Крыша покойного президента

 (2)

Вот уже несколько лет племянница Леннарта Мери борется с проживающей в ее доме семьей вынужденных квартиросъемщиков. Маслица в огонь подливает начавшийся недавно ремонт крыши здания, в результате которого три из пяти комнат квартирантов были затоплены.

Дом, под крышей которого столкнулись интересы людей с "президентской" и "непрезидентской" фамилией, расположен на столичной улице Татари, 21а. С 1975 года на втором этаже в бывшей коммунальной квартире (90 квадратных метров) живет семья Иванишвили. В 1994 году дом был возвращен правопреемным собственникам — Юте Мери (невестке покойного Леннарта Мери) и ее сестре Вивике Васар, но сегодня в нем живет только поселившаяся на первом этаже дочь Юты — Марит.

Последний раз построенное в 1910 году здание ремонтировалось не менее пятидесяти лет назад, а в 2002 году было взято под защиту Департаментом охраны памятников старины. Сейчас ответственность за его содержание, а также и сбор квартплаты, лежит на плечах Марит, поскольку незадолго до смерти Вивике Васар завещала ей свою половину дома. Госпожа Мери надеется, что грядущий капитальный ремонт превратит буквально трещащее по швам здание в одно из самых респектабельных и прибыльных строений на улице Татари. Вот только жильцы пока не дают этого сделать…

Ремонт начался с потопа

Ремонт обветшалого здания планировался несколько лет и начался в конце августа этого года с крыши. Подрядчиком выступило паевое товарищество TH Roof OÜ, сотрудники которого в считанные дни разобрали крышу здания, оставив его беззащитным перед осенними дождями. В результате, по словам Аниты Иванишвили, 18 сентября в ее квартиру начала просачиваться вода. Первой была затоплена комната дочери, в которой "под душ" попала мебель и бытовая электроника. А 22 сентября вода текла уже в коридоре, гостиной и спальне, оставляя несмываемые пятна некрасивого рыжего цвета на стенах и потолке.

Анита уверяет, что в конце сентября у нее дома побывали прораб TH Roof OÜ и Марит Мери, которые засвидетельствовали нанесенный водой ущерб. Вскоре после их визита муж Аниты Константин Иванишвили, не выдержав запаха, который распространяли безнадежно испорченные вещи, вынес их на помойку. Следом отправилась и не подлежавшая починке техника. "Теперь Марит говорит, что у нас вообще не было никакой техники, — жалуется Анита. — Мол, мы все придумали". Но в качестве доказательств у семьи Иванишвили остались, сделанные, правда, после потопа фотографии этой самой якобы никогда не существовавшей техники, которую хозяева оценивают в 15 тысяч крон.

Сейчас в квартире повышенная влажность, местами начала осыпаться штукатурка, а у жильцов давно кончились емкости для сбора капающей с потолка воды. Константин подозревает, что строители, вступив в сговор с Мери, затопили дом специально, чтобы в нем завелся грибок, а стены и пол прогнили настолько, что жить в здании стало бы опасно. "Если находящийся под защитой дом признают непригодным для жилья, то его можно будет снести, а на его месте построить шикарные апартаменты или гостиницу", — считает Константин.

Мери вне подозрений. Пока

Примечательно, что занимающийся ремонтом крыш последние восемь лет член правления и владелец TH Roof OÜ Тармо Лиллеорг так и не смог внятно объяснить "ДД" причину проникновения воды в жилые помещения здания. "Как сказать, бывает, — запинался он. — Виноват ветер, плохая погода, ну и строители, которые там чего-то недосмотрели". Лиллеорг также отметил, что неоднократно просил Мери разрешения начать работы ранним летом, но, по его словам, заказчица почему-то тянула до последнего. В результате строители покинут Татари не раньше середины ноября.

Что касается намеренного уничтожения находящегося под охраной объекта, то руководитель Отдела защиты памятников старины таллиннского Департамента культурных ценностей Борис Дубовик хорошо знаком с сотней схем подобных афер. По его словам, в таких случаях город всегда сам заказывает экспертизу, и пока инженерам и специалистам всегда удавалось найти способ вывести плесень, выпилить сгнивший или воссоздать заново утраченный кусок. "Вода — это не самое страшное, — поясняет Дубовик. — Огонь — вот чего нужно бояться".

О потопе в доме на улице Татари прекрасно знает и главный специалист Отдела защиты памятников старины Оливер Орро. Обсудив этот вопрос как с городским надзором, так и с владелицей дома, специалист пришел к выводу, что пока Мери нельзя подозревать в умышленном уничтожении здания. "Сомневаюсь, что она это замышляет, — говорит Орро. — Скорее, виноваты неопытные строители, и мы имеем дело с несчастным случаем". Согласно 48-му параграфу Закона об охране исторических памятников, за разрушение находящихся под защитой объектов юридическому лицу грозит штраф в размере до 50 тысяч крон.

Жертвы, они же должники

Возвращаясь к вопросу об ущербе, нанесенном потопом зданию и его жильцам, отметим, что Лиллеорг и Мери возлагают большие надежды на страховку, которая должна покрыть значительную часть предстоящих расходов. Для этого по завершении ремонтных работ жильцам необходимо будет показать оценочной комиссии пострадавшие участки комнат, а также мебель и технику, если таковая имеется. Уже ясно, что представить последнюю семья Иванишвили не сможет, а посему на помощь страховой компании рассчитывать им не придется.

Как выяснилось, Константин и Анита уже не раз обсуждали с Марит этот вопрос на повышенных тонах. "Необходимо доказать, что им был причинен ущерб, — говорит хозяйка. — Я ничего не могу поделать, если они выкинули свои вещи на помойку. Не знаю, о чем они там думали, но это просто глупо". Однако взаимоотношения межу семьями испортились гораздо раньше, а точнее, когда семья Мери в очередной раз подняла вопрос о повышении квартплаты.

Дело в том, что 28 апреля истек предусмотренный Законом об основах реформы собственности и Жилищным законом 13-летний срок действия договоров о найме жилья с вынужденными квартиросъемщиками, поэтому Мери, пользуясь законным правом собственника, предложила жильцам заключить новый договор. Согласно ему арендная плата за квадратный метр поднялась бы с 20 до 50 крон, но Константин отверг это предложение.

Сегодня Иванишвили живут на улице Татари без договора, продолжая платить хозяйке по 20 крон за квадратный метр. "Не знаю, какие у них есть на это аргументы, но я считаю их должниками, — пояснила Мери. — Задолженность уже превысила 10 тысяч крон, и я серьезно рассматриваю возможность обращения в комиссию по найму и суд". Если будет установлено, что жильцы занимают квартиру без договора, суду не останется ничего другого, как вынести решение об освобождении жилплощади.

Сейчас дом приносит только убытки

В будущем Мери планирует сделать капитальный ремонт во всем доме, чтобы сдавать квартиры состоятельным квартирантам. "Нет смысла делать ремонт в помещениях, жильцы которых платят всего по 50 крон за метр, — считает она. — А сейчас состояние здания далеко от того, которое могло бы приносить реальную прибыль. Я уже не говорю о кредитах, которые пришлось взять для строительства крыши".

Сильно углубляться в строительные перспективы Мери не захотела, но Орро поведал "ДД", что хозяйка ходатайствовала о разрешении на строительство третьего этажа и новых жилых помещений. "Мы посчитали, что теоретически это возможно, но сейчас решили не увеличивать число квартир, — говорит специалист. — С этим могут быть связаны такие дополнительные трудности, как нехватка парковочных мест, перестройка крыльца и так далее".

Как бы то ни было, капитальный ремонт станет причиной неминуемого повышения арендной платы, с которым вряд ли согласятся нынешние жильцы. Увы, но, согласно закону, им придется либо принять новые расценки, либо съехать. "Надеюсь, когда-нибудь этот дом начнет приносить прибыль, — с надеждой говорит Мери. — Но для меня это не бизнес, а скорее, азарт, хобби".