Про микро- и макрополитику в духовной столице Эстонии

 (42)
анализ выборов в Тарту

Sergei Dolgov
Sergei DolgovFoto: Facebook

Тарту — город тихий. Соответственно, и политика здесь тихая. Никаких таллинских "баррикад". Поэтому и выборам в Тарту пресса, особенно местная русская, внимания уделяла не очень много.

Однако надо учитывать, что эстонская политика нового времени отчасти в Тарту и зародилась (Март Лаар с его посиделками в кафе университетской библиотеки, Общество охраны памятников старины и эстонские диссиденты-"отсиденты" с их Партией независимости, идеолог Народного фронта Лауристин да и реформистов благодаря Ансипу причисляют к ”тартускому духу”). Еще надо учитывать, что в тартуских ”интригах” борьба эстонских политических движений по сути очищена от ”русского фактора”, так что ее анализ дает возможность некоторого прогноза на ближайшие годы. Тренды тут очевиднее, как сказали бы маркетологи с мерчендайзерами.

Главная интрига — это то, что практически все местные политические силы оказались настроены против "сильно очень давно правящей" Партии реформ. В этом единодушии — сходство с Таллинном, где все, кроме самих центристов, были против Сависаара. Общей для Таллинна и Тарту является риторика в духе ”неприемлемый стиль правления” и ”сколько можно, засиделись”.

ТОП

Но на этом сходство заканчивается. Если в Таллинне многолетнее правление центристов вызывает, скорее, резкое эстетическое отторжение, а главная претензия оппонентов — наличие расточительных Таллиннского телевидения и городской прессы (по градостроительным и градопланировочным решениям, по социальной политике у оппонентов реальных претензий практически не было), то в Тарту проблемой стала невозможность оптимального развития города в связи с тем, что значительная его часть оказалась в руках связанных с Партией реформ бизнесменов. Поэтому решения по городской планировке и строительству принимались в интересах не столько города в целом, сколько достаточно конкретной группы деловых людей. Как и способы расходования очень больших евроденег (тут еще одно отличие от Таллинна — из-за противостояния с Тоомпеа столица получает таких средств непропорционально меньше).

Политический спектр

На выборы в Тарту, кроме четырех главных политических партий, вышли еще Левая партия Эстонии (две смелые дамы в возрасте), бывший Народный союз (перековавшийся в суперконсерваторов с лозунгами типа ”нет русским, неграм и абортам”, кандидаты-одиночки и два избирательных союза, которые и обусловили здешнюю главную интригу и ныне — почти патовую ситуацию.

Первый союз, ”Isamaaline Tartu Kodanik”, поначалу выглядел достаточно традиционным образованием-креатурой Союза Отечества и Res Publica (IRL), который уже не первый год контролирует через такие союзы многие мелкие самоуправления. Но в этот раз союз оказался неконтролируем, оказался, скорей, в роли раскольника, с личными амбициями и усталостью от негибкости и партийной иерархичности ”родителя”. Неформальным лидером и сборщиком голосов там был Тынис Лукас, бывший министр образования и науки, ныне директор мегаломанского Музея эстонского народа, а ”говорящей головой” и официальным претендентом в градоначальники — молодой энергичный Имре Мюрк, готовый весело вещать на любые темы, вне зависимости от того, как что с чем в принципе согласуется.

Второй союз, Vabakund, оказался гораздо менее традиционным. Его срочно слепили перед выборами люди, которые стояли у основания эстонской "движухи" EVP (”Хватит лживой политики”), Harta 12 (”Хартия 12”), Rahvakogu (”Народное собрание”), Пиратской партия Эстонии и представители разных городских обществ-общин. Плюс присоединившиеся остатки Зеленой партии Эстонии. Основных посылов у Vabakund было два или три, которые, впрочем, представляли собой одно — ”нет реформистам”, ”город должен управляться на непартийной основе”, ”введем демократию участия с референдумами, как в Швейцарии”. Формальным кандидатом на пост градоначальника от них выступила Геа Кангиласки, организатор и лидер зимних протестов в Тарту против Партии реформ. Почему формальным? Потому, что в идеи союза входит неполитическое управление городом, соответственно, градоначальник должен быть наемным работником со стороны, а не партийным функционером.

Что предлагали тартусцам в ходе предвыборной кампании

Месседж реформистов был примерно такой — ”все идет прекрасно, хотя есть некоторые пункты для улучшения улучшаемости”. И хит по поводу 100 км новых велоспортивных дорожек. Притом, что в Тарту по сути уже нет тротуаров за пределами центра города, а городские дороги по ухабистости не уступают любому другому эстонскому городу.

Центристы представили более социально-ориентированную программу. С муниципальными домами, по примеру Таллинна, поддержкой русской школы, городскими пособиями неимущим, велодорожками, гибким решением проблемы детских садов и т.д.

У социал-демократов в программу энергично вклинилось молодежное крыло. С ”кварталами культуры”, велодвижением опять же и претензиями на ”народную демократию”, в противовес реформистскому катку ”мы знаем, как для вас лучше!”

Однако главным сотрясателем тартуских основ оказалась партия IRL. Благодаря участию ”подсадной утки” из Рийгикогу Маргуса Цахкна, претендовавшему на пост мэра. Маргус симпатичен молодому поколению тартусцев (”Тарту — город фриков и хипстеров”, на этом фоне человек собрал голоса и потребителей пива из альтернативных членов студенческих корпораций), посему IRL выкатил свежую, опять же достаточно молодежную программу, во многом перекликающуюся с идеями как молодого крыла социалистов, так и с идеями Vabakund.

Но уже на предвыборном этапе в IRL наметился раскол. Вторым претендентом на пост градоначальника являлся ”традиционный” тартуский бизнесмен Рейн Кильк (практически все предприятия которого ныне находятся в околобанкротном состоянии), издавший тонны предвыборной продукции с программой, достойной то ли реформистов, то ли Остапа Бендера.

Про бывший Rahavaliit, ныне EKRE (Консервативная народная партия Эстонии), столичному читателю сообщить нечего, кроме того, что он и так знает. Тартуская программа от таллиннской отличалась несильно. Глобальное недовольство тем, как дела в Эстонии делаются и идут, точная критика, но крайне странные рецепты по разрешению этой ситуации, мало отношения имеющие к проблематике местных выборов.

Результаты выборов

В тартуском горсобрании — 49 мест. Реформисты потеряли (в очередной раз, их поддержка в Тарту падает на протяжении 15 лет, но очень медленно) 2 голоса: 15 мандатов вместо 17. По оценкам аналитиков, их "отъел" Vabakund.

IRL потерял 2 голоса: 11 вместо 13. "Отъел" ITK (те самые раскольники ”Isamaaline Tartu Kodanik”, в Таллинне они фигурировали под именем VIK).

У центристов поддержка увеличилась, но не хватило долей процента, чтобы получить еще одно место. 9 депутатов.

Социалисты. Чуть потеряли, но остались при своих 8 мандатах. Могли взять больше, но предвыборная кампания была невнятной и хилой.

Главная сенсация — прошли сразу два новичка с тремя местами в горсобрании каждый. И давно раскручиваемый ITK, и ”чертик из табакерки” Vabakund. Они же, видимо, распределили между собой голоса не прошедшего Rahavliit/EKRE. Vabakund забрал либеральный голос, ITK — консервативный.

Санта-Барбара на тартуский манер

Попытки создать новую власть в Тарту. Санта-Барбара как она есть. Интриги, интриги, интриги.

Первый подход — оставить все, как было. Реформисты с IRL против остальных. 26 голосов против 23. Неустойчиво. Реформисты заболеют, IRL-овцы взбрыкнут. А такое может быть. Перед самыми выборами взбрыкнули, когда Vabakund устроил акцию по поводу скороспешного проекта, касающегося автобусной станции. Возможность такой коалиции разрушили как идея Имре Мюрка из союза ITK создать ”правительство народного доверия — все против Реформы”, так и предвыборная позиция лидера кампании IRL Маргуса Цахнка (”Мы ждем перемен”).

Второй подход — ”все против Реформы”. Провалился из-за противостояния в IRL. Тартуское бюро партии подвержено ”традиционным ценностям”, в отличие от лидера компании Цахкна (набрал около 3500 голосов, больше — только нынешний мэр Тарту Урмас Круузе, около 5000).

Третий подход — коалиция ”реформы”, центристов и социал-демократов. Инициатором является Партия реформ. 32 голоса против 17. Вроде мощно. С центристами разногласий практически нет. Стиль управления похож. Да и коалиция такая — не впервой. Что в Рийгикогу до кризиса и Бронзовой ночи, что длительное время в Тарту.

Проблему создали социал-демократы. Если тоомпеаская ”подсадная утка” Хельё Пикхоф, формальный лидер местной кампании, ”готова на все”, то молодые социалисты скрежещут зубами, глядя на то, как их выстраданные программные пункты закатываются реформистским ”катком”.

Третий вариант близок к реализации, поскольку социал-демократы в очередной раз смирили свою гордыню, несмотря на опасность выхода из партии ”крыла перемен", и в четверг, 31 октября, коалиционный договор в таком виде будет скорее всего подписан. Единственное новшество — введение должности еще одного вице-мэра, чтобы всем партиям досталось по два места.

Примерно так все выглядит в Тарту в самое интересное время, пока не начались последоговорные будни. Мораль в том, что патерналистская идея-идеология ”мы лучше знаем, как вам лучше” населению осточертела. И в самих партиях, и вне подросло поколение с другими ценностями. На примере избирсоюзов, части IRL и соцдемов я, надеюсь, разъяснил это достаточно очевидно. Даже тартуские центристы, очень гибкие и прагматичные, продемонстрировали хотя бы формальную готовность присоединиться при случае к системе ”демократии участия”. Похоже, что ”эстонско-эстонское” общество потихоньку просыпается от морока "делегировали ”eesti asi” государству, а дальше посидим на своем хуторе” в сторону идеи ”общество и государство — это мы”. Хотелось бы надеяться.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии