Два больших концерта группы были запланированы на декабрь 1983 года, но наступили андроповские времена, в стране началась борьба с рок-музыкой. На первый концерт пришло все руководство "полтавской культуры", второй концерт они запретили. Причиной стала песня "Жирные карандаши" на стихи Осипа Мандельштама, с творчеством которого тамошние чиновники были, видимо, плохо знакомы. Вячеслава Янко уволили из Дома культуры, остальным участникам группы, в том числе и Казаченко, которые тогда учились в Полтавском педагогическом институте, пригрозили исключением из вуза. "Углу" запретили участвовать в каких бы то ни было культурно-массовых мероприятиях, коллектив выгнали из ДК "Облмежколхозстроя", где он базировался. Но музыкантов приютили в ДК железнодорожников, директор А.Суботин и худрук Галина Ковалева разрешили репетировать.

Умер Андропов, и борьба с роком понемногу сошла на нет. "Угол зрения" начал играть на танцах, ездил в Крым в составе ДКовской культбригады. В марте 1985 года умер Черненко, началась горбачевская перестройка, Галине Ковалевой предложили должность худрука в полтавском парке культуры и отдыха "Победа", его директора женщина попросила взять на работу и "Угол зрения".

Но работа на танцах удовлетворения не приносила, хотелось собственных концертов. В августе 1985 года музыканты дают последний концерт, после которого решают: пора пробиваться на большую сцену. Свои студийные фонограммы они передают в Москву, поэту Валерию Сауткину (известному по сотрудничеству с группой "Круиз"). Друзья думали рвануть и на Ямал (поступило оттуда предложение), но раздался звонок из столицы, голос известного московского администратора Градова сказал, что прослушал записи, они ему понравились, предложил срочно выезжать в Москву — выступать в программе варьете гостиничного комплекса "Измайлово".

Благослови на дальний путь…

Так, ровно 25 лет назад, осенью 1985 года, Вадим Казаченко приехал покорять Москву. Его с товарищами приняли на работу в Курскую областную филармонию, а в трудовой книжке появилась запись "артист вокально-инструментального ансамбля".

Казаченко работал и в Амурской краевой филармонии и в Барнаульской областной филармонии, но масштабный успех принесло сотрудничество с группой "Фристайл", начавшееся еще в Полтаве, откуда родом все участники этого коллектива.

"Мой приятель Анатолий Розанов попросил меня записать демо вокальных партий нескольких песен, я их исполнил и уехал работать в Москву. Через месяц он попросил записать еще три песни. В феврале 1989-го студия "Звук" выпустила первый альбом московской группы "Фристайл", которая проживала в Полтаве, но один-то из ее солистов жил и работал в Москве, в ресторане "Измайлово", — улыбается Вадим.

Зазвучавшие из каждой форточки песни "Прощай навеки, последняя любовь…", "Белая акация", "Метелица" стали визитной карточкой "Фристайла" и принесли группе небывалый успех. Вадим Казаченко стал кумиром. А вскоре началась гастрольная жизнь…

Лихие 90-е

Спустя два года, в 1992-м, Казаченко начал сольную карьеру, не менее успешную. С ним работали популярные композиторы и авторы стихов, его альбомы расходились огромными тиражами, в день бывало по два-три концерта, а на гастролях он мог быть 300 дней в году, при этом мало какая популярная телепередача обходилась без его участия. В середине 90-х Вадим Казаченко стал одним из самых гастролирующих и востребованных артистов российской эстрады. Да и сегодня вопреки продюсерам, которые мечтают, чтобы Казаченко перестал гастролировать и петь свои песни, певец собирает полные залы.

90-е артист помнит как самый бурный период в своей творческой биографии, но и как очень тяжелый: "Союз развалился, развалился налаженный быт людей, на глазах падал их социальный уровень — из-за жуткой инфляции зарплаты просто исчезали. Я месяцами не вылезал с гастролей, а когда приезжал в Москву, понимал, что я, как и мои сограждане, все это время проработал бесплатно. Те рубли, которые люди приносили в кассы концертных залов, к моменту выдачи мне гонорара обесценивались. Но было нечто большее, это до сих пор и хранится в памяти моей, моей публики. Теплота общения со зрительным залом, хорошие эмоции — вот чем дороги те годы".

90-е были богаты и криминальными разборками, в одну из них угодил Вадим Казаченко. Концертный директор, с которым певец к тому времени расстался, пытался травить его бандитами. У директора была "крыша", он отстегивал деньги, а без дохода, который приносил Казаченко, не мог продолжать делать это. Конфликт пытался решить сам артист, ездил на встречи с авторитетами, боролся за свою самостоятельность.

Летом 1997-го эта тема была исчерпана, и Вадим уехал на гастроли в Германию. Осенью тур там повторил, в тот период ему нужно было быть подальше от Москвы. А весной 1998 года поехал на очередные гастроли в Америку, привез оттуда новые компьютеры, концертную одежду. Началась работа над новым альбомом "Ночные дожди", но в августе в России случился дефолт. Пластинку все-таки выпустить удалось, свет она увидела в 1999 году. Ну а потом, как говорит Вадим, образовалась рабочая яма. Хотя это случилось не только из-за финансового кризиса. Еще в 1996-1997 гг. он рассчитывал на помощь тех, кто мог ему обеспечить постоянный доступ к медиа, но в ответ услышал лишь слова поддержки.
"Не могу ничего плохого сказать про этих людей, — без лукавства говорит артист, — но учитывая то, что я несколько лет подряд шел им навстречу (выступал на не совсем подходящих для меня площадках, отрабатывал концерты с высокой температурой, выручал своим выступлением, когда на чьи-то концерты не раскупались билеты и т.д.), я все-таки ожидал реальной помощи".

Силламяэский шарфик на память

Но пауза была не совсем паузой, гастрольную деятельность певец не прекращал, продолжал выезжать с концертами в города России и других стран. В июне 2002 года Вадим Казаченко давал концерт в Силламяэ на праздновании 45-летия города. Это было единственное выступление певца в Эстонии, силламяэсцы долго не отпускали звезду со сцены.

В тот год я окончила школу, и выступление в родном городе певца моего детства стало для меня знаковым событием. Сейчас у меня появилась возможность лично сказать Вадиму Геннадиевичу спасибо и за тот концерт, и за его песни, от которых веет теплом моих детских лет.

"Концерт в Силламяэ я вспоминаю с радостью. Сине-желтый шарфик с юбилейной цифрой "45", подаренный в вашем городе, хранится у меня до сих пор, — в ответ на мою благодарность кивает Казаченко. — А мы с музыкантами еще и финал чемпионата мира по футболу тогда в ваших краях посмотрели (улыбается). Мы жили в отеле на берегу моря, местечко называется Тойла, если не ошибаюсь. У вас такие ухоженные места, дороги очень хорошие, даже проселочные, великолепный воздух и кругом — полное спокойствие. Все это мне напомнило Германию, где я довольно много выступал. Мне вообще нравится европейский уклад жизни, размеренный, уютный. В отличие от московского с его суматохой, толчей, шумом, гамом, сиренами, он позволяет чувствовать себя более уверенно и умиротворенно".

Это судьба!

Новые песни Вадима Казаченко стали появляться в эфире радиостанций осенью 2005 года. Первой стала песня Александра Киреева на стихи Ирины Семячкиной "Никто, кроме тебя", а известный режиссер-клипмейкер Ирина Миронова сняла на эту композицию видеоклип.

В октябре 2007-го вышел новый альбом "Два берега одной судьбы". В этой пластинке из 13-ти композиций нет ни одного ремикса или ремейка старых хитов певца, что кардинально отличает ее от новых альбомов других исполнителей, популярных в 90-х. Песни для альбома написаны и спродюсированы современными авторами и продюсерами, среди которых: Ким Брейтбург, Виктор Дробыш, Александр Киреев, Герман Витке, Николай Черненко и др. Сейчас окончена работа над всеми песнями уже следующей пластинки Вадима Казаченко, которая ждет своего выхода.

Но артист Вадим Казаченко сегодняшний — полная заслуга Ирины Аманти, нынешней супруги певца. Ирина и Вадим познакомились в Америке, она жила там, организовывала гастроли, имела свой успешный бизнес, была замужем за миллионером, но настоящего счастья так и не было. Весной 2005 года, после почти десятилетнего знакомства, оба поняли, что им суждено быть вместе. Ирина переехала в Москву, занялась координацией творческой деятельности Вадима.

