Сельское хозяйство — это не романтика, а тяжелый труд

 (18)

MARTIN REPINSKI
MARTIN REPINSKISVEN ARBET

Кто из нас хотя бы раз не мечтал о том, чтобы бросить городскую суету и уехать жить в деревню. Жить в собственном домике, иметь хозяйство, выращивать собственные, экологически чистые продукты. Романтика, да и только. Но реальность такова, что это огромный труд, большая ответственность и риски, особенно, если в какой-то момент захочешь, чтобы сельское хозяйство приносило доход.

Когда-то давно, еще до того, как у меня появилась козья ферма, я мечтал о том, что в один прекрасный день у меня появится вот это все: и дом, и козы, и чтобы на столе лежали собственноручно выращенные продукты и стоял графин со свежим молоком. Мне казалось, что это так просто и естественно, быть самому себе хозяином. Но как только моя мечта осуществилась, я загорелся новой идеей — разводить коз, производить молоко и козьи сыры и продавать эту продукцию местным жителям. Благо спрос был, а положительные отзывы придавали уверенности в том, что все делается правильно. Но чтобы заниматься частным предпринимательством, особенно в сельскохозяйственной сфере, необходимо не только получить от государства разрешение на эту деятельность, но и найти крупные средства для инвестиций. Помню, что лет десять назад государство активно призывало молодых людей вернуться, как говорится, к истокам и щедро обещало помогать и поддерживать тех, кто решится отказаться от офисного кресла и дорогих костюмов в пользу фермерства. Помню, как на ежегодной фермерской ярмарке в Янеда министр сельского хозяйства, не скупясь на красивые слова, рассказывал молодым фермерам о широких возможностях, которые гарантирует государство, вплоть до поисков новых рынков сбыта, финансовой поддержке и пособиях. А потом случилось продовольственное эмбарго, Россия закрыла свой рынок — а это на минуточку был главный рынок сбыта для эстонских фермеров, ЕС ввел ответные санкции. Закупочные цены на молоко сделали резкое пике, и нашим местным молочникам приходилось работать себе в убыток. Тогда многие мелкие производители не справились с этой ситуацией, отказались от производства молока, фермы закрылись. И все потому, что в тот момент стало понятно, что государству на них наплевать.

ТОП

Сразу скажу, что я не являюсь сторонником каких-либо пособий и дотаций, в том числе для фермеров. ”Халявные” деньги работают против законов экономического процветания, убивают конкуренцию и естественное развитие предприятий. Однако когда соседние страны, с которыми мы делим общий рынок, получают крупные пособия, мы не имеем права оставаться в стороне. В противном случае старые страны ЕС смогут раздавать продукцию сельского хозяйства почти бесплатно, поскольку дотации покроют все расходы. Отсюда и ситуация, когда польские яблоки и испанские огурцы в 5 раз дешевле эстонских. Как в такой ситуации выжить фермерам?

Санкции — это отдельная опера. Они были введены якобы в интересах всего Евросоюза. Только вот почему-то расплачиваться за них должна в первую очередь Прибалтика. В такой ситуации было бы справедливо, если бы ЕС компенсировал убытки наших фермеров более высокими дотациями, а не наоборот, еще больше увеличивал разницу между нами и старыми странами ЕС.

При этом возникает логичный вопрос. Если все это решается на уровне ЕС, то чем может помочь наше правительство и зачем фермеры несколько лет подряд устраивали протесты около эстонского парламента. На самом деле большинство стран Европы готовы поддерживать фермеров из своей казны, но европейские законы и правовые акты такую возможность ограничивают, поскольку в противном случае богатые страны увеличили бы еще больше конкурентное преимущество своих производителей. Однако некоторым странам, в том числе Эстонии, дана возможность поддерживать фермеров в ограниченном объеме, в нашем случае максимальная сумма — почти 20 млн в год.

Почему же предыдущие правительства в последние годы не использовали такую возможность и не поддерживали сектор, который всего за два года потерял или отправил на мясокомбинат, или продал в Польшу более 15 000 голов высококлассного молочного стада? А поголовье свиней вообще сократилось на 100 000? Ответ прост, для предыдущего правительства и прежде всего для уже экс-премьер министра это не было перспективным и привлекательным сектором. Оно и не удивительно, ведь в коровнике или свинарнике сложно блистать сиреневыми носками. Когда Рыйвасу задавали вопрос, как в такой ситуации выжить фермерам, в ответ он бормотал заученные фразы по поводу поиска новых рынков сбыта и видов производства. Все это можно перефразировать словами его российского коллеги ”Денег нет, но вы держитесь”.

Перспектива развития сельского хозяйства

Мне, как человеку, который непосредственно связан с сельскохозяйственным сектором, было больно смотреть на безразличие правительства к проблемам фермеров, которое достигло апогея в 2015-2016 году. Когда в ноябре 2016 года центристы, социал-демократы и отечественники сели за стол переговоров о формировании нового правительства, сельское хозяйство было среди приоритетных тем. В результате уже в прошлом году мы начали выплачивать переходные пособия, общий объем которых составил 19,9 миллиона евро. Согласно договоренностям, переходные пособия будут выплачиваться в максимальном объеме вплоть до 2020 года. Весной 2017 года фермерам и молочным производителям была оказана финансовая помощь объемом в 16,2 миллиона евро в качестве меры по выходу из кризиса в этих секторах. Чтобы помочь фермерам, занимающимся разведением свиней, преодолеть кризис АЧС, правительство постановило, что в течение следующих трех лет на выращивание свиней будет потрачено еще 2 миллиона евро. Более того, в этом году государство выделило 18,4 миллиона евро на дополнительную финансовую помощь аграриям. Таким образом очевидно, что за год с небольшим новое правительство сумело сделать то, чего не смогли или не захотели сделать реформисты.

Что же сегодня изменилось в сельскохозяйственном секторе? Данные Министерства сельской жизни за прошлый год уже дают большие надежды и гарантии того, что сектор наконец-то вышел из крутого пике. По сравнению с 2016 годом количество свиней в нашей стране выросло на 7%, то есть до 291 тысячи. Значительно выросло и поголовье крупного рогатого скота — поддержка государства, а также улучшение на рынке привело к тому, что коров в нашей стране теперь насчитывается 86 500. Выплаты пособий и субсидий помогли стабилизировать рынок и дали производителям чувство уверенности. Но помимо этого, государственная поддержка оказала и экономическое влияние, позволив не только сохранить рабочие места в сельскохозяйственном секторе, но и создать новые. Все показатели лишний раз доказывают, что ситуация на рынке начала улучшаться, закупочные цены на молоко, свинину и говядину начали расти. Сегодня же ситуация такова, что закупочная цена на молоко в прошлом году составила 318 евро за тонну, что на 44% выше, чем годом ранее. И это только начало, скажу я вам. Действующее правительство ежедневно подвергается жесткой критике за то, что не наблюдается никакого развития. Но если начинать с нуля — а именно этим вынуждена заниматься коалиция — то, разумеется, за столь небольшое время сложно увидеть какой-то огромный прорыв. Хотя я уверен, что все вышеперечисленное — это огромный шаг вперед, ведь фермеры на деле видят, что государство слышит и прислушивается к их пожеланиям, готово помогать и активно сотрудничать во имя того, чтобы сельскохозяйственный сектор не просто встал с колен, а развивался и превратился в один из двигателей экономики!

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии