Путь к спасению лежит через хутор Вихмари

 (9)

Примерно в двадцати километрах от Раквере находится хутор Вихмари, место, где обретают надежду на новую жизнь.

Реабилитационный центр для наркоманов "Путь к спасению" был основан в декабре 1998 года. За семь лет через него прошло уже восемьдесят семь человек. Здание попало к новым владельцам не в лучшем состоянии: окна забиты фанерой, комнаты холодные и тесные. Сейчас хутор практически не узнать. Новые жильцы преобразили его: расширили, пристроили веранду, баню, сделали старый дом пригодным для новой жизни.

Методика освобождения от наркотической зависимости, применяемая в Вихмари, базируется на разработанной в США программе "Двенадцать шагов". Несмотря на то, что по статистике с наркотиками получается порвать навсегда всего восьми людям из ста, "Двенадцать шагов" считаются наиболее эффективным методом. Суть его заключается в том, что люди, пытающиеся освободиться от зависимости, фиксируют свои мысли, чувства, желания на бумаге и через рефлексию учатся признавать свои ошибки. У каждого из обитателей хутора своя непростая история.


"Наркотики — эта болезнь, и сила воли здесь ни при чем".

Александр здесь уже почти год. Когда я приехала, он был дежурным. Высокий, симпатичный парень. Общительный. Его путь сюда начался десять лет назад."Употреблять наркотики я начал в 13 лет, — рассказывает Александр. — Сначала трава, фен, экстази. Потом попробовал героин и практически сразу попал в зависимость. Появились долги, пришлось уехать в Ирландию на заработки. Там работал три месяца, все заработанные деньги ушли на наркотики. Когда снова вернулся в Таллинн, не было ни денег, ни работы. Ничего не было. Восемь месяцев жил на улице, получил судимость, разрыв легкого, гепатит… Наркотики — это болезнь, и сила воли здесь ни при чем. Нельзя просто захотеть и бросить. Все намного сложнее".

На хуторе Александр уже не в первый раз. Сначала попал сюда по настоянию матери, продержался всего пять дней. Сейчас живет здесь уже почти год. "Потом хочу вернуться в Таллинн, — делится своими планами молодой человек. — Сейчас я понимаю, что десять лет из жизни просто вычеркнуты. Нет друзей, нет работы, все нужно начинать с нуля. С матерью отношения налаживать нужно… долги отдавать. Хочу занятся чем-нибудь нестандартным. Вот сейчас мы ездим по школам, рассказываем ребятам про свою жизнь. В будущем я тоже хочу продолжить вести эти лекции как хобби. Сюда тоже буду приезжать, конечно. Хотя сейчас я живу сегодняшним днем. Сегодня я чист — и только это важно".


"Сначала показалось, что это какая-то секта"

Виктор в Вихмари только четыре месяца. Рассказывая свою историю, редко смотрит в глаза, будто стесняется. "В первый раз мы с друзьями попробовали наркотики в четырнадцать лет. Сначала амфетамин, потом ЛСД, экстази. Пять лет назад уехал в Швецию с девушкой. Там скоро оказался на улице, потом в тюрьму попал, началась депрессия. Ничего не хотелось, вообще ничего. В сентябре приехал в Эстонию лечиться. Два месяца был на метадоновой программе. Встретил приятеля, с которым когда-то вместе наркотики принимали, и он рассказал про это место. Он так и не решился сюда приехать, а вот я здесь".

Новые условия жизни Виктор сначала встретил настороженно. "Сначала показалось, что здесь какая-то секта. Вопросы какие-то про бога и все такое… Но я провел здесь четыре месяца и уже заметил в себе изменения. Мне нравится эта атмосфера дружелюбия, здесь всех объединяет одна цель. Здесь своя "семья", где всегда поймут и помогут".

После завершения курса реабилитации возвращаться в Таллинн Виктор не хочет. Там слишком многое напоминает о прошлом, с которым он пытается порвать. Парень хочет освоить такую профессию, которая позволяла бы ему помогать попавшим в тяжелое положение людям. "Для того чтобы действительно захотеть освободиться от наркозависимости, надо достичь самого дна. Только оттуда, когда ниже только цинковая коробка, можно карабкаться наверх", — без жалости к себе говорит он.


"Без работы они бы тут не выжили"

На хуторе Вихмари два воспитателя. Мне довелось пообщаться с Сергеем Михайловичем. "Михалыч", как называют его сами ребята, закаленный жизнью военный, с твердым характером, немного резкий. Это человек, который сразу внушает уважение. Он работает здесь практически с самого начала.

ТОП

"У них весь день распланирован, — говорит он о своих подопечных. — Это им и потом поможет, когда уйдут отсюда. Каждое утро начинается с пробежки, работают. У нас здесь кролики, куры. Ремонт сами делают, веранду построили, дом расширили. Без работы они тут не выжили бы. С родителями общаются в основном по телефону, видятся дважды в год. На дни рождения тоже, конечно, навещают"


"Я рад, что столкнулся с этим"

Саша, хозяйничающий на кухне, здесь тоже четвертый месяц. Ведет себя уже достаточно свободно, часто улыбается. "Началось все в школе, сначала траву курили, потом колеса, фен. Захотелось денег, занялся поставкой наркотиков. В руках оказался героин. Попробовал. Через два месяца подсел. Ни разу не был судим, но это просто повезло", — вспоминает он.

Сашины родители приложили много сил, чтобы вытащить сына из пропасти. Сначала водили к местным психотерапевтам, а год назад отвезли в клинику Маршака в Москву. Там тоже работает программа "Двенадцать шагов", но курс длится всего 29 дней. Саша вышел из клиники и тут же в Москве снова укололся. Снова лег в клинику. Прошел еще один курс реабилитации, вернулся в Эстонию и здесь еще почти год принимал наркотики. На хуторе под Раквере Саша тоже побывал уже трижды. В первый раз продержался неделю, во второй — десять дней. Но перемены в себе ощутил только с третьей попытки, когда сумел прожить без наркотиков несколько месяцев. "Через месяц чистоты меняется восприятие. На время потребления наркотиков чувства как будто замораживаются. Учусь чувствовать заново", — терапия научила Сашу точно описывать свои ощущения.

"На самом деле, я рад, что столкнулся с наркотиками, приобрел опыт. Теперь я знаю, что это такое, — говорит он. — Когда выйду отсюда, хочу семью создать. Вообще много неисполненных желаний. Сюда буду приезжать, конечно. Буду поддерживать тех, кто здесь живет. Кто сделает это лучше, чем тот, кто сам прошел через то же?" Меня пригласили к столу попробовать приготовленный Сашей суп. "Если много — не стесняйся, скажи. К нам родители приезжали, так они удивились, как мы столько едим!" Ребята быстро опустошали глубокие тарелки. Как они сами говорили воспитателю Михалычу: сколько употребляли наркотики, столько и не ели. За время пребывания на хуторе кто-то набрал двадцать, кто-то тридцать килограммов. Причем избыточным весом здесь никто не страдает.


"Здесь легче оставаться чистым…"

Дима здесь новенький, и это заметно. Рассказывая, смотрит в пол, очень худой, говорит тихо, неохотно, не вдаваясь в подробности. Первый раз попробовать наркотики его заставило мальчишеское любопытство. "Тяжелые наркотики употребляю полтора года, хотя никогда не кололся. Здесь уже второй раз. В первый раз пробыл всего месяц, по маминой просьбе, потом захотелось домой. Там стало хуже, появилось больше проблем, вернулся сюда. Здесь легче оставаться чистым, а для нас это главное. Я сам для себя решил, что хочу жить трезвым", — Дима твердо намерен выстоять.

Когда я уезжала, ребята работали во дворе: рубили дрова, убирали снег. Они совершенно не похожи на тех странных личностей с мутным взглядом, кого иногда встречаешь на улице и обходишь стороной. Я очень надеюсь, что здесь они смогут преодолеть свою болезнь и вернуться к жизни, которой достойны.

На хутор молодежь отправляет Таллиннский центр помощи наркоманам в возрасте до 26 лет, работающий на Эрика, 5а. Основная деятельность таллиннского центра заключается в психологической помощи наркозависимым людям в форме ежедневных занятий в группах, где под руководством специалистов каждый начитает осознавать себя как личность и понимать необходимость помощи извне.

Но без хутора групповые занятия не приносили бы результата. Изолированная жизнь на природе позволяет отвыкнуть от привычного существования в наркотическом облаке, порвать тянущие в прошлое связи, дает возможность продолжать работать над собой, но в то же время не оставляет времени на жалость к себе.


Денег хватает лишь на самое необходимое

И, как всегда, на все не хватает средств. Для молодежи, возвращающейся к жизни, подошли бы любые профессиональные курсы или кружки по интересам. Раньше в центре была и изостудия, и компьютерные курсы, и уроки эстонского языка. Теперь остались только занятия йогой. Материальной базы хватает лишь на самое необходимое. Да и то недавно работники центра два месяца сидели без зарплаты.

А жажда деятельности вновь просыпается в порвавших с наркотиками довольно скоро. С наступлением весны "хуторские" приводят в порядок детские площадки Ляэне-Вирумаа, убирают мусор. "Как-то перед 9 Мая мне позвонили ребята и попросили срочно привести им краску, — рассказывает Инна. — Оказалось, они где-то нашли заброшенный памятник советскому солдату и решили срочно его облагородить". После этого ребята привели в порядок и местное немецкое кладбище.

Средства нужны и для решения еще одной насущной проблемы. На хуторе под Раквере живут только юноши, а в последнее время растет число наркозависимых девушек. Поскольку программа "двенадцать шагов" работает в последовательности центр –хутор — центр, то предложить полноценную помощь девочкам она сейчас не может. Ведь жизнь вдали от соблазнов большого города — это восемьдесят процентов успеха.

Чтобы получать деньги от государства, организаторам программы надо регулярно писать проекты, но на оформление бумаг физически не хватает времени — на первом месте помощь ребятам, которые стали для них родными.

(Полную версию материала читайте в газете)