Искусство введения

 (74)

Вития прочитал условия Конкурса памяти Довлатова и достал чистый лист бумаги.

- Надо писать — решил он. — В конце-концов, конкурсантов будет раз-два и обчелся, и выигрыш может оказаться на блюдечке перед моим носом. Но конкуренты, конкуренты… черт бы их подрал. Ну, кто будет писать о Довлатове? Кириллыч?! Он с Довлатовым пуд соли съел под цистерну водочки. Но Кирыллычу сейчас не до этого, — под крыло к Путину собрался. Значит, один конкурент долой.

Скульская? Она же там и есть главный босс конкурса(!). Если напишет, то завладеет призом, который сама же и назначила. Наверное постесняется?! — подумал Вития. А если так, то ее вычеркиваем.

- Скорее не постесняться, чем постесняется! — предупредил Витию внутренний голос. Но Вития голос разума не услышал так, как встал и нервно заходил по комнате.

Читайте также:

- Тэк, тэк, тэк, тэ-э-эк. — он почесал между лопаток авторучкой. — Кто еще? Шериф?!

- Шериф, конечно, может катнуть. Но (?!). Шериф у шерлоков холмсов. Отошел от эстонского бытия, обангличился… — Вспомнив про Собакина, также слинявшего в Лондон, Вития, усмехнувшись, добавил — и особачился. Да и интересуют его только пабы.

- И бабы, — неожиданно подсказал его Внутренний голос .

- Ну да. И бабы. Только не будет писать Шериф про Довлатова, — уверенно подумал Вития. — Сложная для него тема. Значит, еще одного писаки эй йоле.

- Тэ-э-э-к-с! — мысли Витии бегали все веселее, — кто там еще? Ну, скажем, Фурыч? Фурыч, Фурыч, Фурыч… — задумался Вития, обыгрывая в голове кандидатуру всезнайки. Наконец, мозговой компьютер щелкнул и выдал на Гора результат анализа, который Вития озвучил веселыми словами:

- Он о семантических дифференциалах пишет, уже до десятой шкалы дошел, а на Довлатова ему тьфу с большой колокольни! Ха-ха! Еще один отчалил! — туда ему и дорога, болезному, — Вития в радостном предвкушении потер руки.

– Остался Автодром. Ав-то-дром… — по слогам произнес он. — Этот может. Может, мерзавец! Причем, не из соображений воздушного, всеохватывающего творчества, а из соображений пакости. Чтобы другим насолить, чтоб ему пусто было. Ну, ничего. Нашлю я на него Стешу-датую. Она его быстро на место поставит.

Убедившись, что с конкурентами покончено, Вития рывком сел к за стол.

- Теперь писать, писать и писать!

На глаза попалась заметка в открытой "МК"… "Высокий находил вдохновение в алкоголе"

- Вот! Вот, что нужно для яркого и захватывающего рассказа!

Вития достал их холодильника потненькую и с размахом выпил рюмку.

Сел, взял ручку. — Довлатов, Довлатов, Довлатов… Ммммм…..

Его взгляд упал на белоголовую помощницу.

- Мало, блин! Ма-лааа! Только пучина творческого хаоса может воспламенить мысль. Все прекрасное пишется бессознательно! Простые писаки (он вспомнил Другую Веру) пишут в размышлениях, а поэтому плохо.

Вития хлопнул еще одну, и для закрепления результата — следующую.

- Значца, так! Довлатов? …………

Вития долго и мучительно чесал висок. Потом другой.

- Надо вызвать неожиданные ассоциации — вдруг намекнул ему внутренний голос.

- Правильно! — Окрылился Вития и снова налил. Вот-вот должно подойти сказочное состояние творчества.

- Мало осталось, — мелькнула мысль, глянув на посудину. — А может про него это?… В стихах?

Ага. Тогда так: Довлатов, матов, кастратов…. Ндя?… А как же уложить строчки в логический смысл, если кроме кастратов ничего из рифм нету? Может, Саратов или дегенератов? Подойдут? Домкратов, солдатов, дебатов, депутатов?…. Нет! Надо возвращаться к прозе…

Жена застала Витию спящим. Одна нога в ботинке была на диване, другая в носке на письменном столе. Под пяткой лежал исписанный неровным почерком лист. Жена, осторожно подняв витиину ногу, взяла лист и ничего не поняла. Там было написано:

На конкурс! "Довлатов"… Искусство введения …, Из-за острова на стрееееежеееень….

Тяжела писательская доля.