"До появления в моей жизни Ирины, я позволял себе подольше лежать на диване, иногда выезжая куда-то с концертами, — смеется артист. — Ирина же явилась катализатором моего творчества последних лет. Хотя я полгода пытался отговорить ее от этого, боялся стать обузой. Но она стояла на своем, и благодаря ей меня опять стали приглашать на телевидение, появился новый музыкальный материал. Ира нашла композиторов Сергея Ревтова, который для нового альбома написал песни "Шел тихо дождь", "Белое вино луны", "Ты со мной была", Наталью Топчий (она пишет музыку к песням, которые исполняют, например, Ирина Аллегрова, Александр Малинин, Таисия Повалий). Но самое главное — Ирине нужно поймать за шиворот певца Вадима Казаченко и усадить его слушать весь этот материал (улыбается)".

Пять лет Ирина Аманти работает концертным директора певца, в непростые для него годы она была ему поддержкой — помогала справиться с болезнями, с плохим настроением, выслушивала наболевшее. Теперь благодаря Ирине, как в творческой, так и в повседневной жизни артиста царит полная гармония.

Казаченко — суперстар!

Несколько лет назад Вадим Казаченко участвовал в передаче "Большая стирка", съемки шли в Киеве, выпуск был посвящен Андрею Данилко, карьера которого как раз и начиналась с пародий на Казаченко. Гости говорили в адрес Андрея много хороших слов, но удивлялись, почему же он, чей образ проводницы Верки Сердючки имеет огромную популярность, в жизни ведет себя так скромно. Данилко указывал на Вадима со словами "я всегда брал пример с него". И все же, несмотря на природную скромность, Вадим Казаченко давно заслужил звание суперзвезды, которое недавно смог подтвердить на глазах многомиллионной аудитории.

Осенью 2008 года певец был приглашен в телепроект канала НТВ "Суперстар". Там он выступал за сборную России "Команда мечты", которая стала победителем. Участием в этом шоу Казаченко не только смог упрочить свой звездный статус, но и предстал перед многими своими поклонниками в необычных амплуа.

Кому-то Казаченко понравился в роли физрука в дуэте с группой "Фабрика", другие не ожидали увидеть певца в образе Бубы из Одессы, третьи теперь только в исполнении Вадима слушают песню "Давай попробуем вернуть" (первым исполнителем которой стал Аркадий Хоралов, он же написал к ней музыку) или "Я устал" — композицию "Shocking Blue", русскую версию которой исполнила группа "Quest Pistols". Некоторые из этих творческих экспериментов заняли свое место в нынешних сольных программах Казаченко.

Параллельно с записью "Суперстара" певец колесил по России. "Многое на съемочной площадке приходилось делать экспромтом, только куплеты Бубы минут пятнадцать отрепетировали с балетом и хореографом, — признается он. — Но, несмотря на то, что я разрывался между гастролями и телевидением, я признателен авторам программы за то, что пригласили меня участвовать в ней. "Суперстар" показал, что ветераны сцены (улыбается) своей боевой формы не утратили. Лично мне было очень приятно работать в этом проекте с артистами, входящими в золотой фонд нашей эстрады, — Людмилой Сенчиной, Ренатом Ибрагимовым. Хотя понять руководителей других телевизионных передач можно, им нужно продвигать артистов, работающих на их каналах. И зачем им Казаченко, который будет отнимать внимание публики? (Улыбается). Но меня такая ситуация ничуть не обижает, я же не начинающий артист, который жаждет славы и признания. Те, кто знают и помнят Вадима Казаченко, находят его новые песни и приходят на концерты. За что моим почитателям огромное спасибо!".

С молотка!

Идея продавать через телевидение личные вещи знаменитостей не нова. Но такие программы продолжают пользоваться успехом и как лакмусовая бумажка проявляют, насколько высока популярность того или иного артиста.

Недавно в таком телеаукционе попросили поучаствовать и Вадима Казаченко. Певец принес галстук-бабочку, сшитую в 1993 году специально для своего участия в одной из новогодних программ центрального телевидения, концертную сорочку и вышитую гладью картину, над которой трудилась мама артиста Галина Васильевна.

Через несколько минут после того, как объявили о старте аукциона, от бессчетного количества звонков в редакции программы вышли из строя все телефонные линии.

Телевизионщики говорили, что такого на их памяти еще не было. А дозвонившиеся счастливчики отдали за бабочку две тысячи рублей, за рубашку с плеча Казаченко — больше тридцати, за вышитую картину — семь.

"Вся съемочная группа была просто в шоке. Так что жить и работать мне можно совершенно спокойно", — смеется певец.

Хочешь пообщаться с Вадимом Казаченко, заходи в Интернет

Бывают в жизни артиста недели очень насыщенные: до позднего вечера терзают журналисты, запланированы деловые встречи, съемки, радиоэфиры. Но Казаченко находит время и на общение со своими почитателями в Интернете. Да-да, на форуме своего сайта (kazachenko.ru), "В контакте", на "Фэйсбуке" и в "Одноклассниках" отвечает сам Вадим Казаченко! Однако певец оставляет за собой право общаться не со всеми.

Дом, семья, авто и Габи

До 1997 года популярный артист жил в съемной однокомнатной квартире у станции метро "Семеновская". Квартира на Ленинском проспекте уже была приобретена, но он не спешил обживать ее. В конце 90-х у Вадима часто гостила его дочь Марианна, живущая в Германии, в Мюнхене. Папа и дочь ходили по магазинам, покупали вещи для новой квартиры.

Сейчас Марианне 25 лет, она учится в Мюнхенском университете им. Людвига Максимилиана. Сначала девушка училась на юрфаке, но была не уверена, что сделала правильный выбор, вместе с подругой занималась эстрадным проектом. Вадим уверял дочь, что эстрада эстрадой, но образование получать необходимо. Весной этого года Марианна восстановилась в университете, но на другом факультете, связанном с управлением в сфере бизнеса. А в июне вышла замуж.

"Мы с Ириной были в Чикаго, а в это время моя дочь "без шума и пыли" пошла под венец. Вообще это мне напоминает меня в ее годы. Я тоже преподносил подобные сюрпризы и родителям, и всем окружающим, — посмеивается Вадим. — Когда мы вернулись из Америки, молодые уехали в путешествие, потом у меня был гастрольный тур, так что с зятем-бизнесменом мне только предстоит познакомиться (улыбается)".

Мама артиста с 1996 года живет в Подмосковье, в деревне Ивантеевка. Уже больше десяти лет она увлекается вышивкой и участвует в различных выставках, поет в местном хоре "Сударушка". Отчим певца Виталий Петрович остался жить в Полтаве.

Вместе с любимой женщиной Ириной Аманти в жизни артиста появилась и домашняя любимица — комнатная собачка Габриэлла тибетской породы лхасский апсо. Как говорит Вадим, в ее глазах с грустинкой видится целая гамма чувств. 29 октября Габи исполнилось 14 лет, но она полна сил и энергии. С Вадимом и Ириной их питомец везде путешествует, даже на гастроли ездит.

Автомобиль — давняя страсть певца. Вадим Казаченко — водитель с 25-летним стажем, на собственном авто проехал пол Европы. Даже движение по дорогам Москвы с километровыми пробками, сиренами и мигалками его не пугает. Артист ко всему этому относится философски. "Спокойствие, только спокойствие", — твердит он, находясь за рулем на московских дорогах.

Вопреки границам

Не зря говорят: музыка границ не знает. Свою карьеру певца Вадим Казаченко начинал в Советском Союзе, теперь на его территории — много разных государств, но в каждом из них, а еще в Америке, Германии, Финляндии, Швеции и других странах помнят его, продолжают любить его песни, ждут новых композиций. Через наше издание певец еще раз благодарит все своих поклонников: "Мне бы хотелось, чтобы все разделяющие нас границы исчезли.

Ведь многие сложности в нашей жизни создают политики, а мы на простом человеческом уровне гораздо быстрее договариваемся, потому что ценности у нас одинаковые — семья, дом, дети, близкие люди. Благополучия вам, крепкого здоровья! Спасибо, что не забываете меня. Я продолжаю петь свои песни для всех, кого они согревают".