Рыцарь с железной дороги

 (15)
Олег Осиновский (38)

• Родился 27 мая 1966 года в Алма-Ате

• Окончил школу в Омске

• 1988-й — окончил Ленинградский институт инженеров железнодорожного транспорта по специальности "тепловозы и тепловозное хозяйство"

• 1988-й по 1999-й — работал в Тапа мастером и зам. начальника локомотивного депо

• 1992-й — создал свою фирму по железнодорожным перевозкам

• 2005-й — председатель правлений Spacecom и Skinest Projekt, председатель совета Даугавпилсского локомотиво-ремонтного завода

• Женат, имеет двух сыновей 19 и 3 лет


Олег Осиновский — король эстонского транзита — прогремел на всю страну из-за ареста, за которым стоит Эстонская железная дорога, которая решила устранить главного конкурента с помощью полиции безопасности (КАПО).

–  Сейчас мне вручили официальное обвинение в том, что я вступил в картельный сговор с Эстонской железной дорогой с целью раздела рынка. Я полагаю, что этот договор есть у КАПО и его должны предъявить в качестве главной улики, мне очень интересно на него посмотреть. Допроса как такового не было, полицию мало что интересовало, кроме моих биографических данных. К полицейским у меня нет никаких претензий — мне дали время съездить домой, помыться и потом повезли на допрос. Я, честно говоря, до последнего не верил, что меня посадят в камеру.

–  Когда полицейские подошли после таможенного контроля (он только что прилетел из Иордании с железнодорожной выставки — Н. М.), какие чувства вы испытали?

–  Удивление. Наручников, слава богу, не надели, все обставлено было очень корректно. Потом, в камере — злость, что такую серьезную и уважаемую организацию, как КАПО, использовали для борьбы с конкурентами. Понятно, что распоряжения отдавались не на высшем уровне, а где-то посерединке. Господин Синиярв, выполняя план, разработанный Райво Варе, договорился с одним из руководителей КАПО за деньги или "по понятиям", не знаю. Надеюсь, этот вопрос будет расследован.

–  Осиновский отсидел в камере 44 часа — это что?

– Это один из способов напугать. Не меня, а прежде всего российских акционеров, показать им, что Эстония против российского капитала.

–  Эффект достигнут? Акционеры испугались?

–  Были удивлены и разочарованы, что в демократической стране так запросто монополисты могут выдавать такие трюки, используя полицию.

–  После вашего ареста прозвучали сравнения с печальной историей Ходорковского.

–  Здесь совсем другое. Эстонское государство абсолютно ни при чем, оно очень правильно и корректно отреагировало на этот инцидент. Это был очередной ход частной американской компании, владеющей ЭЖД. Райво, конечно, сильно подорвал имидж ЭЖД, и, наверняка, акционеры в скором времени должны начать думать о смене правления. Ведь теперь невозможно вести никакие переговоры с нынешними членами правления ЭЖД, так как есть большая вероятность быть записанным. Мою беседу с ЭЖД, например, снимали на камеру, пытаясь выудить неоднозначные ответы на провокационные вопросы. И хотя этот замысел провалился, арест все-таки санкционировали.


Как закалялся железнодорожник

–  В конце 80 х омский абитуриент поехал завоевывать северную столицу, зная, что он станет моряком.

–  Тогда я не думал о железной дороге, поступал в "макаровку", но был неприятно удивлен воинской глупостью. Например, все курсанты должны были проходить медкомиссию абсолютно голыми. Когда я в таком виде пришел к стоматологу и поинтересовался, почему, собственно, осмотр зубов должен проходить в жанре "ню", врач был удивлен моей дерзостью и ответил, что так положено. Потом некий начальник застал меня с сигаретой во дворе и сделал строгий выговор, а еще… Желание быть моряком быстро улетучилось, и я отправился по стопам отца — в железнодорожный институт.

–  Такова была родительская воля?

–  Нет, мой отец хоть и был профессором в железнодорожном институте, никогда на меня не давил в выборе профессии..

–  Как вам показалось житье в Тапа после Питера?

ТОП

–  Первый год — очень тоскливо, я метался, все, что мы учили, оказалось совсем иным, но потом успокоился, и началась повседневная работа. Я вкалывал по 15 часов, днем работал мастером, ночью — помощником машиниста, целеустремленно делал карьеру. Мне было 22 года, мы с женой и маленьким ребенком жили в гостевой комнате локомотивной бригады (мне как прибывшему выпускнику не выделили даже комнату в общежитии). Потом появилась девятиметровая комнатка в общаге.


Солнце жизни в зените

Бизнес занимает все время Осиновского — если его нет в кабинете, значит, он едет на переговоры, по дороге ежеминутно отвечая на телефонные звонки. Но жена Ирина относится к этому с пониманием и полным спокойствием — они уже 20 лет вместе. На ее плечах — забота о большом доме в Табасалу и воспитание детей. Впрочем, есть еще два члена семьи — 13-летняя Кристина — преданная бультерьерша и молодой золотой ретривер Филимон.

–  Старшему сыну Евгению уже 19, учится на первом курсе философского факультета в Тарту. Марку всего три года. Его рождение для нас с Ириной стало большим событием — все-таки ребенок, рожденный родителями в сознательном возрасте, воспринимается совершенно по-другому. Когда ребенок становится взрослым, то понимаешь, что жизнь уже клонится к закату, а когда ты снова становишься родителем, то солнце возвращается в зенит. Решение о рождении Марка нами принималось осознанно, его ждали с нетерпением, а наблюдать за развитием маленького человека, который практически сканирован с меня, одно удовольствие.

– Как братья ладят между собой?

– Оба брата нежно дружат, несмотря на разницу в возрасте.

– Не жаль было, что сын ушел в философию, пора подумать и о наследниках?

– Для любого владельца фирмы вопрос о наследнике всегда стоит ребром. Тем не менее, я на сына в выборе призвания никогда не давил, помня своего отца. Я не устаю повторять, что Осиновский не может получать четверки, и сын полностью соответствует этому. Я горжусь его серебряной медалью, потому что он, русский мальчик, получил ее в эстонской школе.

– Язык общения у вас в семье русский?

– Не совсем. Поскольку моя жена эстонка, то с сыновьями она общается на эстонском, а я со всеми разговариваю на русском. Эстонский понимаю, но не говорю на нем, потому что не люблю делать ошибки.

Недавний арест Осиновского продолжил военные действия на железной дороге. AS Eesti Raudtee в очередной раз 27 мая отказалась подписать с AS Spacecom договор на перевозки на период графика движения 2005 / 2006. Несмотря на то, что AS Spacecom четко выполнило все условия суда и перевело на его депозит 82,5 миллиона крон, Eesti Raudtee отказалось от получения денег и от подписания договора. С субботы спейскомовские поезда, направленные к одному из крупнейших терминалов в Прибалтике E. O. S., стоят. AS Spacecom из-за простоя теряет по миллиону крон в день. "В прошлый раз таким способом ЭЖД увела одного из наших клиентов — Trendgate. Методы американцев на эстонской железной дороге получили оценку министерства экономики и коммуникации, которе вынесло предписание ЭЖД: разрешить проезд спейскомовским "бочкам". В ночь с четверга на пятницу составы тронулись. По заверению Олега Осиновского все убытки будут взысканы с ЭЖД.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии