Если вы запрещаете ребенку встречаться с другим родителем, вам могут назначить психиатрическую экспертизу



SEEWALD 100
фото иллюстративноеFoto: Priit Simson

Дело Натальи (все имена изменены) уже несколько лет кочует из одного суда в другой. История касается прав на ребенка, порядка общения и соблюдения его. Бывший муж женщины утверждает, что мать действует на дочь разрущающе, и ходатайствует о назначении ей принудительной психиатрической экспертизы, чтобы спасти девочку.

Наталья же, в свою очередь, указывает на то, что у ее бывшего — алкогольная зависимость и другие проблемы, и ребенка он воспитывать не в состоянии. Суд считает, что если один родитель запрещает другому встречаться с ребенком, то нужно назначить психиатрическую экспертизу. В перипетиях этой сложной житейской истории и разбиралась ”МК-Эстония”.

Одиннадцать лет назад 22-летняя Наталья, познакомилась с Тоомасом, который был на 16 лет старше. Завязались отношения, пара на некоторое время съехалась, родилась дочь. Но потом, говорит Наталья, бывший стал пить и распускать руки.

”В итоге мне ничего не оставалось, как, спасая свою жизнь, сбежать ночью с ребенком в одной рубашке”, — заверяет она. Она показывает справку от врача, где зафиксированы побои.

ТОП

Судебные войны

Потом денег стало не хватать, и она подала на алименты.

”Присудили ему алименты. Он в ответ подал на то, чтобы установить общие права попечения на ребенка. Затем — на установление порядка общения. И вот сейчас в суде — четвертое наше с ним дело: по соблюдению порядка общения”, — рассказывает Наталья.

По словам Натальи, порядок общения не соблюдался, потому что в установленные судом дни папа просто на встречи не приходил. А потом писал длинные письма на электронную почту: почему ты настраиваешь ребенка против меня? Почему ты не даешь мне с ней общаться?

”В итоге он собрал все эти письма за год и со словами: ”Она не дает мне встречаться с ребенком”, подал в суд, — утверждает Наталья. — Нанял присяжного адвоката и недавно ходатайствовал о том, чтобы отправить меня на принудительную психиатрическую экспертизу. И судья поддержала его ходатайство!”

При этом, говорит женщина, у него есть возможность встречаться с ребенком, и когда он хочет, он встречается с девочкой. Наталья не понимает, к чему все это разбирательство, которое длится аж с весны, ведь те права, которые отстаивает отец ребенка, так и так соблюдаются. И полагает, что на самом деле он хочет у нее ребенка забрать совсем, и для этого пытается признать психически невменяемой.

”Конечно, ни на какую психиатрическую экспертизу я не пойду, — отрезает женщина. — В этом плане у меня никогда никаких проблем не было. И вообще я считаю это нарушением моих конституционных прав: ведь речь в суде не идет о том, чтобы признать меня недееспособной или назначить мне опекуна. Совершенно не поднимается вопрос о том, что ребенок неухожен, или о нем не заботятся, или же я за ним не способна присматривать. С чего нужно рассматривать вопрос о моем психиатрическом здоровье, если речь идет просто о том, что отец хочет встречаться с дочерью?”

Наталья долго рассуждает о том, что судья такими действиями тратит бесцельно государственные деньги и время. И теперь хочет повесить на государство еще и проведение никому не нужной психиатрической экспертизы. Не говоря уже о том, что время и деньги Натальи тоже в ходе этого затянутого судебного разбирательства тратятся.

”На каждом заседании я прошу утвердить компромисс, и каждый раз судья отказывается это обсуждать, — рассказывает женщина. — Мы постоянно встречаемся с семейным примирителем, отец может встречаться с дочерью, но не делает этого. Каждый раз я теперь накануне пишу ему напоминание: завтра твой день, забирай ребенка, встречайся с ней, фиксирую, если он не пришел, и предоставляю список судье, но судья это игнорирует”.
Женщина также утверждает, что судья относится к ней предвзято и запрещает записывать ход заседания на диктофон.

”Я борюсь против системы, где губится ребенок. Я не пью, не курю, никаких проблем с наркотиками никогда не было. Не асоциал, своя квартира, машина, собственная фирма. Но для суда это не аргумент, и я боюсь, что меня признают сумасшедшей, а дочь отдадут этому ненормальному алкоголику, — негодует мать. — Он постоянно принимает валокордин и диазепам. Против него уже возбуждено в полиции дело, что он установил в моей квартире прослушку и выкрал документы. Побои, насилие. Но судью это не интересует. Получается, что вся эта система работает не в интересах ребенка. И любой может попасть в эти жернова. Меня возмущает эта глухая и слепая Фемида!”.

Запрещаешь встречаться? Иди на экспертизу!

Однако в суде отмечают, что, по их оценке, именно мать вредит ребенку, запрещая девочке встречаться с отцом. Поэтому и была назначена экспертиза.

”В подобных случаях суд должен выяснить, откуда такое поведение родителя — из-за психиатрического расстройства или особенности личности человека, — поясняют в суде. — Отец также подал суду заявление о том, чтобы право решать, где находится ребенок, присудили только ему. Так что в данном случае дело не касается только прав встреч с ребенком”.

По мнению суда, встреч с ребенком не было, поэтому и было начато дело о том, чтобы мать соблюдала решение суда о порядке общения. И только недавно мать пообещала отцу позволить встречаться с ребенком. И то, что женщина предлагает компромисс, для суда ничего не значит — решение суда по поводу встреч давно уже есть, а мать его не выполняет.
”Записывать заседания ей не разрешили потому, что человек годами портил отношения ребенка с отцом, — пояснили в суде. — И у суда возникло подозрения, что мать злоупотребит записью заседания, поэтому и был наложен запрет”.

В прокуратуре же подтвердили, что сейчас идет разбирательство, по которому 50-летнего мужчину подозревают в частной слежке, краже документов и незаконном обороте патронов. Однако больше ничего сообщить не смогли.

”Она разрушает жизнь дочери”

”Дело сейчас в суде, поскольку она уже два года не дает мне общаться с ребенком, — поясняет отец ребенка, Тоомас. — Однако в той истории, которую она вам рассказала, много неправды. Мы с ней жили всего несколько месяцев. То, что я ее бил и употреблял алкоголь, — неправда”.

По словам мужчины, дочка до 8 лет была преимущественно с ним, он занимался с ней уроками, водил на кружки, на плавание, на дзюдо. Потом ее мать перестала давать с ребенком общаться, перестала водить на кружки, успеваемость в школе резко упала — до этого она была отличницей.

”Мне со школы стали звонить, говорить, сделай что-то. Ну а что я могу сделать, если ребенок у нее, и видеться с ним она мне не дает? Вот я и подал в суд, чтобы установить порядок общения. Дело выиграл, но она по-прежнему под разными предлогами не давала мне видеться с дочерью. Тогда мне пришлось подать в суд снова, чтобы она начала выполнять решение суда”, — описывает ситуацию Тоомас.

Он считает, что дочь к нему не идет, потому что ей промыли мозги, что папа плохой: ”Она говорит мне: ”Папа, я к тебе идти не хочу”. Или ”не могу, лучше пойду к подружке”.

”А что я могу сделать, заставить ее встречаться? — говорит он. — Только в последнее время мать сменила тактику и стала говорить, что это я, оказывается, не прихожу, а ребенок ждет. И действительно есть сомнения в ее адекватности, поэтому ей назначили психиатрическую экспертизу”.

По поводу установленной в квартире бывшей жены прослушки он сказал: ”Не буду ничего комментировать, этим сейчас занимается полиция”.

Мужчина отмечает, что ситуация с дочерью — очень больная для него тема.

”Я и до этого был женат, но так как получил несколько ранений, мне долгое время говорили, что у меня не будет детей. Единственное, за что я благодарен этой женщине, что она родила мне чудо — этого ребенка. Но то, во что она превращает жизнь девочки, это ужасно. И так как по-другому воздействовать на нее не получается, то и приходится обращаться в суд. За последние два года я уже потратил более 38 000 евро, пытаясь спасти ребенка, и надеюсь, что суд примет справедливое решение”, — подытоживает он.

Чего хочет зайка?

Как обычно в семейных вопросах, правда где-то посередине. И хорошо бы взрослым отложить свои претензии друг к другу и руководствоваться больше интересами ребенка.
У Натальи звонит телефон. Дочка. ”Привет, котенок. Что делаешь? (Пауза.) Ок, слушай, позвони папе. (Ребенок протестует. ) Ну надо, зайка… Надо. Тебе по решению суда надо с ним общаться. (Слышно, что ребенок активно возражает. ) Позвони ему. (Вздох.) Сегодня все же папин день”.

Оставить комментарий
Данную статью могут комментировать только зарегистрированные пользователи!
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии