Цахкна: реальной военной угрозы нет

 (27)

Margus Tsahkna
Margus TsahknaFoto: Hendrik Osula

В мае состоялись учения ”Весенний шторм”, в которых приняли участие 9000 человек из 14 стран. Министр обороны Маргус Цахкна планирует увеличить к 2023 году эстонскую армию до 4000 человек. При этом отмечает, что никогда еще наша страна не была так защищена, как сейчас. Об этом, о террористической угрозе и о своих ошибках на посту председателя партии IRL он и рассказал ”МК-Эстонии”.

Чтобы попасть в Министерство обороны, нужно пройти несколько уровней защиты. Канули в прошлое те времена, когда любой мог зайти и устроить там переполох, как в 2011 году это сделал Карэн Драмбян.

Возле кабинета министра табличка ”No phone zone”. У меня телефон никто не забирал, но на обратном пути рассказали, что вообще-то всякий сюда входящий должен положить свой мобильный в специальный ящик. И в святая святых с мобильным телефоном нельзя — потому что все прослушивается и записывается. Если какие-то важные совещания по поводу государственных тайн, то никаких мобильных телефонов. В кабинете министра тоже только настольный телефон. Тем не менее, мобильников в тот день в кабинете было три — мой, министра обороны и его советника.

Министр сидит за столом и подписывает один за другим документы. Перед ним уже внушительная стопка бумаг. Рядом — помощник, который ждет, пока министр закончит.

Голубая рубашка оттеняет серо-голубые глаза министра. Он одет в стиле кэжуал — без галстука, в джинсах. Расслаблен и в хорошем настроении. Он недавно вернулся из Брюсселя, где встречался с председателем Еврокомиссии Юнкером и говорил о перспективах и председательстве Эстонии с 1 июля.

– Это очень важный был визит. Мы говорили о том, как здесь сохранить мир и спокойствие, чтобы не было конфликтов. А этого можно добиться только усилением восточной границы НАТО и четкими заявлениями о нашей готовности защищать свою территорию.
Мы не одни, у нас большие возможности

– В Эстонии уже разместился внушительный контингент. С одной стороны, это наверняка укрепляет чувство безопасности многих жителей нашей страны. С другой — дает России повод для различного рода недружественных заявлений.

– Меня очень часто спрашивают, почему здесь так много сил НАТО? И я всегда отвечаю: это для того, чтобы не было войн и конфликтов. Если ты показываешь, что ты силен и не один, то это учитывают. НАТО четко реагирует на возможную опасность. И, например, в прошлом году в ответ на агрессивные действия России в Украине и Сирии в Варшаве было решено, что НАТО в ответ разместит в странах Балтии и Польше свои силы. Чтобы не было никаких недопониманий и мыслей, что это серая зона. НАТО четко дает понять, что готова без колебаний защищать свои территории, если потребуется. При этом всегда со стороны НАТО был четкий мессидж: они никогда ни на кого не нападают, они против агрессии, их ключевое слово ”защита”.

– Многие люди думают, что такой большой контингент НАТО в Эстонии провоцирует Россию.
– Наоборот. Контингент НАТО даже не сравним с теми силами, которые находятся по ту сторону границы, в России. На границе с Прибалтикой находятся порядка 100 000 полностью вооруженных военных. А в Эстонии расположено всего 1200. И каждый понимает, что эти цифры просто несравнимы. Но если на территории Эстонии произойдет конфликт, то он будет расценен не как против отдельно нашей страны, а против НАТО. Плюс наши силы и возможность НАТО привести сюда большие мощности. Если это потребуется. Но основная мысль все же такая, чтобы ни у кого в данном регионе даже не возникло желания пойти на конфликт. Чтобы люди могли спокойно ходить на работу, дети — в школу, и мы бы все жили мирной жизнью.

– Как вы думаете, есть ли действительно реальная угроза?
– На данный момент по нашим оценкам реальной военной угрозы нет. Ни НАТО, ни мы не хотим начинать войну. И хорошие добрососедские отношения — в общих интересах. С другой стороны, по всей Европе происходят теракты. К сожалению, ни одно государство не может похвастаться тем, что оно полностью защищено от них. Так что общая ситуация такова: прямой военной угрозы на данный момент я не вижу. Но Запад 2017, скорее всего, использует наступательный сценарий против НАТО. Конечно, это не в интересах НАТО. Поэтому мы будем пристально за этим наблюдать. Ведь и конфликт и в Грузии, и в Украине произошел именно во время таких учений. Всегда есть опасность просчета, когда военные части передвигаются возле границы.

– Если что-то случится, НАТО успеет защитить?
– Конечно!

– Сколько на это потребуется времени?
– Достаточное количество. Однако возможности НАТО довольно велики. Наши союзники очень сильны, однако для всех лучше будет, если правила будут четко установлены, и все их будут придерживаться. Например, в Сирии, когда Асад использовал химическое оружие, Трамп дал ему очень четкий ответ. Так же и в Эстонии: если что-то случится, ее будут защищать быстро, и ответ будет жестким. Эстония никогда еще не была так защищена, как сегодня. Мы больше не одни, у нас теперь огромные возможности.

Какие люди! И без охраны

– А насколько Эстония защищена от террористической угрозы?
– От этого не защищена ни одна страна. Один гражданин Эстонии уже погиб во время теракта — в Ницце. А теракт в Стокгольме показал, что теперь даже не нужно никакого оружия — достаточно грузовика. На данный момент явной террористической угрозы для Эстонии нет. Но службы безопасности постоянно отслеживают ситуацию. К сожалению, от теракта на 100% не защищено ни одно государство. Но надо отметить, что в Эстонии народ довольно спокойный и миролюбивый.

– У вас лично есть телохранители?
– Нет.

– А оружие?
– Нет. Я себя чувствую в полной безопасности. Гуляю спокойно везде и в любое время. Конечно, если выяснится, что есть риск, то министр обороны будет под защитой. Но на данный момент круглосуточно и всегда телохранители есть только у премьер-министра и у президента страны. В Эстонии — очень безопасно!

– А этот случай с Драмбяном, после чего Министерство обороны оснастили постом безопасности внизу?
– Это произошло с отдельно взятым, психически нестабильным человеком. Он почему-то выбрал именно это министерство. Конечно, в этом здании очень много документов, связанных с защитой и НАТО. Поэтому логично, что безопасность министерства — на очень высоком уровне, и сюда так просто не попасть.

– В последнее время очень часто говорят о различных кризисных ситуациях. Как эти ситуации могут выглядеть?
– Очень важно то, что происходит в обществе. Как люди взаимодействуют между собой. Сейчас как министр обороны я здесь проблем не вижу. На носу — выборы в местное самоуправление, и очень важно, чтобы не поднимали в этом свете национальный вопрос. Не противопоставляли эстонцев и русских. Нужно, чтобы все были равны. Чтобы все дети получили хорошее образование. Чтобы нашли в будущем хорошую работу, и у них был бы приличный доход. И чтобы они были лояльны эстонскому государству. Чтобы понимали, что это самое лучшее место, где можно себя чувствовать в безопасности и спокойно развиваться.
Опасности… Ядерная опасность, катастрофа для окружающей среды… Если мы посмотрим, что недалеко от нашей восточной границы находится… как эта ядерная станция называется? Сосновый бор! Это пример, что может вообще в теории случиться. Или теракт — что мы не можем с полной точностью предусмотреть. Ну и в плане общей безопасности: в Сирии сейчас очень неспокойно, на Украине продолжается конфликт. Не решена и проблема с беженцами, хотя сейчас ее взяли хотя бы под контроль. Эстонии напрямую это не угрожает. В Эстонию никто не хочет ехать, мы — пограничная страна.
Если смотреть в целом, то непонятно, и чего ждать от России. На словах они говорят, что не собираются нападать на НАТО, но при этом используют такую риторику вроде ”НАТО готовится атаковать Россию”. Это абсурд! Никогда НАТО не нападало ни на одно государство.
Так что да, мы следим за внутренней политикой России. Напряжения добавляют и грядущие выборы президента, которые будут в следующем году. И в наших интересах сохранить мир и спокойствие во всей Европе. Чтобы ни на Украине, ни в Сирии не было конфликтов. Ведь Европа по-прежнему остается лучшим местом на земле для жизни. Это факт. Безопасность, качество жизни, развитость. Отдыхать можно и в развивающихся странах, но жить лучше всего в ЕС.

Плохое здоровье военнослужащих — миф

– Однако при этом вы хотите увеличить количество военнослужащих в эстонской армии за пять лет до 4000 человек?

– Да. Это наш план.

– А почему?
– Почему? Воды хотите? С газом. (Берет паузу, наливает Värska из маленькой бутылочки, которых много на столе.) Потому что мы хотим увеличить свою военную способность. История еще не закончилась. Это наша собственная независимая возможность защиты. И да, с 3200 человек, которые у нас есть в этом году, до 4000 человек к 2023 году. Но это будет поэтапно, не сразу. И это тоже вызов, поскольку из года в год рождаемость падает.
При этом существует миф, что здоровье эстонской молодежи — слабое. И молодые люди не способны пройти военную службу. Я скажу, что это ложь. Правда в том, что мы можем позволить, чтобы по медицинским причинам от службы освобождали лишь 30% парней. В Финляндии идут служить 70% от всех молодых людей. Я не думаю, что наша молодежь намного хуже в плане здоровья.
Другое дело, что мальчиками нужно заниматься — тренировки, физкультура в школе, чтобы они были все физически более сильными. И мальчики, кстати, и девочки. То есть мысль в том, чтобы пересмотреть работу медкомиссий. И в более широком плане повышать желание молодых людей идти служить (сам Маргус Цахкна не служил — прим.ред).

– Вы не исключаете, что, возможно, женщин также обяжут служить в армии.
– Да. Недавно прошла кампания ”Женщин в форму”. Но обяжут — не совсем то. Скорее я хочу, чтобы все общество было пропитано мотивацией уметь защищать свою страну. С одной стороны, женщины и мужчины, согласно Конституции, равны. С другой — такие вещи нельзя форсировать. Нельзя действовать только приказами. Скорее — изменить мышление людей, объясняя, зачем это нужно и что это дает. Чтобы люди поняли, что Силы обороны — это не только мужское дело. Что защита государства — это не только мужское дело. Это общее дело всех, кто живет в Эстонии.
И да, путем приказов такие вещи не делают. Скорее нужно дать людям понять, что это — вопрос чести. Что они получат в армии очень хороший опыт. Реальные умения. Навыки, которые они не получат в обычной школе. Чувство ответственности. Очень практические умения. Права. Силы обороны — это крупнейшая автошкола в Эстонии! Это также самое лучшее место для того, чтобы изучать эстонский язык. Например, в Ида-Вирумаа можно выучить эстонский язык, но там почти негде практиковаться. А в армии ты 9 месяцев находишься в эстонской среде и лучше начинаешь понимать язык.

– Насколько часто в армии происходят конфликты на национальной почве?
– Мы проводили исследования, которые показали, что военнослужащие очень хорошо справляются. Даже напротив, это улучшает их взаимопонимание, и общие учения, общая совместная работа, упражнения в лесу нередко помогают им научиться доверять друг другу на 100%. То же самое и в Кайтселийте. В Нарве есть подразделение, куда вступило очень много людей, чей родной язык русский. При этом они готовы вкладываться в защиту Эстонии. И я считаю это правильным.
Да, есть люди, которые пытаются других провоцировать. Противопоставлять одну национальность другой. При помощи конфликтов люди обычно пытаются или обратить на себя внимание, или отвлечь чье-то внимание от чего-то. Добиться того, чтобы в ссору ввязались и другие. Предоставляют факты, которые не соответствуют действительности. Поэтому важно перед тем, как что-то ответить, хорошенько подумать. Перед тем, как ввязаться в спор, хорошенько подумать. Действительно ли это так или это провокация?
Конфликты на национальной почве в армии бывают не часто. Скорее — конфликты между людьми. Но в большинстве своем люди понимают, какая ответственность на них лежит, и делают все вместе. Нынешние Силы обороны отличаются от тех, что были при СССР. Там сейчас умные и хорошо обученные люди, которые воспитывают молодежь. И они как одна семья.

Вытащил партию из долгов

– Поговорим о партии. Согласно рейтингам, IRL находится в глубоком кризисе.
– Рейтинг низкий.

– Вы как бывший председатель партии чувствуете вину за произошедшее? (Интервью состоялось до того, как 13 мая новым лидером IRL был выбран Хелир-Валдор Сеэдер — прим. ред.)
– Я не чувствую вины. Но я сделал свои предложения, как партия могла бы идти дальше. Однако мои предложения не поддержали. Надо сказать, что я возглавил партию два года назад, когда рейтинг был очень низкий, и у партии было 1,1 млн евро долгов. И если посмотреть, что я за эти два года сделал, то выяснится, что теперь партия встала на ноги, и у нее нет ни одного цента долга. Есть деньги для того, чтобы проводить приличные кампании. Президентские выборы были тоже весьма удачны — наш кандидат занял весьма высокое место. И Керсти Кальюлайд — тоже наш кандидат, мы ее поддерживали. Мы очень довольны этим.
Смена правительства. Очень сильные посты министров. Очень хорошая программа правительства. Много вещей, которые мы теперь можем делать лучше. Но мои предложения не получили поддержку у руководства партии, и я решил, что не буду снова выставлять свою кандидатуру на пост председателя партии. Надо идти дальше.

– Может быть, не надо было садиться в одну лодку с Центристской партией? Избиратель этого не простил?
– У нас очень разная идеология и ценности. В коалиции мы единственная правая партия, которая думает о народе. Центристская партия тоже уже другая — Эдгара Сависаара, на котором раньше многое строилось, у политического руля больше нет. Юри Ратас — хороший человек, но у нас с ним по некоторым политическим вопросам очень существенные разногласия. Особенно что касается управления Таллинном. Например, по вопросам коррупции. Или в случае с Арво Сарапуу. Или что касается Таллиннского ТВ — 2 млн евро налогоплательщиков вполне можно было бы направить в детские сады и школы. Но в правительстве у нас — очень хорошее сотрудничество.

Больничной кассе нужна реформа

– До прихода в Минобороны вы были министром социальной защиты. Поговорим об этой сфере. Как можно наладить работу Больничной кассы? А то возникает впечатление, что она сама больна…
– Сейчас правительство решило выделить большую сумму денег БК, чтобы сократить очереди к врачам. Чтобы люди получали лучшие медуслуги. В то же время систему нужно поддержать — у нас с каждым годом все больше стареющего населения, пенсионеров становится все больше и больше. Но и внутри БК нужно провести несколько больших реформ — чтобы ее работа была более прозрачной. Поэтому государство и выделило такую огромную сумму денег.

БК нуждается в изменениях, да. Начиная с того, что нужно пересмотреть совет БК — чтобы там не было представителей разных групп, которые бы высматривали, что можно утащить себе от этого большого куска. А думали бы о том, как еще лучше организовать лечение жителей Эстонии. Дополнительные деньги и реформа — вот что нужно БК. Деньги мы выделили, теперь Осиновский должен провести реформу.
Очереди в любом случае останутся. В Швеции, Норвегии они есть. Но это ненормально, что люди умирают, потому что не могут попасть к врачу. С другой стороны, нужно больше говорить о здоровом образе жизни, чтобы люди не болели. Чтобы люди ели меньше, двигались больше, потребляли меньше сахара.
Важно также, чтобы не было несчастных случаев — на это уходит очень много денег. Работникам зачастую не дают средства защиты, или они ими не умеют правильно пользоваться. Очень много хороших людей мы из-за этого теряем. Мы работаем в этом направлении.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии