Врач рассуждает об уходе за пожилыми: фонд опеки? Почему бы и нет...

 (2)

Врач рассуждает об уходе за пожилыми: фонд опеки? Почему бы и нет...
Фото: "Здоровье для всех"

”Что малый, что старый” — так говорят в народе о беспомощности человека как в начале жизни, так и на ее излете. Но если беспомощность малыша компенсируется неустанной заботой родителей, то сами они в преклонные лета не всегда могут рассчитывать на такую поддержку. Своим видением того, на что может рассчитывать в нашем государстве старый немощный человек, делится на страницах ”Здоровья для всех” заведующий Клиники сестринского ухода Ляэне-Таллинской центральной больницы Марк Левин.

Пока молод и полон сил, человек и представить себе не может, что это такое — больной человек дома, требующий внимания 24 часа в сутки. Или дементный больной — как держать его дома? Ушел родственник или помощник за хлебом, а он включил газ или открыл все двери и окна… Есть люди, которые стоически переносят все связанное с тяжело больным родным человеком — делают для него все и днем, и ночью, но тогда у них нет возможности работать. За счет чего в таком случае жить? Это к тому же обывательская точка зрения, что для немощного человека можно все сделать дома. Зачастую нельзя, и не только по причине занятости, но и потому, что для ухода за больным нужно много чего из медицинского оборудования, плюс умения и знания, которых у большинства нет.

ТОП

Сестринский уход как продолжение активного лечения

Человек, нуждающийся в круглосуточном уходе, в нашей стране может находиться в двух заведениях: в сестринской больнице и доме для престарелых (hooldekodu).

Больницы сестринского ухода — лишь малая часть того, что нужно. Такая больница должна поставить на ноги больного после активного лечения, причем за определенное время. Допустим, на лечение больного пневмонией в среднем отводится 8 дней, на послеоперационный период -от 2 до 5 дней, роженица уходит домой через 2 дня. Пребывание в больнице, где делается масса анализов, процедур, обходится очень дорого. Больничная касса тратит на активное лечение 5-6 тысяч евро в день.

После активного лечения человек должен где-то долечиваться, получать лекарства, но при этом по своему состоянию не может оставаться на дому, тогда врачи отправляют его к нам, в клинику сестринского ухода. А мы должны за 30 дней, иногда за 2 месяца или дольше довести лечение до приемлемого уровня. Некоторых больных, допустим, после катастроф в голове (инсульты головного мозга, инфаркты, нарушения кровообращения) отправляют на восстановление на 3-4 день после ликвидации острого периода. Затем свою роль уже играет только время и подобранное лечение.

Место в больнице сестринского ухода находят и те, кто нуждается в контроле потребления инсулина, кому нужна неоднократная смена всевозможных приспособлений, в специальных ингаляциях и капельницах. Есть пациенты, которые самостоятельно не могут сменить позу в постели. Их нужно каждые 3-4 часа поворачивать, а если человек грузный, с ним одной санитарке не справиться, нужно обычно две. Младший медицинский персонал может, допустим, поменять ночью и памперсы.

По нормам у нас на данный момент в отделении на 37 человек должно быть не менее 3 медсестер. Врач в таких больницах, согласно закону, должен осматривать пациентов раз в неделю. Или по необходимости, когда случается что-то неожиданное.

Система с денежной пробуксовкой

В домах престарелых такой уход нереален. Случись что — уповают на скорую помощь. В большинстве хороших домов престарелых днем есть медсестра. Правда, в одном из таллинских пансионатов сестра дежурит круглосуточно. Но суточное пребывание в нем стоит для человека 27 евро.

В дома престарелых берут людей, которые уже не могут жить одни — не могут ухаживать за собой, готовить еду, но они еще как-то ходят, может быть, передвигаются на инвалидной коляске и их легко переместить, усадить вместе со всеми, чтобы они, скажем, в домино поиграли, порисовали, что особенно необходимо, например, дементным лицам.

Государство дома престарелых не финансирует. Эту тему я, как эксперт, понимающий в этой области, поднимал и перед новым коалиционным правительством. Надо продумывать систему содержания таких учреждений, потому что дом престарелых — это то место, где человек, в принципе, может находиться до конца жизни. Причем в достойных условиях.

Сделаем простой подсчет. Больничная касса выделяет нам около 50 евро на одного больного. Плюс его собственное участие 10-11 евро. А там, где платят 35 евро в день, обеспечивается исключительно уход, но лечить и делать все, что положено пожилому человеку с точки зрения медицины, в домах престарелых не могут.

Система домов для престарелых в нашей стране такова: за пребывание в них человек отдает 95-100% пенсии. 95% берут у того, кто еще остается в здравом рассудке и имеет определенные желания (конфеты себе купить или еще что-то). В среднем, содержание в хорошем доме престарелых обходится около 900 евро (по 30 в день — как раз 900). Скажем, пенсия 400- 420 евро. Получается, 500 евро кто-то должен доплачивать. Рассматривается доход родственников, их возможности. Может, им предложат доплачивать 50 евро, может — 150. А зарабатывают хорошо — платите все 500. Большинство, к сожалению, этого делать не может. Тогда доплачивает самоуправление. Есть такие люди, которые не могут ничего платить, у кого даже пенсии нет: не работали никогда, всю жизнь были инвалидами, и пенсия у них ниже минимальной. Тогда, как говорили раньше, остается дом призрения, или богадельня, а в наше время можно рассчитывать на многоместную палату в доме престарелых где-то в глубинке. Цена вопроса — несколько сотен евро в месяц, которые берется доплачивать самоуправление.

За счет собственных накоплений

Если человек желает провести остаток своей жизни в элитном доме престарелых с одноместными палатами, с заказным питанием, тогда за месячное пребывание в нем он должен заплатить до 1,5 тысячи евро. Тут уж никто ничего компенсировать не будет. Но за нашу пенсию мы не можем позволить себе самый обычный дом престарелых. И ни в одной другой стране не найти места, где человек мог бы находиться в доме престарелых за свою социальную пенсию. В большинстве развитых стран люди покупают место в пансионатах для престарелых на средства накопительной пенсии.

У нас сведущие люди давно задаются вопросом, нужно ли страховаться на случай жизни в доме престарелых. Есть такая служба страхования в Германии с 95 года. Люди откладывают в этот страховой фонд 20-30 евро в месяц с самого начала трудового стажа. В конце у человека набирается несколько тысяч евро, которые он может употребить на оплату дома престарелых. В этом может участвовать государство, можно осуществлять взносы как отдельную часть пенсионной системы через какую-то частную структуру. Скажем, вы выделяете в личный накопительный фонд 1% зарплаты, а работодатель -1,0% или 0,5%. За год набегает определенная сумма, а через 40 лет вы уже приходите с солидным запасом, благодаря которому можете позволить себе место в приличном пансионате для престарелых. Государство при этом должно давать гарантии сохранности этих денег.

Помощь — на достойный уровень

Учитывая то, что у большинства людей сейчас накопительной пенсии к старости нет, накопления погибли в результате реформ и инфляций, может, государство возьмется платить им за пребывание в доме престарелых 200 евро в месяц (плюс к их 450 евро пенсии). В сумме получится 650, тогда родственникам или самоуправлению останется добавить совсем немного.

Домов престарелых у нас должно быть больше. Число пожилых людей с каждым годом растет в геометрической прогрессии. Больше становится людей в возрасте за 90. К сожалению, после 85 лет трудно найти человека, который мог бы полноценно жить один. Люди нуждаются в уходе в специализированном учреждении. За границей, где система существует много лет, люди сами говорят: будет 80 лет — не хочу быть дома, хочу, чтобы за мной ухаживали, чтобы за меня все делали. Он готов продать дом, квартиру, машину ради того, чтобы им занимались, интересовались им и с медицинской точки зрения, и с общебытовой. И он подумал об этом заранее и предпринял конкретные шаги.

Если сам себе не заработаешь на хороший дом престарелых, значит, будешь жить в 10-местной комнате, за ширмой.

Были разговоры: давайте будем больше платить в социальный фонд или еще как-то. Государству невыгодно этим заниматься, мы уже это проходили — государственные аптеки, парикмахерские и т. п. — это несостоятельные затеи. Может быть, более рентабельное дело — участие в организации финансирования частных домов престарелых. Участие через Больничную кассу, пусть так, или через определенные новые структуры, но так, чтобы человек, сдав свою пенсию, мог находиться в нормальных условиях до конца своей бренной жизни.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии