Не разговаривать, не сидеть в интернете, не носить короткие юбки: какие ограничения может установить работодатель?

 (48)

Не разговаривать, не сидеть в интернете, не носить короткие юбки: какие ограничения может установить работодатель?
Scanpix

В некоторых фирмах в обязанности сотрудников входит не только выполнение непосредственных рабочих задач, но и строгое следование правилам — одеваться согласно дресс-коду, выглядеть согласно нормам, общаться согласно предписаниям. И не дай бог переступить черту — серьезного предупреждения, а то и увольнения не избежать. ”МК-Эстония” выяснила, какие запреты может ставить начальник, и может ли он штрафовать работников за невыполнение подобных приказов.

Светлана работала в магазине одежды. Работу свою любила, всегда была обходительна и внимательна с клиентами, в соревнованиях между продавцами практически постоянно занимала первые места по качеству обслуживания. Но однажды начальница вызвала ее к себе и сделала выговор за то, что та в рабочее время разговаривала в примерочной с коллегой.

Девушка утверждает, что этот разговор носил исключительно рабочий характер, но начальница свои выводы сделала. Вроде бы конфликт был улажен и удалось отделаться просто предупреждением, но когда Светлана вышла после выходных на работу, ей настойчиво предложили подписать документы об увольнении. Девушка в шоке, что обычный разговор между коллегами стоил ей любимой работы.

Без телефонов и без денег

ТОП

Наталья столкнулась с другим ограничением на работе: у всех сотрудников на входе отбирали мобильные телефоны, хотя ее работа не предусматривала какой-то секретности.

”Это была турфирма, и никто не предупреждал меня о таких диких условиях. Нас было несколько новеньких работников. Как только мы пришли, нас попросили сдать телефоны, — вспоминает Наталья. — На компьютере были заблокированы почти все сайты и приложения. Так что у меня не было никакого ”окна” в мир вне стен офиса. Но последней каплей стало то, что обедать разрешали только в офисе, никаких выходов”.

В итоге первый рабочий день на новом месте стал для девушки последним. Она и ее коллега расторгли трудовой договор на следующий же день именно из-за немыслимых ограничений, которые накладывал работодатель.

Продавец-кассир в одном из супермаркетов Анна рассказывает, что каких-то серьезных запретов у них на работе нет, но определенные ограничения присутствуют. Во-первых, это, конечно же, униформа с бэйджем. Во-вторых, во время работы нельзя жевать жвачки, конфеты или что-либо еще.

”Мы обязательно должны здороваться и прощаться с клиентами. На каком языке это будет — нет четкого правила. Если я вижу, что передо мной эстонец, то стараюсь говорить на эстонском, с русским — по-русски. Помню, как-то одна эстонка, когда я начала с ней говорить на государственном, сама попросила меня говорить по-русски”, — делится Анна.

Она говорит, что какого-то отдельного запрета на разговоры во время работы нет, на них попросту не хватает времени.

”На рабочее место, то есть за кассу, нельзя проносить мобильный телефон. Также свои деньги нельзя брать с собой — только банковскую карту, — поясняет кассир. — Когда мы после работы что-то покупаем в магазине, то всегда показываем охране свои покупки и чек. Все прописано в договоре, так что нет никаких сюрпризов”.

Желание сотрудников придерживаться обычных привычек в стенах работы понятно. Но правила есть правила. И они всегда будут отличаться в зависимости от того, работаете вы в магазине или, например, в банке.

В магазине — на эстонском

”Мы исходим из действующих в Эстонии ограничений для сотрудников и наших правил организации труда, — комментирует специалист по персоналу Prisma Peremarket Айли Пыллу. — Наиболее важным для нас является то, чтобы сотрудник выглядел корректно и опрятно. Личные особенности внешности, типа татуировок, помехой для нас не являются. До сих пор такие вещи не беспокоили и наших клиентов”.

Согласно действующим в Prisma правилам организации труда, сотрудники обязаны носить форменную одежду с застегнутыми пуговицами. Обувь должна отвечать требованиям безопасности, а также быть чистой и ухоженной, закрытой спереди и зафиксированной сзади. Согласно Закону о пищевой безопасности и гигиене, сотрудникам, имеющим дело с продуктами, непозволительно находиться на работе с длинными ногтями или украшениями. Макияж сотрудника Prisma должен быть скромным и умеренным, длинные волосы должны быть уложены и скрыты, обслуживая клиентов, запрещено жевать жевательную резинку и пользоваться мобильным телефоном.

”Рабочим языком в Prisma является эстонский язык, но язык для общения между собой наши сотрудники могут выбирать самостоятельно, — отмечает Айли Пыллу. — Мы находим крайне важным, чтобы поведение сотрудника Prisma оставалось вежливым и достойным в любой ситуации”.

Татуировки банку не помеха

Пресс-секретарь Swedbank Лидия Кальюнди говорит, что работники, которые встречаются с клиентами лицом к лицу, создают первое впечатление не только о себе, но и о предприятии, которое они представляют, тем самым, важно, чтобы их внешность была соответствующей и располагающей.

”Работники банковских контор носят форму, которая помогает создать целостное впечатление. У тех сотрудников, которые с клиентами не должны встречаться, возможность выбора одежды шире. В общих чертах, мы ценим особенности людей и из-за татуировок не оставим человека без работы”, — констатирует представитель банка. — Недавно Swedbank ввел основы гибкой организации труда, которые разные отделы могут использовать, согласно своей рабочей специфике. У людей, работающих по графику, такой гибкости, конечно, меньше.

”Если предприятие может предложить сотрудникам некоторую гибкость, это позволяет сохранять равновесие между работой и личной жизнью, — отмечает Лидия Кальюнди. — Необычно сильного эффекта мотивации можно добиться, если дать возможность начинать рабочий день на полчаса или на час позже, и чтобы днем можно было сходить к врачу, на языковые занятия или на спорт. При этом сотрудники могут выбирать себе рабочее время в промежутке с семи утра до восьми вечера”.

Что касается личных звонков, то опять же все зависит от того, кем именно человек работает.
”При работе с клиентами мы частные звонки не делаем. Для этого есть перерывы”, — говорит Кальюнди.

Для тех, кто не работает в зале обслуживания, таких ограничений нет. Как и в плане использования интернета.

”Мы поддерживаем наших сотрудников, чтобы они были активны в электронной среде, следили за работой банка в социальных медиа, а также делились информацией и были в курсе новостей экономики”, — замечает пресс-секретарь Swedbank.

Предупрежден — значит вооружен

Так какие же ограничения может устанавливать работодатель по закону? Может ли, например, заставлять женщин приходить на работу исключительно в платье или юбке, проверять сотрудников на алкоголь, читать их переписку и прослушивать звонки, запретить общаться на родном языке в стенах офиса?

Юрист-консультант Трудовой инспекции Эльнара Наджафова делает акцент на том, что в трудовых отношениях как работодатель, так и работник должны вести себя лояльно и не нарушая права друг друга, исходя из добрых традиций, доверия и принципов разумности.

”Согласно Закону о языке, клиент имеет право получить услугу на государственном языке. Что касается общения между собой, работодатель может требовать говорить на эстонском только в зоне обслуживания клиентов, — отмечает юрист. — В других рабочих помещениях начальство не может диктовать, на каком языке говорить персоналу между собой”.

Эльнара Наджафова обращает внимание на то, что у каждого работодателя есть право устанавливать свои правила, этические нормы и т. п. Важно, чтобы каждый сотрудник знал и принимал эти нормы. Естественно, ознакомление с ними должно происходить еще при приеме на работу, это должно быть озвучено изначально и прописано в документах.

Пил или не пил?

”Безопасная рабочая среда — в первую очередь ответственность работодателя, который должен обеспечивать соответствие условий работы требованиям безопасности и гигиены труда, — говорит юрист-консультант Трудовой инспекции. — Закон о гигиене труда гласит, что запрещается работать под воздействием алкогольного, наркотического или токсического опьянения, а также психотропных веществ. В этом случае человек должен быть отстранен от работы”.

Также работодатель может установить, что и приход на работу пьяным считается нарушением.
”Хотя установить опьянение и подтвердить его на практике не так просто, — отмечает Эльнара Наджафова. — Полиция определяет алкогольное и наркотическое опьянение исключительно в случаях, предусмотренных в Законе о полиции и погранохране. Поэтому, чтобы определить опьянение у сотрудника, полиция не может сразу приехать по первому вызову работодателя”.

К тому же состояние здоровья, в том числе и состояние алкогольного опьянения, относится к деликатным данным работника, обработка которых ограничена Законом о защите личных данных. К примеру, если работник отказывается дуть в алкометр, заставлять его нельзя.

Впрочем, в некоторых сферах деятельности проверка на алкометре перед работой обязательна. Это зафиксировано в правилах организации труда, которые даются человеку для ознакомления до того, как он приступает к работе.

Слежка запрещена

”Согласно закону, работник подчиняется распоряжениям и указаниям начальства в рабочее время. Сотрудник может заниматься нерабочими делами в свое личное время, например, в предоставленный перерыв, или тогда, когда работодатель даст на это разрешение, — говорит юрист. — Игры в мобильном телефоне или компьютере, ведение личной переписки в рабочее время вместо выполнения трудовых обязанностей, если это не разрешено, являются нарушением обязательств. За это может быть вынесено предупреждение или прекращены трудовые отношения”.

Что касается устанавливаемого работодателем контроля, по словам Эльнары Наджафовой, в эстонском законодательстве нет соответствующих актов, в которых бы говорилось, что и на каких условиях работодатель может контролировать в электронной переписке сотрудников, их использовании интернета, телефонной связи и т. д.

Закон о трудовом договоре гласит, что работодатель обязан соблюдать конфиденциальность и контролировать выполнение трудовых обязательств способом, который не нарушает основные права работника. Если у работодателя возникает необходимость собирать информацию о сотрудниках, которая не связана с исполнением трудового договора, он должен получить их разрешение на это в соответствии с Законом о защите личных данных”, — комментирует Наджафова.

Если же работодатель следит за используемыми сотрудником средствами связи, нарушая его право на неприкосновенность частной жизни и секретность переписки, например, прослушивает телефон и читает письма сотрудника, не проинформировав об этом, юрист отмечает, что работник может потребовать прекратить это, а также востребовать компенсацию за причиненный ущерб.

Представитель Трудовой инспекции также отмечает, что нельзя требовать определенного гендерного поведения или ”типичного” внешнего вида. Например, работник может носить как юбку, так и брюки. Если работодатель требует приходить в юбке, у сотрудника есть право приходить в брюках, и наоборот. Также нельзя от сотрудников-женщин требовать, допустим, ”накраситься как женщина”.

Однако Эльнара Наджафова отмечает, что ограничения на внешний вид и макияж могут быть наложены по разумным, связанным с работой причинам. Например, искусственные ресницы могут быть запрещены, если это связано с рабочими рисками. Таким образом, работодатель может в своей фирме устанавливать правила, которые касаются внешности и одежды, но они не должны быть дискриминирующими.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии