Чему стоит поучиться у первого этапа Киотского протокола

 (9)
ГРАФИК

Чему стоит поучиться у первого этапа Киотского протокола
Foto: Andres Putting

В предыдущей статье о проекте электромобилей я мимолетом упомянул проблему этики Киотского протокола, или если быть более точным — этичность продажи эмиссионных квот относительно базового 1990 года. Теперь же я предлагаю рассмотреть данную тему чуть глубже.

3 ноября 2012 года на сайте Министерства иностранных дел Эстонии была опубликована статья с заголовком, гласившим, что, по заявлению Европейской комиссии, Эстония является самой успешной страной в вопросе сокращения выбросов парниковых газов. В самой же статье уточнялось, что исследование Еврокомиссии показывает: по сравнению с 1990 годом Эстония сократила эмиссии более чем вдвое, что делает ее самой успешной страной в достижении целей Киотского протокола.

Данное заявления может являться одновременно как верным, так и ложным — все зависит от формулировки. То есть заявление является верным, если учитывать, что в период с 1990 по 2012 год годовой выброс углекислого газа сократился вдвое, но заявление об успехе достижения целей Киотского протокола ложно, так как сокращение эмиссий произошло за пять лет до его подписания в 1997 году и за 10 лет до ратификации Эстонским правительством в 2002.

ТОП

Здесь у читателя может появиться разумный вопрос: какая разница, по какой причине произошло сокращение, главное ведь, что произошло. Но проблема в том, что из-за слишком поверхностной интерпретации статистических данных возникают три тонких момента, которые могут привести к негативным последствиям на глобально уровне.

Первый момент — это неравноправные условия выполнения целей договора для постсоветских стран по отношению к остальному миру в связи с выбором 1990 года как базового. Второй момент — это подача ложных примеров успеха о выполнении условий протокола, в результате чего поистине эффективные инновации могут остаться незамеченными. И третий момент — это право торговать огромным количеством эмиссионных квот в рамках Киотского протокола, которые уже были сокращенны до его подписания в результате совершенно не связанных с протоколом исторических процессов, тем самым увеличив глобально дозволенное загрязнение атмосферы. В этой статье хочу сконцентрировать свое внимание лишь на третьем моменте.

Как уже упоминалось, все страны, ратифицировавшие Киотский протокол, взяли на себя обязательство сократить количество выбросов парниковых газов в период с 2008 по 2012 год в среднем на 5 процентов по сравнению с 1990 годом, который был взят как базовый.

Страны ЕС, Восточной Европы и Прибалтики (в 2002 году Эстония еще не была членом ЕС) обязались сократить эмиссии на 8%. В свою очередь, государства, сумевшие сократить выброс углекислого газа в период действия обязательств более договоренного процента, получали право на продажу эмиссионных квот, составляющих разницу между реальными выбросами и договоренными. Все деньги, полученные с торговли квотами, государства обязывались инвестировать в дальнейшее сокращение выбросов парниковых газов.

В 1990 году уровень выброса парниковых газов на территории Эстонии был равен 40,4 млн тонн СО2. После распада Советского Союза годовой уровень эмиссии упал более чем на половину (18,7 млн тонн в 1993 году) и остался на этом уровне по сегодняшний день (см. график).

Для сравнения, в год подписания Киотского протокола (1997) уровень выброса составил 18,7 млн т, в год ратификации протокола Эстонией (2002 год) выброс углекислого газа был равен 15,5 млн т, в то время как в первые три года периода действия обязательств (2008, 2009, 2010) выброс равнялся 19,2 т, 16,0 и 19,3 млн т соответственно.

К сожалению, окончательные данные последних двух лет пока еще не опубликованы, но уже можно с уверенностью сказать, что никакого сокращения выбросов парниковых газов с момента подписания протокол на территории Эстонии не произошло. Наоборот, по сравнению с 1997 и 2002 годами количество выбросов немного возросло, даже несмотря на временное сокращение вызванное в 2009 году экономическим кризисом.

Но из-за высокого уровня эмиссий в 1990 году, у Эстонии появилась возможность продать эмиссионные квоты на 85,2 млн т, о чем эстонское правительство заявило в августе 2009 года, из них к сентябрю 2012 года по данным Carbon Market Watch было продано 60 млн т, что фактически означает, что Эстония в течение пятилетнего периода действия обязательств ежегодно выбрасывала не 18, а 30 млн т.

Иными словами, если бы Эстония не ратифицировала Киотский протокол, то в мировую атмосферу легально было бы выброшено на 60 млн т углекислого газа меньше, что равнозначно годовому показателю Финляндии.

В итоге, выбор 1990 года как базового для Эстонии изначально не верен по нескольким причинам. Во-первых, в течение 5 лет до подписания протокола уровень эмиссий уже стабильно держался на уровне вдвое меньше 1990 года; во-вторых, среднестатистический показатель годового выброса парниковых газов в промежутке между 1993 и 2007 годами равен 17,8 млн т, что намного ближе к показателям 1993, 1997 и 2002 годов чем 1990 года; в-третьих, резкое сокращение эмиссий между 1990 и 1993 годами произошло бы и в случае не существования Киотского протокола.

То есть, куда справедливее было бы назначить базовым 1993 год и судить об успехах в достижении целей протокола относительно уровня эмиссий парниковых газов уже после распада Советского Союза. Это бы уберегло атмосферу Земли от как минимум 65 млн т углекислого газа.

В то же время, вопрос о сопоставимости результатов инвестиций от полученных с продаж квот денег и вызванного от этих неверно рассчитанных продаж дополнительного загрязнения останется открытым до той поры, пока результаты этих инвестиций себя не проявят в полной мере. Ведь вполне возможно, что в долгосрочной перспективе эти инвестиции сумеют сократить куда больше выбросов, чем они вызвали.

А пока статистика говорит об обратном (как видно на графике), еще как минимум до 2015 года уровень эмиссий будет расти, и лишь после пойдет на спад. Но это уже совершенно иная история.

Само собой разумеется, что первый этап выполнения Киотского протокола завершился вместе с 2012 годом и ни эта, ни какая другая статья по этой теме уже ничего не изменят. Тем не менее, можно с уверенностью сказать, что это было далеко не последнее международное соглашение о сокращении выбросов парниковых газов в атмосферу, и дабы в будущем не повторять ошибок, приведших лишь к большему загрязнению, стоит проанализировать, как все происходило в прошлом.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии