Обзор эстонских СМИ от бюро Яны Тоом: опытный кролик (эст.) ищет подопытного (рус.)

 (45)
Обзор эстонских СМИ от бюро Яны Тоом: опытный кролик (эст.) ищет подопытного (рус.)
Foto: Raivo Tasso

На неделе эстонские СМИ писали о грядущей политической свалке, визите президента в эстонский город Нарва, мемориале жертвам коммунизма — и о русских, конечно, не забывали.

Глава партии ”Отечество” Хелир-Вальдор Сеэдер протестует на Delfi против того, ”чтобы делать из наших детей подопытных кроликов интеграционного эксперимента”. И если вы думаете, что ”наши дети” — это все дети Эстонии, вы маленько ошибаетесь. Речь идет об отпрысках Сеэдера (”я как отец четыре детей заявляю…”) — и детях эстонцев вообще. Вот их делать подопытными кроликами нельзя.

Читайте также:

А русских детей — можно. По мысли Сеэдера обучать русских и эстонцев надо отдельно — но только на эстонском; за это патриоты стоят насмерть. Особенно тревожит Хелира-Вальдора судьба эстонских детей Ида-Вирумаа: ”Формально тамошняя школа будет двуязычной, но родителя боятся, что она станет скорее русскоязычной”. А с русскими можно по-всякому: ”Нужно шаг за шагом перевести русские детсады и школы на всецело эстонское обучение. Пусть эксперты решат, 10 лет потребуется на это или меньше, но этапы перехода должны быть четко зафиксированы…”

Разумеется, это не ассимиляция. Это, как выразилась президент на Фестивале мнений, ”односторонняя интеграция”. Вот где еще в мире сыщешь такое беззастенчивое лицемерие?

Как низвести Артемия Троицкого

Неподражаемый колумнист Иван Макаров в Postimees пишет о ”непригодных к использованию” и ”политически бесцельных” русских СМИ Эстонии”. По Макарову, политики дают им интервью ”для галочки”, ”из вежливости”, потому что читателей, простите, ”эту публику занимают вопросы утопические — она думает, что можно обойтись без знания языка, что гражданство дадут всем и сразу, что к каждому шагу России будут относиться с пониманием и ”эстонские националисты” уйдут из власти”. А экономика, здравоохранение и культура нам почти не интересны (внушает Макаров эстонскому читателю).

Ибо сильны российские СМИ, ”вертится гигантская пропагандистская машина”, и на местное у русских времени не остается (откуда? мы и читать-то еле умеем, всё по складам да со словарем; глупы-с!). ”Все эти годы русскоязычные СМИ Эстонии старались выжить на фронте между двумя противостоящими мирами и несли большие потери”. Вот почему у нас ”без редакционных комментариев публикуются бесконечные заявления МИДа РФ о том, что в Эстонии ”поднимает голову фашизм”….” Погодите. И где же они такие вот прямо публикуются? На Rus.Postimees, может быть, или на русском Delfi, или на ”Вечерке”? В ”МК-Эстония”, ”Столице”, ”Силламяэском вестнике”? Других русских СМИ у нас, в общем, и нет, повымерли все.

ТОП

Под конец автор вопрошает, отчего столько русских журналистов ”пошли в услужение Центристской партии” (лучше бы спросил, отчего они ушли из своих редакций), — и обвиняет непонятно кого в том, что непонятно кто ”низвел по полной легендарного лидера общественного мнения Артемия Троицкого” (опять же, не посмотреть ли ”лидеру” в зеркало?). Мысль колумниста скачет, через абзац он увязывает всё это с Кремлем, Путиным, российскими ток-шоу, стиль которых якобы перенимают наши русские политики, а в это время премьер-министр… в общем, наша песня хорошо, начинай сначала.

Агенты и агентессы, шпики и шпикухи

Словосочетание ”агент влияния” постепенно входит в наш лексикон, хотя и не так, как хотелось бы иным политикам. Лаури Уудам из Õhtuleht спрашивает, не является ли агентом влияния общественно-правовое телерадиовещание ERR — ведь оно ”ликвидирует передачу об эстонской литературе и не показало по интеграционному каналу ETV+… В чьих интересах эта программная политика? Между тем эстонскому народу показывают снятый при поддержке РФ сериал о российских правителях…” — как можно-с?!

На портале Postimees редактор Вилья Кийслер рассуждает об ”идиотах Маррана” — то есть Микка Маррана, главы Департамента внешней разведки, который пытался обогатить этим понятием наш язык. ”Маррану предстоит решить исключительно сложную задачу: снабжать руководство страны нужными сведениями, не вмешиваясь в политику… Марран твердит, что его учреждение политикой не занимается. Но, кажется, политика делается через рот Маррана сама, и не видит этого один человек — сам Марран… Внешняя разведка не должна пасть жертвой граничащих с тщеславием амбиций главы департамента”.

