Обзор эстонской прессы: тварь я дрожащая или хозяин Эстонии?

 (22)
Обзор эстонской прессы: тварь я дрожащая или хозяин Эстонии?
Фото: Бюро депутата Европарламента Яны Тоом

Представляем вашему вниманию обзор эстонской прессы, подготовленный Бюро депутата Европарламента Яны Тоом. На этой неделе эстонские СМИ обсуждали кодекс этики Центристской партии, отмену школьных экзаменов, падение Игоря Манга, проблему русского языка — и о русских тоже не забывали.

На Delfi появилась реплика журналистки Кайри Принтс: ”И за русским языком есть человек”. Вообразите! Мы-то думали, там не люди, а буквально кто попало… Принтс отозвалась на провокационный текст на том же портале о том, что ”даже в Ласнамяэ и Ида-Вирумаа есть эстонские националисты” и ”политики виноваты в том, что эстонцы не говорят по-русски”. Интеграция, считает Принтс, штука двусторонняя: ”Конечно, надо учить язык страны, в которой живешь. Но жизнь не всегда черно-белая. Не всякий, кто не говорит по-эстонски, не говорит на нем принципиально, за языком всегда есть человек… Räägime eesti keeles, govorim po-russki, если надо, смешаем оба языка. Язык — лишь средство дойти до человека. Только если дойдешь до человека, человек сможет дойти до языка”.

Всё верно, но когда это ”открытие” делается вновь и вновь на протяжении 27 лет — воля ваша, но как-то даже уже и не смешно.

Вопрос в том, кто тут хозяин

ТОП

Про язык на неделе писали много. Вот журналист Эйнар Эллермаа рассказывает в Õhtuleht: сидит он с друзьями в Египте на террасе отеля, напротив — трое немцев, тут к столу подходит постоялец и по-русски просит огня. Немцы переспрашивают по-английски, на что постоялец орет по-русски: ”Govori tšelovetšeskim jazõkom!” Поразительным образом этот случай бытового хамства напомнил Эллермаа о том, как посольство РФ недавно заявило, что если ЭР не отставит русофобскую риторику, договора о границе не будет. ”Один всегда всё делает правильно, а другой должен измениться и понравиться, даже заискивать перед первым, — пишет автор. — Та же история: не говоришь на человеческом, то есть моем языке, – значит, не говоришь вообще”.

Ладно, с Россией разобрались — а Эстония не хочет посмотреть в зеркало? Ну что вы: к нам претензий нет. Ибо, просвещает нас Эллермаа, вопрос не в языке: ”Та же история: в таллиннском супермаркете родившийся в Эстонии и ходивший здесь в школу кассир на ”Tere!” отвечает ”Здрасте!”… Ты либо признаёшь, что это единственная страна в мире, где государственный язык — эстонский, либо нет. Вопрос в том, кто тут хозяин и у кого есть право говорить, как обстоят дела”. Такая вот асимметрия хозяев и инородцев. Хозяева вольны требовать чего угодно, инородцы — должны подчиняться.

И выходит совсем как в фильме ”Гараж”: ”Мы вам ничего не позволим показать! Мы вам сами всё покажем!”

На том же портале колумнист Дарья Саар задается вопросом, неужто ”русский вопрос” будет возрождаться от выборов к выборам. Она полагает, что, конечно, темы русской школы и гражданства никуда от нас не денутся, и еще — что русскоязычные избиратели давно готовы голосовать за кого-то, кроме центристов, если только другие партии изменят отношение к проблемам русскоязычных, перестанут воспринимать их как ”объект” проблемы и осознают, что мы — ”субъект”, часть населения, большая и значимая. В качестве партии, которая могла бы успешно холить и лелеять русских, автор называет… EKRE — ввиду традиционности ее идеологии. Но, продолжает Саар, EKRE вряд ли на это пойдет, да и другие партии тоже: на парламентских выборах голосовать имеют право где-то сто тысяч русских, треть от общего числа, и тратить ресурсы на них не стоит.

Что не означает, что русская тема заглохнет. Наоборот, пишет Саар, и EKRE, и соцдемы, и реформисты, и прочие политические силы считают русских проблемой, которую надо решать: может, закрыв русские школы, может, дав гражданство серопаспортникам. (Об одном из решений — открытой школе, в которой дети говорят на двух языках, и эстонском, и русском – пишет редакция Eesti Päevaleht.)

”Позволю себе сказать, что пришло время идти дальше, — считает Дарья. — По-человечески понятно, что в начале 1990-х молодое и незрелое эстонское общество нуждалось в защите и поддержке. Эстонский народ пережил немало. Но какому народу, какой стране не пришлось многое пережить? Разве это оправдание, чтобы жить с исторической травмой и оставаться в роли ”вечной жертвы”, которая, в свой черед, наказывает тех, кто слабее, вымещает на них свою боль? Возникает порочный круг боли и взаимных оскорблений…”

Разумный человек поймет. А вот ”хозяин” — нет. Как, инородцы смеют указывать хозяину, как ему изживать свои исторические травмы?..

Кодекс этики? Этики?.. Не слышали!

Проект кодекса этики Центристской партии, предложенный депутатом Европарламента Яной Тоом, вызвал очень разные отклики. Редакция Postimees отозвалась ”Шпаргалкой для Яна Тоом”: ”Новость о том, что Тоом составляет кодекс этики Центристской партии, звучит так же, как звучала бы новость президене Зимбабве, предлагающем Илону Маску помощь в колонизации Марса”. Вот чего тут больше, высокомерия или расизма?.. ”С другой стороны, приятно, что эстонские политики по крайней мере думают о смысле жизни и тонких материях вроде этики. Но, как говорит восточная пословица, сколько ни говори ”халва”, слаще во рту не станет. Та же история со ”этикой””.

Газета убеждает читателя, что валандаться с кодексом этики бессмысленно, ”как работы средневековых схоластов о том, сколько чертей уместится на кончике иглы”. Кому этика и абстрактное понятие, дык. По мнению PM, всё куда проще: ”Основная проблема нашей политики — отсутствие понятия репутации. Это понятие математическое: репутация политика – это проделанная работа минус обещания, помноженная на порядочность… На репутации не может быть больших или маленьких пятен. Как не бывает продуктов с другим сроком годности. Если продукт начал гнить или закисать, всё”.

В той же газете главред KesKus Юку-Калле Райд сочинил в порядке фельетона ”кодекс этики Центристской партии, по которому та действовала до сих пор”. Пункт 1 кодекса этики Юку-Калле Райда гласит: ”Воруй. Воруй всюду и много, но не забывай, кто тебя, червя, усадил в твое кресло, и всегда учитывай партийные интересы и кассу. Про оброк забывать невежливо и чревато последствиями”. Дальше есть пункты про невыполнение обещаний, оправдания и шантаж. Русским посвящен следующий кусок:

”13. Вопрос русских избирателей всегда очень важен. Никогда не говорим русскоязычным избирателям то же, что говоришь эстоноязычным.

13а. Русскоязычного избирателя надо запугивать правыми, которые закроют русские школы, детсады и русских людей, в то же время эстоноязычному надо давать понять, что это смешно.

13б. Говори русским избирателям, что премьер-министра зовут Юрий и он о них заботится.

13в. Говори русскоязычному избирателю, что договор с ”Единой Россией” — один из столпов политики партии, а эстонцам гони, что договора как бы и нет, потому что он, по сути, заморожен”.

Ликвидировать одним решительным движением

Это было бы смешно, если б вопрос о закрытии русских школ и детсадов не обсуждался на полном серьезе. Журналист Райн Кооли на портале ERR пишет: ”Да, в Эстонии много людей с родным русским, а Россия — большой важный сосед, но сегодня достаточно сделать русский предметом по выбору в гимназиях. В основной школе куда логичнее как можно раньше обучать шведскому и финскому – вдобавок к английскому. Если заглядывать далеко, китайскому, но останемся реалистами. Учителей русского языка, которые сегодня безуспешно и бесцельно обучают эстонского ребенка русскому, можно использовать скорее для того, чтобы они — после того, как однажды русскоязычные школы будут ликвидированы одним решительным движением, – дополнительно обучали бы русскоязычных детей русскому в эстонских школах”. Вот она какая, коварная центристская пропаганда!

Эрик Моора, главред Eesti Ekspress, тоже настроен язвительно: ”Пришла новость о том, что Яна Тоом подготовила проект кодекса этики Центристской партии. Который говорит об Этичном Центристе. Это такой центрист, который не сеет рознь, не переходит на личности, не ворует, не оскорбляет, не лжет, не обвиняет других, не просит взяток, не предает товарищей по борьбе, не раскалывает свою партию… Все-таки это признак того, что Центристская партия хоть немного, но меняется. Будь у руля Сависаар, они бы не сдерживались. Никто не выражал бы сомнений, не говорил бы о необходимости перемен, не ощущал бы, что его что-то затрагивает. Тогда не было разницы, что говорили общественность или закон. Сейчас хоть что-то делается, хоть кто-то поднимает голову и открыто спрашивает, что же происходит в наших рядах. Это хорошо… Может, этический кодекс действительно нужен. Удачи вам, Яна Тоом!”

Журналисты Postimees в программе радио Kuku выразили надежду на то, что ”желание [центристов] очиститься – не лицемерное и не пропагандистское”. По мнению главреда Лаури Хуссара, партия сегодня в ситуации, когда между нею и словом ”коррупция” ставится знак равенства, и, может быть, кодекс этики призван это положение исправить. Есть же кодекс журналистской этики, который реально работает уже более 20 лет. ”Следует признать, что лучшим кодексом этики члена парламента являются его высокая мораль и этические убеждения, — считает Хуссар. — Если этого мало, вступает в свои права журналистика — и указывает на то, что именно политик сделал не так и что он мог бы сделать лучше, чтобы соответствовать ожиданиям общественности”.

Ну а если и журналистика не без греха – тогда кто? И кто будет определять, что это у нас тут такое на репутации – пятнышко или веселенький националистический узорчик? Другие политики? СМИ? Или, постойте-ка… может быть, хозяева земли эстонской, которым всегда виднее?


Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии