Мали: африканский филиал террора

 (22)
Когда эстонский контингент отправится в Мали?
Мали: африканский филиал террора
Scanpix

Служащие эстонских Сил обороны, вошедшие в особый контингент для службы в Мали, отправятся в Центральную Африку уже, по видимости, в этом месяце. Пока вылет откладывается, и хотя наших солдат уже и проводила президент Керсти Кальюлайд, они продолжают сидеть на чемоданах. Ждут приказа.

Куда же им предстоит вылететь? Когда миссия была официально согласована с Францией, которая является собственно организатором военной операции, представители эстонского министерства обороны и штаба характеризовали задачи эстонского контингента как ”рутинные” и ”малонапряженные”. Нести службу предстоит в окрестностях города Гао — это региональный центр северной провинции, где действует большое количество группировок боевиков, зачастую аффилированных с Аль-Каидой. Согласно достигнутым в начале этого года договоренностям, на базу расположенную в недействующем ныне международном аэропорту Гао отправятся около 50 эстонских военных. Однако последние сообщения из зоны напряженности заставляют сомневаться в том, что нашим солдатам придется иметь дело с рутиной.

Scanpix

Операция ”Бархан” французской армии вязнет в африканских песках уже почти четыре года. Вместе со своими местными союзниками, такими как Мали, Буркина-Фасо, Нигер и Чад, наш союзник по НАТО Франция пытается обуздать своих противников — множество группировок, связанных с Аль-Каидой, присягнувших на верность ИГИЛ, а также других террористических и просто бандитских формирований. После коллапса режима Каддафи в Ливии, Мали наводнило современное вооружение и религиозные фанатики, сепаратисты-туареги также пошли в наступление. В ходе операции ”Сервал”, которая предшествовала ”Бархану”, и имела схожие цели, продвижение разномастных боевых групп удалось остановить, и даже довести дело до заключения перемирия, которое, впрочем, никто по сей день не соблюдает. База Гао, расположенная на территории аэропорта рядом с одноименным городом, является основным опорным пунктом французских вооруженных сил, чей контингент в Мали насчитывает около четырех тысяч человек. Вице-канцлер министерства обороны Кристьян Прикк отмечает, что для участия эстонского контингента в этой миссии есть причины как военного характера, так и политического.

Кадр из видео: Scanpix

Несомненно то, что в ходе размещения наше подразделение получит определенный опыт проведения контр-террористических операций против противника применяющего асимметричный подход к боевым действиям — действия из засад, сочетание минных ловушек и стрелкового оружия, тактики ”бей — беги”. Надо отметить, что такой modus operandi оттачивается исламистами еще со времен советской интервенции в Афганистан, а использование дронов и сетевых технологий превратило фанатиков в грозного противника, который обладает хорошо организованной связью, неотличим от мирных жителей и при этом имеет доступ к обширным арсеналом стрелкового оружия, взрывчатых веществ и дешевых электронных компонентов для снаряжения фугасов, дистанционного подрыва и осуществления разведки в режиме реального времени.

Scanpix

Ситуация в Мали напряженная

ТОП

В качестве иллюстрации того, с чем, возможно, придется столкнуться бойцам эстонского взвода (контингент численностью в 50 человек можно условно назвать взводом с приданными службами усиления и поддержки) можно привести инцидент произошедший с французским патрулем попавшим в минувшее воскресенье (1 июля) в засаду в окрестностях Гао. По имеющейся информации, двигавшийся по направлению из города патруль был атакован при помощи заминированного автомобиля. Сначала колонне заблокировали путь, после чего произошел взрыв. По данным официальных источников Франции и Мали при атаке погибли четверо мирных жителей, а несколько солдат получили ранения.

На видео попавшем в распоряжение агенства AFP отчетливо виден тяжело поврежденный и, возможно, охваченная пожаром колесная БМП VBCI, стоящая на вооружении французской армии.

В тот же день, в окрестностях того же Гао, на мине подорвалась группа повстанцев-туарегов сотрудничающая с французскими войсками и законным правительством. Результат — четверо погибших ополченцев и трое раненых.

В предшествовавшие дни на севере Мали было ничуть не спокойнее. В пятницу 29-июня смертник атаковал объединенный штаб контртеррористической операции африканских стран (всего в ней участвуют представители пяти стран: Буркина-Фасо, Мали, Нигера, Чада и Мавритании). Численность задействованных сил армий этих государств планируется довести до пяти тысяч человек. Французы со своей стороны, располагают группировкой численностью в 4 тысячи, и это не считая миротворческой миссии ООН, которая насчитывает 12 тысяч в своем составе. В этом море из 23 тысяч скоро окажутся и наши 50 бойцов.

Но вернемся к ежедневным сводкам. За день до подрыва французской колонны, то есть в субботу 30 июня, на мину нарвались военнослужащие армии Мали, и снова четверо из них погибли.

Гусеницы или колеса? Какую броню мы берем с собой

В стратегическом плане Мали представляет из себя сложный ребус. На этом ”театре” очень много действующих лиц, нельзя сказать, что правительственные войска ситуацию контролируют. И это при том, что территория страны сравнима по площади с Францией, Германией и Польшей вместе взятыми. Руководитель оперативного отдела штаба Сил Обороны Эстонии полковник Аарон Кальмус отмечает, что для наших солдат это не будет прогулкой по парку. Условия непростые а оперативная ситуация оставляет желать лучшего. В задачи наших бойцов входит патрулирование периметра базы, и другие задачи. Кроме пеших патрулей также будут осуществляться патрули на броне.

При этом мы оставляем дома недавно приобретенные боевые машины CV90 и отправляем солдат в Мали на видавших виды бронетранспортерах Sisu XA-180приобретенных в Финляндии и модернизированных в Эстонии. По словам представителей Сил Обороны брать на миссию вооруженные тридцати пяти- миллиметровыми автоматическими орудиями гусеничные машины было бы чрезмерно для выполнения стоящих перед нашими войсками задач.

Foto: Andres Putting

По мнению бывшего главкома Сил Обороны Антса Лаанеотса, Pasi выбран из-за того, что обладает сносной противоминной устойчивостью, а также значительно дешевле в эксплуатации. ”Конфликт в Мали это неконвенциональная война. Засады и фугасы — вот главная опасность. Эксплуатацию гусеничной техники (CV90) могут позволить себе только богатые страны, к тому же Pasi подходит для решения задач стоящих перед нашим подразделением” — говорит Лаанеотс.

Военный историк и ветеран миссии в Афганистане Игорь Копытин отмечает, что при определенном уровне минной угрозы защищенность БТР Pasi может вызывать озабоченность. ”Западные армии боятся нести потери, так как смерть даже одного солдата может привести к далеко идущим политическим последствиям. И здесь необходимо верно оценить риски. К сожалению специализированных минозащищенных машин в наших войсках на данный момент нет.” — рассуждает Копытин.

Scanpix

При этом, Лаанеотс опять подчеркивает политическое значение эстонской миссии — ”Французы сидят в наших лесах, как бы мы выглядели, если бы не предложили посильную помощь?” — говорит отставной военный.

Согласно последней полученной от министерства обороны информации, дата вылета нашего контингента до сих пор не определена, и по словам вице-канцлера Кристьяна Прикка все упирается в некие нерешенные вопросы логистики.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии