Говори хоть на суахили, лишь бы не по-русски

 (41)
Говори хоть на суахили, лишь бы не по-русски
Фото: личный архив Вячеслава Иванова

В конце прошлой недели министр регионального развития, строительства и жилищно-коммунального хозяйства Украины Геннадий Зубко предложил отказаться от использования русского языка.

Новость не ахти какого сенсационного характера – украинские политики разного ранга, начиная от главы государства, периодически выносят на более-менее широкое обсуждение лингвистические новации уныло однообразного содержания: «Русский язык, геть из человеческой речи!».

Как правило, эти призывы встречают у тех специфических слушателей, к которым они обращены, сочувственное понимание. Собственно, их и агитировать-то особо не надо, они и так «ту москальску мову» на дух не переносят.

Однако на этот раз случился легкий конфуз. Министр ЖКХ выбрал для своего языкового демарша не самое удачное время и место, а также не самую благожелательную аудиторию.

Что касается места, то призыв пана Зубко прозвучал на Первом форуме регионов Белоруссии и Украины, который проходил 25-26 октября в белорусском Гомеле. И хотя выступавший там на украинском языке министр и попытался неуклюже оправдать явно расистский тон своего призыва, сказав, что «с удовольствием послушает белорусских коллег на белорусском языке», однако искомого сочувствия среди участников форума так и не встретил.

Правда, тактичные хозяева, блюдя законы вежливости, не стали выносить «сделавшему неприличность» гостю прямого порицания, однако министр информации Белоруссии Александр Карлюкевич, комментируя случившееся агенству РИА Новости, в нейтральной тональности подчеркнул, что в Белоруссии два государственных языка – белорусский и русский, и каждый сам решает, на каком из них говорить. От дальнейших комментариев он отказался…

Кто не хочет – пусть не слушает…

При знакомстве с сообщением об инновациях пана Зубко у меня появилось ощущение, которое принято обозначать французским словом «дежавю» (уже виденное). Иногда такое состояние называют ещё ложной памятью: дескать, это только так кажется, что вы где-то когда-то видели, слышали или переживали нечто подобное, а на самом деле это фокусы вашего подсознания.

Но у меня с подсознанием всё в порядке, а что-то подобное я действительно и видел, и слышал, и переживал, что называется, в натуре.

Это случилось на заре перестройки, во времена Поющей революции, Балтийской цепочки и прочих романтических событий. В Таллинне проходил очередной слёт Балтийского Форума, мероприятие, аналогичное упомянутому выше Форуму регионов Белоруссии и Украины.

В зале тогдашнего Дома политпросвещения, на месте нынешнего центра «Солярис», присутствовали делегаты от всех трёх республик тогда ещё Советской Прибалтики. Три запланированных заседания вели по очереди представители каждой из «трёх сестёр», выступавшие говорили каждый на своём родном языке, а для того, чтобы было понятно всем и каждому, в поте лица трудились переводчики, так что зал напоминал Центр управления космическими полетами: все сидели в наушниках.

И вот, после перерыва, настал черёд Эстонии. Роль ведущего исполнял известный спортивный журналист Лембит Койк, который и открыл новое заседание. Но когда он заговорил, две трети зала принялись недоумённо крутить головами и нервически пощёлкивать по своим наушникам.

Выяснилось, что из-за организационных неувязок переводчикам предоставили обед с опозданием, и поэтому они не успели вовремя занять свои места в специальных кабинках…
К Койку подошли несколько человек и что-то зашептали ему на ухо, выразительно показывая в зал. Но Лембит невозмутимо продолжал говорить по-эстонски. Тогда уже из зала ему стали выкрикивать: «Говори по-русски, здесь все понимают этот язык!». Надо ли уточнять, что и сами эти возгласы звучали на русском языке. Но ведущий с чисто нордической настойчивостью так и не перешёл на чуждый ему язык. Хотя точно знаю, что говорил он на нем свободно, да и понимал не хуже…

ТОП

В конце концов, неприветливых переводчиков выдернули из-за обеденных столов и водрузили-таки в их кабинки, и ситуация более-менее вошла в нормальную колею; хотя какое-то время в наушниках ещё раздавались, вперемешку с переводимой речью, характерные звуки: переводчики дожевывали свой обед…

А ведь если серьёзно: ведущий показал свое полнейшее неуважение не столько к русскому языку – в конце концов, может, он и правда так не любил его, – сколько к гостям из соседних республик. Они же не были обязаны знать эстонский…

Давайте поделимся опытом!

Вообще-то, положа руку на самое дорогое, что у меня есть, следует признать, что с тех пор в области межъязыкового общения Эстонии достигнут заметный прогресс. И хотя у нас в семье тоже не без… ну, сами знаете, кого… И даже некоторые президенты позволяют себе высокомерно отзываться о русском языке как о языке оккупантов. Но всё-таки на круг обстановка здесь, на мой взгляд, более терпимая, чем в любой другой бывшей «братской республике». За исключением, разумеется, той же Белоруссии. Конечно, языковая инспекция донимает, но и к ней как-то притерпелись и миримся как с неприятной неизбежностью в виде, например, дождя с мокрым снегом: холодно и противно, но такой уж у нас климат…

Вот и поделиться бы опытом с друзьями из незалэжной. А то наши эмиссары постоянно наведываются на Украину для оказания помощи в налаживании структур э-государства, в освоении экономических, финансовых, военных и политических стандартов и навыков, необходимых для вступления (пока ещё для Украины очень и очень гипотетического) в Евросоюз и НАТО. Вот и совместили бы с передачей опыта – как научиться терпимости к носителям другого языка. Или, если уж носители совсем не по душе, так хотя бы к самому языку, который уж точно ни в чём не виноват.

А заодно, кстати, могли бы поделиться и навыками общения двух церквей одной конфессии – православной, но разной юрисдикции – Константинопольской и Московской патриархий. Эстония по этим граблям уже немного походила и извлекла из такого хождения хороший урок.

Если бы удалось его усвоить и украинским единоверцам, так эстонским были бы честь и хвала. И тогда, по выражению одного из персонажей повести «Пикник на обочине» братьев Стругацких, все «аж содрогнутся от удовольствия!».

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии