”Золотая Маска в Эстонии” отмечает юбилей: а как все начиналось

 (7)

Marat Gatsalov - Eesti Vene teatri kunstiline juht
Marat Gatsalov - Eesti Vene teatri kunstiline juht Foto: Sven Arbet

В этом году фестиваль ”Золотая Маска в Эстонии”, давно ставший заметным явлением в культурной жизни страны, отмечает юбилей. А начиналось, по словам директора фестиваля Светланы Янчек, все очень обыденно, пишет ”МК-Эстония”.

”Идея, на самом деле, лежала на поверхности. Самым главным было убедить людей, которые выделяют деньги на проекты, в том, что идея жизнеспособна, что она вызовет интерес и что мы в состоянии воплотить ее в жизнь”.

Они были очень самонадеянны, потому что никакого опыта проведения фестиваля у них не было. Ну, приезжали на ”Золотую Маску” в Москву, ну, смотрели, как проходит фестиваль — так ведь видели только фасад. Однако горели желанием что-то подобное провести в Таллинне.

Эстония стала первой

”Золотая Маска в Эстонии” стала первым зарубежным проектом российской ”Золотой Маски”. К слову, были и другие претенденты. Но предпочтение отдали Эстонии. Почему? А потому, наверное, что у наших энтузиастов было большое желание и небольшая команда, которая каким-то образом сумела найти неопровержимые аргументы и для российской, и для эстонской стороны, что было гораздо сложнее, поскольку о ”Золотой Маске” в Таллинне мало кто знал.

ТОП

Тогдашний мэр Таллинна Тынис Пальтс внял пылким доводам, и с эстонской стороны первый фестиваль профинансировала столица.

Тогдашний директор Центра русской культуры Александр Ильин, которому принадлежала идея фестиваля, дал кров над головой. И мебель, столы, стулья в придачу.
Афишу первого фестиваля видели идеальной — необходимо было выстрелить. Выбор был огромный. Но! Когда были достигнуты первые договоренности с Министерством культуры России, оказалось, что выбранные театры просто не успевают поменять свои графики.

”Это сейчас мы идем на опережение, то есть сегодня работаем уже над фестивалем 2015 года и ведем переговоры с театрами, даже не зная, какое у нас будет финансирование. Но есть опыт. Есть представление о том, сколько минимально можно собрать денег, чтобы вложить в фестиваль. А тогда все было впервые. И когда собрали деньги, стало понятно, что переговоры можно вести только с теми театрами, которые готовы подстроиться под наши планы”, — поясняет Светлана Янчек.

Но, тем не менее, первой ”Золотой Маске в Эстонии” очень повезло: петербургский Малый Драматический театр в означенные дни был свободен. Лев Додин согласился приехать со своими ”Братьями и сестрами”, легендарным спектаклем, который живет 20 лет, не увядая, и за эти годы объездил весь мир и вошел во многие театральные учебники.

Организаторам также хотелось показать молодую режиссуру и авангардный театр — привезли ”Кислород”. Спектаклю тогда был всего год с небольшим, но он уже успел прогреметь на многих фестивалях.

Из Екатеринбурга привезли ”Провинциальные танцы” — в Эстонии развит модерн-танец, и интерес к этому жанру очень велик. К тому же спектакль отвечал желанию показать не только столичные, но и провинциальные театры.

А личным выбором Светланы Янчек был ”Царь Эдип” петербургского Театра на Литейном — ей очень нравился этот спектакль. Он и стал для нее первым неординарным испытанием.

Актриса в воздухе, а публика в зале

Главную женскую роль в спектакле играла замечательная актриса Ксения Раппопорт. Летела она в Таллинн на фестиваль из Италии, со съемок. И не успела на пересадочный рейс в Праге. В Таллинне об этом узнали за четыре часа до начала спектакля. И принялись быстро искать варианты. Но рейсов не было! И родилась безумная идея — отправить за ней в Прагу частный самолет.

”Мы нашли компанию в Эстонии, которая сотрудничает с немецкой авиакомпанией — они нашли во Франкфурте небольшой самолетик. Но потребовали гарантию, что этот рейс будет оплачен. Суббота. Все учреждения закрыты. Мы не можем даже попросить гарантийное письмо у министерства. В таком случае, сказали нам, принесите денежный залог в офис эстонской фирмы, иначе самолет из Франкфурта в Прагу не вылетит. Но это тоже было нереально — наличных денег у нас не было”, — вспоминает Светлана Янчек.

Но в команде был Александр Сергеевич Ильин — он нашел затребованную сумму, которая тогда казалась просто нереальной. ”Дипломат” с деньгами доставили в офис — самолет вылетел из Франкфурта, приземлился в Праге, забрал Ксению Раппопорт. Потом она рассказывала, что чувствовала себя в этом самолетике, ”как лягушонка в коробчонке” — ужасно болтало и трясло!

Раппопорт в воздухе, а публика — в зале. И тогда Ильин отправил курьера — благо магазины, в отличие от учреждений, работали, и ограничений на продажу алкоголя не было. Привезли закуску… Попутно директор Театра на Литейном и Ильин непринужденно общались со сцены с публикой. Параллельно поступали сводки: Ксения Раппопорт приземляется, проходит паспортный контроль… В аэропорту ее ждала машина. Когда было объявлено, что она едет по бульвару Мере, публика высыпала на ступеньки центра культуры Salme и встретила актрису аплодисментами. Она вышла из машины и расплакалась. Как метеор переоделась и через пять минут вышла на сцену. Спектакль начался. И это был замечательный спектакль!

Не останавливаться после первого ”нет”

Первый фестиваль был самый сложный, потому что первый шаг — самый трудный. Уже потом была пройдена хорошая школа, и был усвоен главный урок — всегда добиваться результата.

”Поначалу я куда-то приходила, что-то объясняла, мне по каким-то причинам отказывали — я уходила и начинала продумывать другой вариант. Сейчас до второго варианта дело доходит крайне редко”, — говорит Светлана Янчек.

Помнится, открывался первый фестиваль в Эстонском театре драмы. А там накануне была премьера, и на фасаде висел огромный баннер с портретом Марии Авдюшко. Снимать его не разрешили — директором театра был муж актрисы, аргумент веский. И баннер ”Золотой Маски” красовался на Центре русской культуры, где был офис фестиваля.

”Приезжает из Москвы генеральный директор ”Золотой Маски” Мария Ревякина, Проходит мимо театра. ”Это что такое?”. Объясняю. ”Надо повесить наш”. — ”Но это невозможно”. — ”Почему? Влезают четыре человека, отвязывают один баннер, вешают другой”. И вдруг я поняла: в самом деле, почему нет? И за два часа до открытия наверх взобрались четыре человека… А после спектакля наш баннер сняли и повесили обратно Марию Авдюшко”.

Так, главной заповедью стало: не опускать руки у первого барьера. Решение всегда есть, только нельзя останавливаться после первого ”нет”.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии