Продавцы мобильников делают из нас подопытных кроликов

 (71)

У клиентки ЕМТ Евгении истекал полуторагодичный срок действия пакета, на который она была подписана. Девушка пребывала в некоторых раздумьях — а стоит ли продолжать, но тут зазвонил телефон. От ЕМТ поступило очень заманчивое предложение: если Евгения подпишется на тот же самый пакет и на тот же самый срок, то сможет со скидкой в 2 тысячи крон, практически за полцены, приобрести новый телефон Nokia 7370. Евгения согласилась, уплатила деньги, подписала необходимые бумаги и получила телефон на руки.

Однако через несколько дней она заметила в поведении своего нового телефона некоторую странность — периодически исчезало поле. В результате до Евгении никто не мог дозвониться, а сама она не имела возможности даже отправить SMS. В ремонтной мастерской Евгении сообщили, что все дело — в программном обеспечении, и пообещали его поменять.


То потухнет, то погаснет Буквально через час Евгения получила телефон назад. А еще через четыре дня опять понесла его в ремонт, с той же проблемой. Правда, на этот раз в придачу к исчезновению поля телефон начал включаться и выключаться, когда хотелось ему, а не хозяйке.

На этот раз ремонт занял почти две недели. А когда его вернули хозяйке, он с грехом пополам отработал пару дней и вновь отправился.

На этот раз Евгения понесла аппарат в ремонт с сопроводительным письмом, в котором просила поменять его на новый. Но через неделю в отделении ЕМТ, расположенном в Viru Keskus, ей выдали ее старый телефон. На вопрос о том, почему никто не обратил внимания на ее письменную просьбу поменять аппарат, ответа она не получила.

Весь следующий день телефон периодически то включался, то выключался, а в конце концов сообщил хозяйке, что переходит на режим тестирования.

Наутро Евгения направилась в головную контору ЕМТ, где ей сообщили, что никакого заявления с просьбой поменять телефон не видели и предложили написать новое.


Только если напугать Пришлось Евгении параллельно со сдачей многострадального телефона в очередной ремонт писать и новое заявление с просьбой о его обмене. Но, наученная горьким опытом, на этот раз она сняла копию, где черным по белому было указано, что данное ходатайство поступило в ЕМТ такого-то числа. Стало быть, ответ подательница должна была получить по истечении двух недель.

Не дождавшись ответа, Евгения по уже проторенной дорожке отправилась в Viru Keskus.

На этот раз ей сообщили, что вообще не знают, где находится ее аппарат, поскольку в базе данных указано, что она якобы забрала его из ремонта в тот же день, когда сдала.

В головной конторе ЕМТ Евгении попытались "помочь", направив в Viru Keskus э-мейл с просьбой найти утерянный аппарат.

На настойчивые вопросы клиентки о судьбе ее заявления с просьбой поменять телефон ей сообщили, что на телефоне заменен имей-код, а это значит, что отныне телефон считается новым. Вот когда и для этого нового-старого аппарата потребуется три ремонта, тогда Евгения и будет иметь право на обмен.

Устав бороться с телефонной фирмой, Евгения обратилась со своей бедой в "Вести Дня". И вот что странно — стоило нам только официально обратиться в контору ЕМТ, как на следующий день Евгения получила-таки новехенькую Nokia.


Заманили и обманули

Другая клиентка ЕМТ Юлия тоже попала в переплет, однако для нее все закончилось не столь благополучно, как для Евгении. Юлия пробыла клиентом ЕМТ шесть лет, после чего решила поменять свой телефон на более современную модель. В Интернете она нашла понравившуюся модель, которую предлагала фирма Elisa, причем для своих клиентов — с солидной скидкой.

Юлия написала в Elisa заявление и стала ждать, когда же сможет приобрести желанный аппарат. Однако через несколько дней ей позвонили из головной конторы ЕМТ и поинтересовались причинами преждевременного от них ухода. Юлия объяснила, что претензий к обслуживанию никаких не имеет и уходит лишь из-за желания купить конкретную модель телефона, которой у ЕМТ не имеется. После некоторых уточнений, о какой конкретно модели идет речь, Юлии сообщили, что именно эти аппараты поступили в продажу и в ЕМТ. При этом, как постоянному клиенту, Юлии предложили скидку в полторы тысячи крон.

Новая цена Юлию устроила, менять оператора она в общем-то не хотела, так что дала согласие и через несколько стала обладателем новейшей модели Sony Ericsson Z530i.

Через три недели телефон благополучно "сдох". Вообще-то уже со второго дня пользования Юлия обратила внимание, что батарея ее телефона держала лишь сутки, но списывала эту странность на супернавороты, коими тот обладал, и не предъявляла фирме претензий.


Я не я, и рожа не моя

Однако, когда аппарат окончательно отключился, Юлия обратилась в гарантийную мастерскую. Примерно через 10 дней оттуда известили: все в порядке, приходите, забирайте. Дома телефон проработал минут пять, после чего вновь отключился.

Юлия вновь отнесла его в ремонт, прождала две недели, но никакой информации о судьбе аппарата так и не получила.

Тогда она направила письменную претензию — но не ЕМТ, а прямо фирме-изготовителю в Швецию. В претензии обладательница нового, но неисправного телефона требовала заменить его на такой же, но работающий.

Пока Юлия ждала ответа из Швеции, объявились местные умельцы с известием, что ее телефон возвращен к жизни. Юлия повторила свое требование: отремонтированный телефон ей не нужен, она требует новый. В результате долгих разбирательств с ЕМТ выяснилось, что фирма обменять этот телефон на новый не может, поскольку она лишь продает продукцию, которую поставляет Maifon Eesti — местный представитель Sony Ericsson. Туда и нужно обращаться.


Шведы ничем не лучше

Юлия послушалась совета и обратилась в представительство. Через неделю пришел ответ, в котором Maifon Eesti отказывался поменять телефон на новый. Когда клиентка начала спорить с местными представителями Sony Ericsson, она проговорилась, что уже вступила в переписку с их шведскими боссами. На следующий день, по странной случайности, в ее телефоне обнаружился заводской брак, поддающийся устранению лишь в Финляндии. Юлии пообещали, что после ремонта телефон, как новенький, вернется к владелице.

Однако Юлия решила идти на принцип и отказалась пользоваться протаскавшимся два месяца по всяким ремонтам телефоном. Она еще раз написала в Швецию, откуда получила э-мейл с сообщением, что в ближайшие дни ее ждет новый аппарат.

Однако иметь дело со шведами оказалось не легче, чем с местными торговцами. В течение двух недель ни телефона, ни новой информации Юлия не дождалась, и в результате, потеряв всякое терпение, позвонила в Швецию сама. В ответ на свои вопросы она выслушала пространное объяснение о большом количестве возвращаемых телефонов и, стало быть, столь же большом количестве желающих получить новый, о том, что ее очередь то ли десятая, то ли двадцатая, что телефоны обязательно будут, но вот когда — никто не знает.

Новый телефон Юлия все же получила — но лишь еще через месяц. Вручили ей аппарат с ЕМТ.

Отметим, что коллега Юлии примерно в те же сроки приобрела такой же телефон в Elisa и очень веселилась, слушая истории о мучениях подруги. А недавно она появилась в конторе сильно расстроенная: и у нее телефон "накрылся".


Кругом — сплошные секреты

Отметим, что получить официальные комментарии по поводу описанных выше событий в Эстонии невозможно. Мы просили ремонтные мастерские объяснить, почему совершенно новые аппараты отказываются работать и почему так называемый "гарантийный ремонт" оказывается не ремонтом, а бесконечным бегом по кругу. Причем никакого значения не имеют ни марка телефона, ни название фирмы, где он был приобретен.

"Для себя лично я, конечно, веду учет наиболее часто сдаваемых в ремонт телефонов, но это сугубо конфиденциальная информация и огласке она не подлежит", — сообщил нам руководитель … Тармо Тилсен. По его словам, официальная статистика по отдельным моделям не ведется. Тилсен категорически опроверг наше предположение, что фирмы-изготовители просто-напросто тестируют новые модели на ни в чем не повинных эстонских клиентах, экономя таким образом время и деньги — за наш счет.

Однако другой специалист, работающий в гарантийной мастерской, сообщил нам прямо противоположную информацию. Правда, сделано это было лишь на условиях анонимности.


Мы — подопытные кролики По словам нашего источника, именно такова стратегия телефонных компаний: они выбрасывают на прилавки абсолютно новый товар, работоспособность которого проверяется на тех, кто его покупает. Если нет претензий — замечательно, можно и дальше выпускать и поставлять данную серию в торговую сеть. Бракованные же телефоны накапливаются в мастерских, а потом партией отправляются на завод-изготовитель, где недоделки изучаются и устраняются. И тогда уже по настоящему протестированные на пригодность телефоны возвращаются к нам на прилавки.