На том же портале Вилье Кийслер отвечает реформист Ээрик-Нийлес Кросс: мол, руки прочь от Маррана и внешней разведки, и о русской карте тоже говорить нечего: ”О ней говорят политики, которые… защищают ею, как фиговым листком, договор с ”Единой Россией”, русскую школу, тех, кто повторяет прокремлевские заявления и шепчет ”Крым наш”… Никакой ”русской карты” как части избирательной кампании нет. Есть опасность, исходящая из России, есть безопасность и оборона Эстонии как важная политическая тема”.

Заметим, как плавно русская школа перетекла в ряд отвратительных явлений, которые терпеть никак нельзя. Та же тенденция — по какому-то дикому совпадению на том же самом портале — заметна в тексте Йоко Алендер из, что вконец удивительно, той же партии: ”Как бывшие жители Ида-Вирумаа, переселившиеся в Таллинн, так и новые иммигранты из бывших советских республик часто переезжают в те районы, где их дети идут в местные русские детсады и русские школы. Пора разорвать этот порочный круг”. Вопиюще: русские люди отдают детей в русские школы! Совсем с дуба рухнули. Пора разорвать, ой пора…

Победа над красными слизняками

Обсуждала наша пресса и открытие мемориала жертвам коммунизма на таллиннской горке Маарьямяги. Редакция Õhtuleht задалась вопросом, не водить ли в Вабаму (бывший Музей оккупаций) и к мемориалу детей классами и школами. Правда, пишет газета, могут возникнут параллели с советской обязаловкой… Рядом колумнист Юри Пино предостерегает от жалости к себе и от того, чтобы начать мериться пострадавшими: ”Чего ты распинаешься, твоих предков не депортировали, тем более не расстреляли, молчи, потомок красных слизняков, когда говорит элита!” А еще, пишет автор, ”к скорби примешивается неловкость: никто не сопротивлялся, почти совсем никто, — ни пакту, ни депортациям”.

Напротив, редакция Postimees полутонов не признаёт: ”Мы не забудем. Никогда”, — и пишет о ”коммунистических преступлениях”, помнить о которых важно для ”государства, общества, народа”. Последнее слово важно: говоря ”коммунизм” и ”оккупация”, у нас часто подразумевают русских. Подмена понятий совершается непринужденно, и вот уже журналист Арво Уусталу вслед за Моникой Хельме из EKRE повторяет в Õhtuleht, что в кадриоргском Розовом саду в годовщину восстановления независимости исполнялся рэп — о ужас! — на русском языке: ”Моника Хельме деликатно спрашивает, можно ли больше плюнуть в душу?.. Она пишет, что важен не текст песни, а сигнал, который президент Кальюлайд дает народу в годовщину освобождения от оккупации. Почему звучит именно русская, а не латышская или украинская песня?” Да хуже того, господа Уусталу и Хельме: какой сигнал эстонскому народу дают люди, смеющие в годовщину оккупации говорить между собой по-русски в общественных местах? Куйдас, простите, выйб вот нии, а?..

По поводу конкретно коммунизма тоже развернулась малая баталия. На Raadio 2 в передаче ”О положении в стране” журналист Ахто Лобьякас рассуждал о том, что коммунизм — идеология, у которой жертв быть не может, коммунисты бывают разные; о том же самом пишет на Delfi учитель истории Игорь Калакаускас: ”Рассуждения о ”жертвах коммунизма” односторонни и нелогичны” (по соседству член Свободной партии Хейки Лилль и вовсе утверждает, что нельзя говорить о ”русской оккупации”, потому что Эстонию оккупировал вообще-то Советский Союз, а не Россия).

Журналисту Калле Муули рассуждения Лобьякаса очень не нравятся: тот-де ”пытается отмыть коммунизм от крови”. То, что коммунизм не был построен в принципе нигде; что в лучшем случае речь идет о социализме; что социалисты сплошь и рядом не кровавы — автора не интересует. Как и журналиста Postimees Таави Минника, который в статье ”Триумф дураков” обмолвился: ”Со строительством социализма всё как в советском анекдоте про сборную детскую коляску: как ни собирай, всё в итоге Гулаг получается”.

Читай: сколько бы здоровья и жизней ни губил капитализм, он всегда лучше социализма. И не надо спорить. Василек — цветок, дуб — дерево, социализм преступен, русские школы надо закрыть, Карфаген должен быть разрушен.

Tallinn Hockey weekend
Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии