Другие итоги года: возвращение постсоветского шика и Snapchat-мания

 (7)

Другие итоги года: возвращение постсоветского шика и Snapchat-мания
Foto: Dimitrios Kambouris, AFP

Вот уже и год подходит к концу, поэтому самое время подвести модные итоги года. Как обычно, год в мире моды не обошелся без скандалов, а главные тренды могут многих оставить в недоумении. Читайте, кто из дизайнеров “подмочил” в этом году репутацию и как весь мир полюбил “постсоветский шик”.

Если нужно выбрать бренд, чтобы охарактеризовать 2016 год, то это, несомненно, дизайнерский коллектив Vetements, глава которого — грузинский дизайнер Демна Гвасалия. Возможно многие слышали про этот бренд, продающий за тысячи евро одежду, полностью скопированную с той, которую можно найти на любом рынке в разы дешевле. Благодаря этому бренду в моду вошли вещи ”оверсайз” (бомбер XXXXL размера надеть не хотите ли?) и высокие сапоги чуть ли не до паха.

Гвасалия родился в Грузии в 1981 году, и его детство пришлось на времена СССР, а юность — на постсоветские девяностые. Стиль одежды тех времен он активно отражает в своих коллекциях, в особенности для бренда Balenciaga, дизайнером которого он был назначен в конце 2015 года. Иронично, не правда ли: стиль и элементы одежды, которые с усмешкой и содроганием вспоминают на постсоветском пространстве, теперь во всю котируются на Западе, считаясь стильными.

ТОП

Demna Gvasalia Foto: DANIEL LEAL-OLIVAS, AFP

На волне ”постсоциалистического шика” еще большую популярность набрал и Гоша Рубчинский, над вещами которого иронизировали пользователи рунета в серии картинок ”Что купить вместо вещей от Гоши Рубчинского”. Например, кто-то подсчитал, что носки от Рубчинского стоят столько же, сколько 48 пачек гречки. Цены на одежду Vetements многие тоже считают завышенными, в результате чего родился пародийный бренд Vetememes (к названию модного лейбла добавили слово ”мемы”), который продает почти идентичные вещи в разы дешевле. Жизнь имитирует искусство или искусство имитирует жизнь?

Кстати, Гвасалия — близкий друг Ренаты Литвиновой, которая активно продвигает его работы и в России. Возможно, у уроженцев постсоветского пространства, которые лично наблюдали и до сих пор лицезреют данный стиль на улицах своих городов, вещи грузинского дизайнера и не вызовут ”ВАУ-эффекта”. Зато теперь на Западе продается — и активно раскупается — худи с надписью ”ЗЕМФИРА” на спине.

Культурная апроприация и непристойное поведение

Слышали ли вы когда-нибудь термин ”культурная апроприация”? К сожалению, в последние годы он ходит рука об руку с дискуссиями о мире моды. Термин, преимущественно используемый в Америке, означает заимствование или использование элементов культуры членами другой культуры, что рассматривается в негативном ключе как эксплуатации и воровство.

Если со стороны Dolce & Gabbana действительно было бестактно назвать модель ярких сандалий в своем магазине термином Slave Sandals (”сандалии рабыни”), то Марк Джейкобс и не думал, что дреды на его показе вызовут такой шквал возмущения в интернете.

Foto: Dolce & Gabbana

Стоит отметить, что согласно концепции культурной апроприации элементы стиля, присущие одной культуре, не должны носить представители другой. То есть, кимоно — только для японцев, сари — только для индийцев. Такую же логику применяют и к дредам: мол, они имеют корни в африканской культуре, и кроме чернокожих их носить никто не должен. Возможно, для наших местных реалий такие заявления звучат несколько абсурдно, но в США этот дискурс имеет под собой политическую подоплеку.

В общем, все бы ничего, шумиха утихла и сошли бы дреды Джейкобсу с рук, если бы обиженный дизайнер не решил довольно грубо защищать себя в социальных сетях, при этом заявив, что раз белым нельзя носить дреды, то и чернокожим не стоит выпрямлять свои волосы. Естественно, эти аргументы ему никак не помогли, и инцидент перерос в настоящий скандал.

Foto: ANDREW KELLY, REUTERS

Говоря о скандалах, нельзя не упомянуть небольшой инцидент вокруг марки Saint Laurent Paris, некогда носившей имя Yves Saint Laurent. Эди Слиман, которой когда-то и сменил название известного бренда, был в этом году грубо говоря уволен с поста креативного дизайнера.

После того, как новая коллекция бренда под руководством дизайнера Энтони Вакарелло получила множество похвалы за ”возвращение к корням” и использование культового лого YSL, Слиман решил в социальных сетях доказать, что он тоже чтил наследие великого Ив Сен-Лорана и разразился в социальных сетях тирадой, перечисляя все моменты своей карьеры, когда он использовал знакомое всем лого.

От этого имидж Слимана пострадал еще больше, а сам бренд Saint Laurent Paris прошел ”перезагрузку” и кардинально обновился. Хорошо смеется тот, кто смеется последним — в итоге бренд стер под чистую из всех официальных социальных сетей любые намеки на предыдущие работы Слимана для бренда. Вывод — иногда лучше промолчать.

Foto: BERTRAND GUAY, AFP

Главные потери года

Как отмечают многие пользователи соцсетей, с отрицательной стороны 2016 год запомнится числом ушедших в мир иной знаменитостей. Мир моды тоже очень сильно пострадал, потеряв многих ярких представителей. В этом году скончались дизайнеры Андре Куреж, чей бренд Courrèges был перезапущен в 2015 году, и легендарная Соня Рикель, запомнившаяся вязаными коллекциями и своей ярко-рыжей шевелюрой.

Sonia Rykiel Foto: JEAN-PIERRE MULLER, AFP

В декабре умерла бессменный главный редактор итальянского журнала Vogue Франка Соццани, занимавшая этот пост с 1988 года. Соццани считалась одной из самых влиятельных персон в мире моды. Под ее руководством Vogue Italia стал культовым журналом, отличавшимся свежестью и креативностью идей и фотосессий, а еще она открыла фотографа Стивена Майзела, которого считают истинным маэстро модной фотографии.

Franca Sozzani Foto: Luca Bruno, AP

Смерть косвенно связанных с миром моды знаменитостей также оставила свой след в тенденциях 2016 года. В январе скончался легендарный музыкант Дэвид Боуи, и его многочисленные сценические образы и эксцентричный стиль нашли отражение во многих показах, коллекциях, макияже и фотосессиях.

В декабре скончался певец Джордж Майкл, который, кстати, вместе с Кейт Мосс был однажды на обложке французского Vogue. Возможно, многие помнят его клип на песню ”Freedom 90”, в котором приняли участие супермодели тех времен: Линда Евангелиста, Наоми Кэсбелл, Синди Кроуфорд и другие. Пару месяцев назад на сайте Vogue была опубликована версия клипа 2016 года с современными супермоделями, среди прочих: Адрианой Лимой, Ириной Шайк и Анной Эверс.

Поколение новых муз

Кстати о Синди Кроуфорд — а вы знали, что ее дочь Кайа Гербер тоже начала активную карьеру модели? В апреле она с мамой появилась на обложке Vogue Paris, и уже успела сняться в рекламе Versace и Miu Miu. И да, она очень похожа на Синди, только в отличии от мамы у Кайи родинка меньше размером и находится под губой.

А тем временем бессменный дизайнер Chanel Карл Лагерфельд без ума от Лили-Роуз Депп, дочери Джонни Деппа и модели-певицы-актрисы Ванессы Паради. Рекламные плакаты парфюма Chanel с ней можно сейчас лицезреть по всему Таллинну. Видимо, как возвращается в моду старый стиль одежды, так и возвращаются модели былых времен — только теперь в реинкарнации своих дочерей.

Foto: Amica.it

Однако не все в восторге от нового поколения дочерей-моделей. Многие считают, что это не более чем проявление непотизма, и именно непотизм характеризует главный тренд 2016 года — якобы в мире моды воспевают не тех, кто этого заслуживает, а тех, у кого лучше связи и больше фолловеров в Instagram.

Действительно, в 2016 году Instagram чуть ли не диктует моду. Многие бьюти-блогеры сети Instagram уже стали настоящими знаменитостями, их снимают для журналов и приглашают рекламировать косметику. Теперь уже нельзя отрицать то огромное влияние, какое социальные сети оказывают на модные тренды.

A video posted by Kylie (@kyliejenner) on Sep 7, 2016 at 8:06am PDT

Именно в Instagram и зародился ”образ года”: четко подведенные брови, кольцо в нос, матовые пухлые губы и чокер на шее. А еще не стоит забывать всякие модные чэлленджи, типа "сто слоев тоналки-помады-лака для ногтей" — в общем, есть что забыть и оставить навсегда в уходящем году.

А еще в 2016 году везде четко фигурирует главный друг молодежи — Snapchat. Приложение, с помощью которым можно делиться фотографиями повседневной жизни, также имеет ряд фильтров, с помощью которых можно наложить на свое фото или видео, например, венок из цветов или маску. Но самый популярный фильтр — морда собаки, который почему-то особенно всем полюбился.

Мировые модные тенденции нашли отражение и на Таллиннской неделе моды. Вспомнить, как проходила Таллиннская неделя моды 2016 можно здесь.

Мир моды — такой переменчивый, и может моментально сделать поворот на 180 градусов и кардинально поменять все текущие тренды. Что же станет с ним в 2017 году? Остается только ждать, и пристально следить.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии