Родители продолжают бить тревогу из-за "игр смерти": насколько серьезна ситуация в Эстонии?

 (16)

Родители продолжают бить тревогу из-за "игр смерти": насколько серьезна ситуация в Эстонии?
Foto: MK Estonia

”Хочу в игру!” — ”Точно? Обратного пути нет. Ты не сможешь уйти, если захочешь. У нас вся информация о тебе, и мы все равно тебя найдем”. — ”Я согласен”. Так начинается смертельная игра для подростков, которая путешествует по миру под названием ”Синий кит”. Есть еще одна. ”Беги или умри”, в которой дети перебегают дорогу перед несущимися автомобилями или поездами. "МК Эстония" выяснила, что тут правда, а что — массовая истерия, раздуваемая СМИ.

Началось все с того, что старшая дочь прибежала с вопросом, мол, знаю ли я, что есть игра такая, в которой нужно проснуться рано утром, быстро выполнить задание и снова лечь спать. К сожалению, я не в курсе всех игр детворы раннего подросткового периода, поэтому честно во всем созналась. И вот зря. Нужно было больше внимания уделить простому детскому вопросу. Потому что связь ”Синего кита”, благодаря которому подростки сводят счеты с жизнью, с не слишком конкретным любопытством 10-летнего ребенка, нужно было уловить сразу и провести разъяснительную беседу. Но в тот момент я была еще наивной и ничего не подозревающей мамашей.

ТОП

Второй звонок — друзья начали публиковать на своих лентах новости одна другой страшнее. Мол, берегите детей, следите за детьми, смертельная игра набирает обороты, дети совершают массовые самоубийства. Но и тогда я отмахнулась — мало ли бреда ретранслируют знакомые.

Третий звонок — начавшаяся истерия в СМИ. Потому что иначе как массовой паникой это назвать нельзя: во всех новостях, даже на самых заштатных каналах, которые смотрят только те, кто их делают, вовсю затрубили про ”Синего кита”. Пришло время засесть за сбор информации и тут стало страшно. Потому что, если верить тому, что пишут, это не просто подростковый бзик. Это куда хуже и опаснее — со всеми атрибутами манипулирования, угрозами и итоговой смертью жертвы.

”Киты” выбрасываются везде

Об опасных играх в последнее время говорят везде. И в России, и на Украине, и в соседней Латвии. Шокирующая новость: в Риге, до которой ехать всего ничего, пятиклассница выпрыгнула из окна школы. С высоты четвертого этажа. У ребенка множественные переломы, на данный момент девочка находится в больнице.

Как утверждают родители 11-летней девочки, ее прыжок был той самой, роковой частью игры в ”Синего кита”. Накануне девочки создали в Instagram хэштег #мы в игре и начали активно общаться в одном из мессенджеров на тему самоубийства. Дальше больше — родители передали полиции скриншоты этой группы (на одном из кадров на руке девочки выцарапаны Н+Т), а также видеоролик. На видео шокирующие кадры: пятеро детей в подъезде пытаются запечатлеть, как один из них совершает попытку самоубийства. Упоминается про злополучную группу.

На данный момент все это передано в полицию, но как утверждают родители ресурсу ru.focus.lv, никакого рвения стражи порядка не проявили. Более того, официально было заявлено, что в Латвии родителям нет причин опасаться за детей: подобных суицидальных групп не существует и все это лишь разговоры.

В Эстонии пока спокойно

Буквально на днях знакомый прислал официальное сообщение, которое в их школе распространил отдел защиты детей Департамента социального страхования. В письме подчеркивается, что в связи с волной паники полиция совместно с чиновниками распространяет объявление для учителей и родителей. В нем подробно объяснено, как реагировать и действовать в подобных ситуациях. Кроме того, это пояснение распространяется среди взрослых именно для того, чтобы избежать чрезмерного и неудовлетворенного детского любопытства. Спустя день это же сообщение с подробной инструкцией получили и остальные столичные школы.

На данный момент, как нам сообщила руководитель окружного отдела защиты детей Департамента социального страхования, информации о том, что в столице зафиксированы происшествия, связанные с вовлечением детей в эти группы, нет.

Несмотря на подобные уверения, паника распространяется довольно быстро. И особенно в этом усердствуют родители, которые несут информацию дальше, зачастую даже не пытаясь ее осознать и переварить. Отголоски докатываются до детей, которые также начинают интересоваться темой.

”Мне кажется, что в этой ситуации СМИ добились, чего хотели — сумасшедшей рекламы проекта, — замечает директор по внеклассной работе Тынисмяэской реальной школы Игорь Калакаускас. — Я считаю, что чем меньше внимания уделяется этой теме в СМИ, тем всем будет спокойнее и тем быстрее все сойдет на нет. Ведь донести до ребенка информацию о безопасности можно другими способами, без массовой истерии и нагнетания. Иначе эффект обратный. В любом случае, мы на нашем собрании обязательно будем обсуждать эту тему”.

Эксперимент: я — кит

Но теперь уже поздно пытаться призвать всех к спокойствию. Поэтому я решаю на собственном опыте проверить, насколько ”Синий кит” владеет умами и сердцами детворы. Для этого создаю аккаунт в намегапопулярной среди подростков социальной сети ”Вконтакте”.

Теперь я Маша Иванова, мне 15 лет. Я расстроена жизнью, меня не понимают, тяжелая депрессия, потому что только учеба и мама. Мама и учеба. Я одна. И для дальнейшей жизни причин не вижу. А закончить ее нужно максимально эффектно — чтобы мама заплакала, а одноклассники поняли, какой алмаз все это время находился рядом. Как-то так.

Сначала размещаю соответствующую картинку-аватарку. Затем добавляю нужные хэштеги и начинаю ждать. Буквально через четверть часа в друзья просится какой-то парень. Добавляю и жду дальнейшего развития событий. Но тут вяло — он весь в музыке, мои суицидальные наклонности его не интересуют. Более того, он мне даже не пишет. А я надеялась!

Отчаявшись ждать у моря погоды, загоняю в поисковик социальной сети заветные слова и, мягко говоря, удивляюсь. Потенциальных китов столько, что за популяцию можно не беспокоиться. Параллельно полно социальной рекламы, отговаривающей от глупостей. Но я ж подросток. Мне плевать. Выбираю девочку с мордашкй поумилительнее, тем более, у нее на ленте как раз картинка и нужные слова. Отправляю личное сообщение.

Реагирует она мгновенно. Банальный обмен приветами, я сразу иду в наступление — мол, играешь? Всерьез? Она интересуется, как далеко я зашла и насколько серьезны мои намерения. Я честно отвечаю, что не решила — страшновато. Она отвечает, что ей два псевдокуратора уже написали. И добавляет, что не надо играть.

Звоночек. Мне не нравится посыл — я ищу соратника по наклонностям, меня не нужно отговаривать. Дальше пишу, что нашла список заданий и решаю, хочу или нет. Собеседница настойчиво предлагает отказаться. Предлагает дружить, завести дневник, записывать туда свои переживания. И если тяжело и плохо — списываться с ней. И снова: ”Не играй!” Тут Машу озаряет: ”кит” ненастоящий! Во-первых, для подростка слишком грамотно пишет. Вот честно, для меня это очень важный показатель. Во-вторых, настойчивое желание меня вытащить.
С подростками нельзя так сразу и настойчиво, поэтому я достаточно невежливо отписываю обиженное ”все ясно, я пошла”. Она пытается меня вернуть, но…

В дальнейших поисках выяснилось, что все эти ”киты” — ненастоящие. И цель — уберечь малолетних героев от самого глупого поступка их жизни. Это прекрасно, что взрослые спохватились и начали искать решение проблемы. От себя только одно замечание: не нужно так резко и сразу приступать к отговариваниям. Дети мгновенно закрываются и исчезают в поисках настоящих ”китов”.

Беги или умри

Параллельно с ”китами” существует еще одна смертельно опасная игра. До сих пор непонятно, живет она сама по себе или же является одним из заданий ”Синего кита”, но… В общем, рады представить: ”Беги или умри”.

Она кажется менее трудоемкой, чем ”Кит”, поэтому играть в нее увлекательнее. Правда, никому не легче. По правилам, подростки должны проскочить перед мчащимся поездом или автомобилем. Максимально близко. Максимально внезапно. Второй снимает видео и выкладывает на ютьюб.

Сложно оценивать, что творится в голове у подростка, переживающего гормональную бурю. А как потом будет жить водитель, убивший ребенка, — об этом молодая поросль не задумывается.
В Эстонии про эту игру также известно больше со слов взрослых, у которых то один, то другой знакомый что-то где-то слышал. Но, к счастью, когда доходит до просьбы рассказать реальную историю, народ затихает. Потому что сарафанное радио.

Но на самом деле, этих игр со смертью куда больше, чем нам кажется. Современные дети почему-то получают особое удовольствие от игр со смертью. По сравнению с нынешними забавами игры в готов и эмо выглядят действительно детским лепетом. То, что творят нынешние дети в попытке привлечь внимание, собрать побольше ”лайков” в соцсетях — оно действительно пугает.

Взрослые пытаются найти мотивы и решение проблем. Но пока все ограничивается только убеждениями и разговорами. Например, веб-констебль Яна Фролова провела в феврале специальную неделю ”безопасного интернета” — детям рассказывала, какие потенциальные опасности могут подстерегать их в сети.

Внимательность и еще раз внимательность

”12-13 лет — это как раз всплеск раннего подросткового гормонального развития, — говорит психолог Лариса Потапова. — Ухудшается поведение, портятся отношения с родителями. С ребенком становится трудно общаться, и очень важно маме и папе не стать такими же подростками и не встать в позу ”ну и не надо!” Родитель должен быть открыт для контакта”.
Важно следить за переменами в поведении и образе жизни ребенка. Например, сын или дочь резко начинают носить черное. Это вполне допустимо, отчего нет. Но если параллельно ребенок стал замкнутым, перестал общаться, засел в компьютере — это сигнал того, что в его жизни что-то происходит.

”Дети — легкая добыча из-за того, что они не умеют справляться со своими эмоциями и чувствами, — объясняет Лариса. — Родители не учат. Современные родители еще сами незрелые и не умеют переживать боль и чувства. Часто уходят либо в соцсети, либо прибегают к помощи алкоголя. Детям никто не объясняет, что такое боль, что это все временное, что эмоции можно и нужно пережить и что все дети через это проходят.

Подросток должен к своему возрасту быть уверенным, что его чувства достойны того, чтобы их принимать, и тогда появится смелость их выражать в кругу близких или сверстников. А не прятаться в соцсетях под разными именами. Растерянных подростков вылавливают в соцсетях, им начинают внушать, что если он сделает то или это, ему станет легче. И так, шаг за шагом, ребенок уходит в себя. Если у ребенка сильное ”ЭГО”, если у него есть знание о себе, что он настолько силен, что неуспех его не убьет и никто не отвернется от него, то он найдет в себе силы справиться. А вот если ”ЭГО” ребенка слабое, незрелое, да еще и гормональные бури, увы, он начнет искать поддержку либо у сверстников, либо у тех, кого посчитает авторитетом”.

В любом случае, будьте открыты для своего ребенка и будьте рядом с ним каждый день. И следите за любыми изменениями в его поведении. Не дай бог в 4:20 утра увидеть чадо бодрствующим.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии