Отрывок из книги о легендарном Яаке Йоала. Кобзон на разогреве у советского Элвиса

 (129)
ТОЛЬКО НА DELFI

Jaak Joala
Jaak JoalaFoto: Kalju Suur, Arhiiv/Eesti Ekspress/Eesti Ajalehed

Книга Пааво Кангура о Яаке Йоала теперь увидела свет на русском языке. Ее название в русском варианте — строчка из песни — "Сколько лет прошло, но помним я и ты". Delfi публикует отрывок из книги о легендарном артисте.

ЯАК — СОВЕТСКИЙ ЭЛВИС

Июнь 1980-го. Омский стадион. Яак Йоала и ударник из ”Апельсина” Индрек Хийбус обмениваются парой реплик. Затем Хийбус в белых джинсах и белом свитере залезает в белую ”Волгу”, но далеко не уехать, ведь людская масса осаждает машину. В конце года всесоюзная суперзвезда Яак Йоала получает почётное звание заслуженного артиста Эстонской ССР.

Гастроли эстонских музыкантов продолжались. 13–15 июня 1980-го ”Магнетик Бэнд”, ”Радар”, ”Апельсин” и ”Кулднэ Трио” выступали на стадионе ”Красная Звезда” в Омске. ”Я на своей шкуре почувствовал его известность. Концерт проходил на стадионе, и следующий должен был проходить в зале местной филармонии. Я по какой-то причине отстал от автобуса ”Апельсина” и спрашиваю Йоала, не подвезёт ли он на своей ”Волге”? Йоала сказал, что ему ехать лень и окликнул своего шофёра: ”Вася, подбрось этого мужика, — вспоминает Индрек Хийбус. — Залезаю в белых джинсах и белом свитере в белую ”Волгу”, а Йоала выступал тоже в белом костюме, поэтому издалека было не разобрать, кто из нас в машине. Публика перекрыла дорогу и окружила не охраняемую милицией машину. Битломания в чистом виде, все вжимали лица в стёкла ”волги”. Было не по себе, и тут я не очень позавидовал Йоала. ”Апельсин” был тоже востребованным ансамблем, но ничего такого мы не испытывали. Яак был идолом. Он прекрасно об этом знал, но с ума от этого не сходил”.

ТОП

Читайте также:

Бас-гитарист ”Радара” Тойво Унт: ”Я играл в Тарту на Днях музыки вместе с группой ”Хыйм”, получил титул лучшего бас-гитариста и, главное, приглашение в ”Радар”. Вошел в ансамбль в 1980 году, заменив Владимира Шерипова по кличке Пил. Моя первая поездка с ”Радаром” была в Грозный, столицу Чечни, и Пил, по национальности чеченец, страшно жалел, что выбыл. Яак хотел, чтобы у него играли лучшие в мире музыканты. Он не делал скидок. Это был самый счастливый и самый плодотворный период ”Радара”. Мы арендовали частный самолёт Як-40, чтобы не терять время в бессмысленном ожидании в аэропортах. В то время, после Олимпийских игр 1980 года, царил кризис. Всё кончилось, самолётное топливо тоже. Мы были на службе у Росконцерта, и наши дела устраивал какой-то московский еврей Феликс.

У нас на разогреве выступал лично Иосиф Кобзон. Сам Яак был вдохновлён Билли Джоэлом и освоил такие композиции, как ”All for Leyna” (”Тебе, Лейна”). Под тем же влиянием исполнялась также ”Honesty” (”Честь”). Мы давали в день до шести концертов, за компанию с нами были ”Красные Маки” или Иосиф Кобзон, который очень заботился о Яаке. Правила ”Радара” были строгими, если на сцене от кого-то пахло спиртным, нарушитель платил штраф в кассу ансамбля. Опоздание на репетицию стоило рубль. У ”Красных Маков” тоже были строгие правила. Раз один из них в автобусе начал выделываться, так в полчаса получил расчёт. Группа не должна была страдать от того, что кто-то одуревал. Мир шоу-бизнеса России был жёстким. Там не миндальничали.

При этом около русского рока помимо больших денег крутились также марихуана и другие расслабляющие средства, но ”Радар” был полностью чист. Это была спортивная группа. У нас всегда были c собой скейтборды и две парусные доски. Обучал нас Паап Кылар. Ещё у нас были четверо транспортных рабочих. Кто-то из них фарцевал в отеле ”Виру” и хотел сбыть товар на просторах России. Находясь в Эстонии, Паап, случалось, добывал горнолыжное снаряжение, и мы все таким образом побывали в горах. Паап, хоть и любил поспать, но имел задатки предпринимателя. Если в городе была барахолка, обходил её уже в шесть часов утра — предпринимательствовал. Поздней осенью 1981 года мы вместе с Рихо Лилье ушли из ”Радара”. Состоялась cмена. Нас заменили юнцами-музыкантами Невилом Блумбергом и Раулем Вайгла, директору ансамбля было удобнее ими управлять.

Мы с Рихо и звукотехником Эдуардом Каттаем входили в ближний круг Яака. Пили водку, курили. Яак был заядлым курильщиком, он мог выкурить две сигареты между двумя песнями. Паап Кылар не пил вообще, Райво Серсант тоже очень воздерживался. Когда Серсант решил взять в ”Радар” свою жену Эле и ее сестру Каю Кылар, между Яаком и Райво возник небольшой конфликт”. Рихо Лилье: ”В Грозном мы жили в одной комнате с Тойво Унтом. Однажды я оставил окно открытым, а поскольку ночью побелили известью стену отеля, побелили заодно и джинсы Тойво. Так он стал первым в Эстонии обладателем ”варёнок”. Мы были довольно спортивными. У всех нас действительно в ту пору были скейтборды, на которых мы кружили по фойе в антрактах. Одну или две парусные доски тоже брали с собой.

Однажды Педерсен гонял на такой доске и не смог повернуть обратно. Яак послал за ним спасательный катер. Этот случай был вроде на Кавказе, на Нальчикском водохранилище. Мы выступали вместе с Кобзоном. Это был неудержимый человек. Если надо, выдавал дополнительно песен пять. Бывало, гостили у какого-нибудь местного олигарха. В Ростове оказались в доме, который с виду обычная избушка, а внутри — настоящий Эрмитаж, склад произведений искусства. Сам хозяин напоминал персонаж романа Ильфа и Петрова ”Золотой телёнок”. Была и незабываемая двухмесячная экспедиция по Средней Азии. Когда в семье родился ребёнок, я ушёл. С ”Лайне” путешествовал три года, с ”Радаром” — два. Достаточно. Знал, что предстоит поездка в Африку, и всё равно ушёл, потому что понимал — все равно меня не пустят. Один раз мог бы поехать во Вьетнам, но не разрешили, так как пропустил какое-то политзанятие, и комсорг или парторг какой-то не подписал мои выездные бумаги. Свою большую загранпоездку в тёплую страну я всё же получил: в составе ансамбля Анне Вески выступал на войне в Афганистане. Это было горячее место. Однажды прилетевший за нами самолёт опоздал, потому что был подбит ракетой”.

C 4 по 11 августа 1980 года ”Радар” и Яака Йоала командировали в Москву, а днём позже послали ансамбль ”Лайне” на шесть месяцев в Казахскую ССР, в том числе и в радиоактивную зону — в Семипалатинск. С 22 августа по 9 сентября 1980-го как ”Радар”, так и ансамбль Гуннара Грапса выступали в Кемерове и Новосибирске. Согласно командировочному приказу в состав ”Радара” были включены Райво Серсант, Яак Йоала, Рихо Лилье, Велло Юртом, Энн Вайн, Паап Кылар, Сергей Педерсен, звуковой техник Эдуард Каттай, транспортные рабочие Арво Линд, муж певицы Каи Кылар, и Юри Эйсен, Владимир Шерипов и его жена Таня Шерипов.

Рихо Лилье работал с ”Радаром” с апреля 1980-го до поздней осени 1981-го. В октябре 1981-го в Житомире он сообщил на собрании ансамбля, что ему надо домой по семейным обстоятельствам, а потом он участвовал в туре по Средней Азии. В 1986-м он принял приглашение Яака вместе с ансамблем ”Лайнер” поехать вместе выступать на Сахалине. Успех Яака родился незаметно. Молодой человек eвлёк российскую публику точно так же, как в своё время эстонскую. Он обладал сценическим шармом, и при этом был искренним. Он даже спел в фильме ”31 июня”, который позже из-за побега на Запад одного из актеров запретили и убрали на полку. Яак сам признавался, что песни в этом фильме ему не понравились, но публика была в восторге. Успех — слишком маленькое слово для описания творческого пути Яака. В своей известности Йоала поднялся на космическую высоту, о которой до Эстонии доходили лишь легенды.

Эту славу здесь воспринимали по-разному. В основном это вызывало зависть, сплетни, нездоровую мстительность. Его стали упрекать в том, что он нарушает правила игры. Для директора и завотделом филармонии он был подчиненным. Так оно и было, если говорить о вертикали организации, в которой директор указует, казнит и милует. А при кольцевой организации Яак Йоала был бы артистом, который находится вовне и сам общается с заказчиком, в то время как находящийся в центре штаб не столько командует певцом, сколько помогает и обслуживает его. Так, по крайней мере, понимал дело Яак, хоть он и выражал это другими словами.

Paavo Kangur esitleb Jaak Joala raamatut Foto: Ilmar Saabas
Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии