Журналист ПБК об эстонских русских: нам отступать некуда, за нами нет Москвы

 (149)

Журналист ПБК об эстонских русских: нам отступать некуда, за нами нет Москвы
Foto: Priit Simson

Выборы приближаются. И хоть до них еще целый год, но с полки уже достали ”русскую” папку и стряхнули с нее пыль. Пыль, кстати, даже не успела скопиться — ”русское дело” доставали из сейфа совсем недавно, перед муниципальными выборами.

Семь эстонцев решают, как нам обустроить русских

В дискуссионной передаче Foorum, выходящей на ЭТВ, на этой неделе вновь ”откопали стюардессу”, вспомнив о том, что 80 тысяч жителей Эстонии до сих пор живут без какого-либо гражданства. Ситуация более чем ненормальная, так как мало того, что не ясен до конца их статус, что не раз уже становилось причиной проблем при въезде в тот же Египет и другие страны, так эти люди к тому же лишены немалого количества прав. У них нет возможности голосовать на выборах в парламент, а 80 тысяч голосов в масштабах нашей страны это совсем не мало. Они, например, не могут работать спасателями, выбирать евродепутата.

Впрочем, партии ЭКРЕ и этого мало — совсем недавно консерваторы предложили отнять у неграждан право голосовать на местных выборах. Излишне говорить, что подавляющее большинство обладателей серых паспортов — русскоязычные. ”Безгражданство”, созданное некогда как временное ”решение”, стало постоянным, и основным аргументом в пользу окончательной заморозки этой ситуации является то, что всех все устраивает, а с годами (лет через 40, если подождать) ситуация рассосется сама собой.

ТОП

Урмас Паэт при этом упрекает коллегу Яну Тоом в том, что она слишком громко выступает за решение проблемы на европейском уровне. Очевидно, что по мнению Паэта дело это сугубо внутреннее, сор из избы лучше не выносить, и вообще — кого хотим, того в правах и поражаем. Не брюссельского ума это дело. При этом сам Паэт в очередной раз передергивает факты, указывая на то, что ”серые”, мол, перестали интересоваться эстонским гражданством после того, как Россия ввела для них безвизовый режим. Мол, это Россия специально делает, чтобы подорвать и расколоть. При этом статистические данные наглядно показывают, что число ”серопаспортников”, желающих получить гражданство Эстонии, стало снижаться тогда, когда они получили возможность путешествовать свободно по странам Европы. Неувязочка, но под правильным соусом ”агрессивной России” публика опять речи Паэта проглотит.

ПБК и все-все-все

Не обошли стороной и СМИ. Хельме-младший в очередной раз предложил российские каналы вместе с нероссийским ПБК просто-напросто запретить. Мол, у русскоязычных тогда просто не останется выбора и они сами, по волшебству, станут частью эстонского медиапрострастранства. Не будем говорить о том, что Хельме, по всей видимости, живет в прошлом, где каналы можно было отключать поворотом рубильника (сейчас абсолютно любой контент доступен в любой точке земного шара — спасибо интернету), так он еще наивно полагает, что в его уютном мирке ”эстонскости” действительно очень ждут русскоязычную часть населения. Только представьте себе масштабы социальных потрясений после того, как средний русскоязычный житель страны начнет регулярно читать эстонскую прессу и смотреть эстонские дискуссионные передачи. Сейчас обычный русскоязычный житель Эстонии не знает и десятой части того, что о нем, ”русском”, говорят деятели эстонского политикума и иные ”медиаэксперты”.

Русскоязычные привыкли к тому, что в СМИ их иногда попинывают, то за язык, то за любовь к Путину, то за поездки в Крым ”неправильным” образом. Однако, на наши стороны порталов эти пинки попадают нерегулярно, а самые смачные и циничные, обычно, так и остаются без перевода на великий и могучий. Это наш хрупкий гомеостаз пока и спасает, а, представьте, что начнется, если альтернативы никакой не останется, и все эти таранды, паэты, хельме, и, божечки мои, пентусы-розиманусы предстанут перед русскоязычной частью населения во всей красе и ночной пижаме. И все эти ”бараны, которые не станут лошадьми, даже если родятся в конюшне” (высказывание Мартина Хельме в отношении обладателей серых паспортов и русских в Эстонии вообще) станут достоянием всей общественности, а не только эстоноязычной ее части. После такого никакое повышенное внимание президента к Нарве не сможет остановить стремительный раскол.

Короткий флирт или настоящая любовь?

С президентом тоже не все так просто. Недавний визит президента Кальюлайд в Нарву действительно слегка растопил лёд. Двадцать с лишним лет про город старались не вспоминать, ни на Тоомпеа, ни в доме Стэнбока. Находили его на карте Эстонии только перед выборами, да и то не все партии этим занимались, что, в конце концов, привело к окостенению местных центристов и превращению Нарвы в вымирающий город, где у власти окопалась, по-сути, банда собутыльников.

Визит Керсти Кальюлайд действительно воодушевил и дал надежду на перемены. Однако, предыдущий опыт подсказывает, что Нарву опять могут ”поматросить и бросить”. Экс-президент Тоомас-Хендрик Ильвес тоже ведь любил наехать сюда с визитом. Только вот использовал он эти визиты практически исключительно для того, чтобы провести военный парад в двух сотнях метрах от границы с Россией. А в последний раз в 2015-ом году Ильвес не смог отказать себе в удовольствии и провел по улицам приграничного города и американских солдат — послал сигнал. Впрочем, после этого он о Нарве забыл, светлых перемен не наступило, и город продолжил жить сам по себе. Так что теперь госпоже Кальюлайд придется постараться побороть скептицизм и паранойю нарвитян, и я искренне надеюсь, что у нее это получится, а самое главное, что ей хватит задора не просто красиво пожить в Нарве месяцок, а попробовать понять загадочную душу жителей ”эстонской Сибири”.

Чем измерить лояльность

Еще одно слово, которое стало важнейшим после Крыма — лояльность. Для влияния на умы у нас создан отдел стратегической коммуникации с почти миллионным бюджетом. Армейские вывозят нарвских школьников в лес для прививки любви к родине, лояльность русскоязычного населения активно измеряют линейками, лазерными угломерами и прочими приборами. Население чувствует себя неуютно, но дело в том, что деваться населению некуда. По факту лояльность доказана тем, что мы живем в Эстонии, никуда не делись, законы блюдем, налоги платим. Нам же предлагают лояльность снова доказать, или ”валить”. Причем доказывать ее надо советскими, если не сказать ”совковыми” способами — бить себя в грудь на партсобраниях и ходить по улице с транспарантами (в четко установленные дни), обвешиваясь флагами и повторяя мантры-лозунги. При этом, ”валить” нам некуда. В то время как эстонский политикум и комментариум считает, что русскоязычных действительно ждут на другом берегу Наровы, нам, на самом деле отступать некуда. За рекой для нас ничего нет, нам некуда отступать, за нашими спинами нет Москвы, за нашими спинами нет ничего кроме холодной воды.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии