Шахматная партия в глухой оппозиции

 (34)

Мы привыкли гордиться успехами наших спортсменов, мы одинаково болеем за Кристину Шмигун и Андруса Веэрпалу, и у самых далеких от спорта людей хоть на миг, да промелькнет чувство гордости за золото Герда Кантера. С шахматами все сложнее — не настолько это зрелищно, да и не каждому понятно.

Может, поэтому и не сыплется на наших выдающихся шахматистов золотой дождь государственных и муниципальных премий. А между тем, в шахматах нам есть чем гордиться: в апреле наша соотечественница, тогда еще 16-летняя жительница Кохтла-Ярве, Валентина Голубенко первой среди эстонских шахматисток выполнила заключительную норму международного гроссмейстера среди женщин. На чемпионате Европы среди женщин Валентина заняла 16-е место среди 150 участниц, завоевав право на участие в чемпионате мира.

Что за красивым фасадом?

Мэрия Кохтла-Ярве на радостях устроила в честь юной шахматистки торжественный прием, о котором не менее радостно написали некоторые русские газеты. И все бы хорошо, только есть одна небольшая проблема, о которой в этот раз предпочли не вспоминать. Оказывается, гордостью эстонских шахмат Валентину признают далеко не все. Особенно далек от этой мысли глава Эстонской Шахматной Федерации (ЭШФ) Хендрик Ольде, который борется с семьей Голубенко с 2003 года, если не дольше. Формально проблема заключается в том, что у родителей Вали российское гражданство, а по эстонскому Закону о спорте Эстонию на международных соревнованиях могут представлять только граждане этой страны. О том, что происходит в эстонских шахматах на самом деле, и о многом другом мы и побеседовали с семейством Голубенко.

У любого, кто попытался бы составить мнение об этой семье по материалам эстонской прессы, неоднократно цитировавшей мнение г-на Ольде, сложилось бы о ней впечатление, как о несколько неадекватной и не желающей идти на компромисс из чистого упрямства. И действительно, в чем проблема? Казалось бы, логично взять гражданство страны, где ты живешь, соблюсти формальные требования, и тут-то оно все и решится как по мановению волшебной палочки. Однако сама Валя высказывается на этот счет достаточно скептически: "У меня вся жизнь связана с Россией, у меня там родственники живут. И потом, кто сказал, что после того, как я получу эстонское гражданство, у меня проблем не будет?" Ее мама и тренер Анастасия добавляет: "Мы сильно привязаны к России, у меня мать в Волгограде, случись что, конечно, я поеду туда, у меня есть долг перед родителями, а Валя пока целиком зависит от нас, не разрывать же нам семью!"

"Мы хотим играть в шахматы, а не судиться!"

Валерий (отец Вали): По уставу ФИДЕ, право представлять какую-либо страну получает любой спортсмен, проживший в этой стране не менее года. А местная федерация считает, что Закон о спорте для нас главнее, чем закон международной федерации. При другом руководстве у нас не было проблем с федерацией, а переизбрание г-на Ольде зависит от всех клубов, которые заняли выжидательную позицию. Дело в том, что с двумя клубами уже расправились: сперва из ЭШФ выгнали клуб из Локса, а потом клуб "Диагональ", правда, потом мы восстановились через суд. Все знают: если кто-то что-то скажет, их просто выгонят.

Реально в Эстонии работает клубов 15 из 45, остальные — мертвые души для голосования в федерации. Они всплывают на общем собрании, не присутствуя на нем: у одного члена правления может быть 20 доверенностей от клубов. Вот и принимаются соответствующие решения. Проблема в том, что у нас силы не бесконечны — постоянно обращаться в суд; мы хотим в шахматы играть, а не судиться. Нам говорят, что мы ужиться не можем, у нас с федерацией четыре дела в суде, а вы поспрашивайте здесь у местных игроков, в регионе — как к нам относятся. (Вспоминая всех тех людей, имеющих отношение к шахматам, через которых я пыталась связаться с семьей Голубенко, могу подтвердить: ничего худого о них я действительно не слышала — О.Л.).

А.Г.: Сейчас в Хорватии будет чемпионат Европы, у нас в двух возрастах не заявлена ни одна участница, их просто нет. А Валю не пустят: потому что лучше никто, чем она.

Если бы она представляла Эстонию, организаторы оплатили бы ей расходы, связанные с участием, а так все приходится оплачивать нам. ЭШФ в любом случае никаких расходов не понесла бы.

В.Г.: Валя-то все равно на этот чемпионат поедет, потому что у нас уже есть связи и нас пускают в обход федерации. Они же понимают, что это сильная шахматистка.

О.Л.: А что зарубежные коллеги говорят?

ТОП

А.Г.: Поддерживают. Иначе бы нас никуда не пускали.

В.Г.: А ЭШФ раньше на соответствующие запросы из ФИДЕ не отвечала, не появлялась на конгрессах (за что, в общем-то, полагается исключение, если эти пропуски систематичны). Им не нравится, что им задают вопросы о том, что здесь происходит. А теперь им захотелось проводить олимпиаду, и они вынуждены отвечать на письма из ФИДЕ. Особенно после того, как в июле к ФИДЕ обратилось трое родителей, детям которых не дают играть.

После триумфа

Чуть опоздавшая на встречу Валя молчит. Кажется, будто ее все эти нависшие над ней проблемы нисколько не волнуют. Гораздо больше переживают ее родители. Мы говорим об апрельском триумфе на чемпионате в Дрездене и о том, как отреагировали на него представители ЭШФ.

А.Г.: После Дрездена и выполнения международной гроссмейстерской нормы Ольде не стал говорить об успехах эстонских шахмат, он понес что-то о том, будто Валя играла незаконно и с ней еще разберутся. Потом вообще перешел на личности и стал обсуждать с ведущим, как мы с мужем оказались в Эстонии для того, чтобы порочить эстонское государство. А когда ведущий спросил, можно ли поговорить с самой Валей Голубенко, Ольде заявил: "Даже не пытайтесь! Родители ее скрывают, не дают с ней разговаривать". А еще якобы в Дрездене Валя отказалась разговаривать с другой эстонской шахматисткой Моникой Цыгановой.

Запись этого интервью с Хендриком Ольде на Vikerraadio, связанного с тем, что после победы Валю поздравил российский посол, мне удалось прослушать полчаса спустя, после чего отпало всякое желание просить у этого человека какие-либо комментарии. В самом деле, трудно верить представителю ЭШФ, утверждающему, что Валя Голубенко — человек абсолютно неконтактный, когда этот "неконтактный" человек стоит рядом и беззлобно смеется.

"Мне все равно"

О.Л.: А вы, Валя, как относитесь к тому, что вокруг вас творится такая кутерьма?

Валя: Я как-то не обращаю на все это внимания. В 2003-м, когда все это начиналось, я так активно не играла, а сейчас мне все равно.

В.Г.: Мы на это обращали внимание четыре года назад, а потом поняли, что самое главное — это проблемы шахмат, стиля игры, туда и надо бросать все силы. После этого у нас произошел скачок, больше стало получаться. Мы ведь и не мнили себя великими правозащитниками…

А.Г.: Когда нас стали прижимать, мы не хотели во все это ввязываться, мы просто стали писать письма (президенту ЭР, канцлеру юстиции, в Министерство культуры, Центр информации по правам человека, ЭОК, ФИДЕ — прим. О.Л.), мы искали кого-то, кто смог бы нам помочь, а нас за это исключили из федерации! Нам пришлось бороться. За все это время мы не получили ни копейки денег от государственных структур, хотя на момент исключения наш клуб "Диагональ" был одним из ведущих в Эстонии.

В.Г.: А теперь мы ездим на турниры без участия ЭШФ, напрямую, просто изучаем турнирный календарь, а там нас уже знают. Вот, вскоре едем в Хорватию на чемпионат Европы, а потом и на чемпионат мира.

О.Л.: А сколько всего у вас турниров в год бывает?

Валя: Шесть-семь, но уже серьезного уровня. Каждый из них обходится семье в копеечку, а спонсоров для шахматистки найти не так просто. Надежды на смену руководства в местной федерации, которое упрямо держится за статью закона, работающую против популяризации эстонского спорта, не осталось. А гражданство по-прежнему остается камнем преткновения.

О.Л.: Вы не надеетесь когда-нибудь получить гражданство за заслуги перед Эстонией?

Валя: Честно говоря, никогда не задумывалась о гражданстве. Оно автоматически стало российским. Шахматист берет доску, расставляет фигуры и не думает о гражданстве.

Кто-то теряет, а кто-то находит…

О.Л.: А что вы вообще планируете дальше делать?

Валя: Мне еще два года в школе учиться, а когда я ее закончу, в Эстонии я вряд ли буду куда-то поступать.

О.Л. То есть вы собираетесь уехать?

Валя: Ну да, здесь я вряд ли останусь.

О.Л. А федерации других стран, в которых вы выступали, не приглашали вас к себе?

Валя (помедлив ): Мы сейчас переходим в Хорватскую шахматную федерацию по их приглашению. Это решенный вопрос, документы поданы, и это должно произойти в ближайшем будущем.

О.Л.: То есть все очки, которые вы заработаете на турнирах, пойдут Хорватии?

Валя: Ну да.

О.Л.: А местная федерация уже оповещена о вашем решении?

А.Г.: Она и не должна быть оповещена. Валя просто часто в Хорватии играет.

О.Л. А друзья ваши что говорят? Вы как-то это с ними обсуждаете или это в принципе за кадром?

Валя: Года два назад мы об этом говорили, но у нас с друзьями одинаково отрицательное мнение насчет политики, что тут обсуждать? Мы чаще о шахматах разговариваем, чем об этих проблемах.

О.Л. А кроме шахмат, есть у вас какие-то увлечения?

В.Г.: Она не скажет, но она давно меня перегнала по части компьютеров, хоть я и кандидат наук.

Валя: Просто у меня это получается, хотя особенно я этим не занималась. И еще я второй год хожу на аэробику.

О.Л. Как бы вы охарактеризовали себя как личность, какие качества в вас преобладают?

Валя (подумав): Я спокойная и целеустремленная. Дружелюбная.

О.Л.: А вы склонны идти на компромиссы или будете идти до конца из принципа?

Валя: Трудно сказать, у меня не было таких ситуаций.

О.Л.: А как же все эти скандальные истории с ЭШФ?

Валя: Ну, сколько мне было, когда все это началось? Мне же было тогда 12 лет!

А.Г.: Она просто верила, что все образуется, родители что-то делали…

О.Л.: А верили?

Валя: Да, конечно.

О.Л.: А когда вы разуверились, когда вы решили, что все, точно ухожу, не буду иметь ничего общего с этой федерацией?

Валя: Наверное, когда стала активно играть. Пошли успехи, но если федерации я не нужна, то…

После уютного чаепития "неконтактная" семья Голубенко желает мне ангела-хранителя в дорогу, и я отправляюсь в путь со смешанными чувствами. Только дома я узнаю о том, что переход Вали в Хорватскую шахматную федерацию был сегодня, наконец, завершен. А это значит, что с конца марта она сможет представлять эту страну в турнирах под эгидой ФИДЕ. С чем мы и поздравляем и семью Голубенко, и Хорватскую федерацию, которой Валя, даст бог, принесет не одну победу, и ЭШФ, которой удалось избавиться от своей самой перспективной шахматистки. Валя при этом из Кохтла-Ярве никуда не денется, город по-прежнему может гордиться ее достижениями. Она не обещает превратить его в Нью-Васюки, она просто упорно работает, зарабатывая виртуальные очки и для города, и для ее родного клуба "Диагональ".