Второй шанс ИГ? Обернется ли турецкое вторжение в Сирию ”последней битвой людей”

 (8)

Турецкий танк в Сирии
Турецкий танк в СирииAP

Турецкая армия при поддержке танков, артиллерии и авиации 24 августа перешла сирийскую границу в районе города Джараблус — к западу от реки Евфрат. Вместе с турецкими частями на сопредельную территорию вошли подразделения ”Сирийской свободной армии”, прошедшие обучение и подготовку в Турции.

Материал был опубликован в интернет-журнале "Спектр".

Вместе они всего за один день сумели почти бескровно отбить у Исламского государства (организация запрещена в РФ) Джараблус и ряд прилегающих к нему деревень, продвинувшись на юг на глубину до 15 километров. Ширина фронта боевых действий достигает 20 километров, причем есть данные о турецком наступлении и на других участках границы (чтобы лучше представлять себе ситуацию можно ознакомиться с интерактивной картой военных действий тут).

Боевики ИГ отступают почти без боя: им приказано беречь людей и амуницию для будущих сражений. Однако сопротивление наступающие все же встретили — продвижение турецкой армии и отрядов сирийской оппозиции натолкнулось на позиции курдских ”Отрядов народной самообороны” (ОНС), которые никуда уходить без боя не собираются, а нового участника сирийской войны рассматривают лишь в качестве противника. В первые же часы турецкого вторжения о нем крайне резко отозвалось руководство ”Сирийских демократических сил” (СДС) — зонтичной организации, включающей в себя отряды ОНС и союзные им арабские вооруженные группы, действующие на севере Сирии. По словам представителей СДС, турецкое вторжение не только ”противозаконно”, но и является ”объявлением войны” курдам.

Столь негативная реакция объясняется главной целью последних действий Анкары. Официально заявленная задача турецкой армии — это ликвидация присутствия ИГ на сирийской стороне границы. Фактически же, наступление, по всей видимости, призвано остановить продвижение курдов, все более успешно громивших ИГ в северной Сирии. Проще говоря, главный враг Турции в Сирии — это не Исламское государство, а отряды ОНС, рассматриваемые Анкарой ”сирийским отделением” Курдской рабочей партии — организации, признанной в Турции террористической, и запрещенной там.

Еще до начала вторжения турецкие официальные лица неоднократно заявляли, что ни за что не допустят создания вдоль своей южной границы автономного и территориально непрерывного квазигосударства сирийских курдов. Министр иностранных дел Турции Мехмет Чавушоглу сформулировал это так: ”Разделение Сирии по этническому признаку недопустимо”. Ранее Анкара даже установила предел, до которого готова терпеть расширение подконтрольной курдам территории в западном направлении: река Евфрат. Всего несколько месяцев назад отряды ОНС ее успешно форсировали, перешли на правый берег, после чего после взяли под свой контроль важнейший логистический центр ИГ — город Манбидж. Терпение Турции лопнуло. Вероятно, вторжение могло начаться и ранее, но неудавшаяся попытка переворота и последовавшие репрессии помешали этому.

Консолидировав власть внутри страны, президент Реджеп Тайип Эрдоган освободил себе руки для пресечения главной (на нынешний момент) геополитической угрозы — формирования у южных рубежей Турции ”Великой курдской стены”, тянущейся от Ирана до Средиземного моря, и полностью отсекающей ее от Ближнего Востока — зоны жизненно важных интересов Анкары. Промедление в этом вопросе могло бы стать для Турции фатальным: ОНС в последние недели наступали на позиции ИГ опережающими темпами. При сохранении этой тенденции всего через несколько месяцев они могли пробить наземный коридор в Африн — курдский анклав на самом северо-западе Сирии. В этом случае ”стена”, столь пугающая Эрдогана была бы ”достроена” и что-то предпринимать было бы уже поздно. Если сейчас турецкие войска, атакуя ИГ, пользуются всеобщей поддержкой, то нападение на курдов, выполнивших основной объем работы по искоренению исламизма, мир воспринял бы крайне неоднозначно.

Правильный выбор времени наступления уже сыграл на руку Эрдогану. Вице-президент США Джо Байден, прибывший в Анкару в день начала операции, объявил, что его страна полностью поддерживает Турцию, а также объявил, что курды должны отступить на левый берег Евфрата, выполнив главное требование Анкары. Байден также пообещал, что в противном случае ОНС, пользовавшиеся полной и разносторонней поддержкой США, этой поддержки лишатся. Неизвестно, какую именно сделку Вашингтон и Анкара заключили по Сирии, но своих сирийских союзников американцы фактически предали.

Курды, впрочем, и не думают отказываться от реализации своей многовековой мечты о собственном государстве, реализация которой сейчас ближе, чем когда-либо в истории. Официальный представитель СДС объявил, что турецкое требование отвергается, за Евфрат никто возвращаться не будет (Белый дом, впрочем, утверждает обратное), а ”Турция, как и ИГ, будет разбита”. Подразделения Отрядов народной самообороны на ряде участков фронта уже вступили в бои с пришедшими из Турции сирийскими повстанцами, а турецкие ВВС и артиллерия начали наносить удары по позициям курдов. Турецко-курдская война началась.

В этой ситуации отдельно стоит упомянуть Исламское государство, противники которого сошлись сегодня в схватке. Несмотря на потерю значительных территорий, для исламистов события развиваются весьма благополучно — их противники могут увязнуть в боях друг с другом, что, как ожидается, ослабит давление на позиции ИГ. Помимо этого крупномасштабное столкновение наземных сил — тот шанс которого давно ожидают боевики ”Исламского государства”, по крайне мере, именно об этом они говорят в своих водеообращениях, где грозят разбить ”крестоносцев”.

Помимо всего прочего тут есть и мистическая составляющая, которая среди исламистов играет весьма значимую роль. Все дело в древнем пророчестве, занимающем в последнее время одно из весьма заметных мест в идеологии ИГ. Согласно ему, перед концом света у города Дабик в северной Сирии состоится ”последняя битва людей” между ”войсками халифата” и ”силами Рима”, в которой халифат должен одержать сокрушительную победу. Упомянутый Дабик находится всего в сотне километров от места нынешних боев между турками и курдами. Значение этого мифа в пропагандистской кампании исламистов столь велико, что название этого городка уже стало именем нарицательным — обозначающим победу халифата над неверными. Одноименное название получил даже основной пропагандистский орган халифата — журнал ”Дабик”, каждый номер которого открывается словами одного из главных идеологов и лидеров исламистов Абу Мусаба аз-Заркауи: ”От искры, вспыхнувшей здесь, в Ираке, разгорится пламя, оно будет пылать все сильнее и сильнее — с позволения Аллаха, — пока не сожжет армии крестоносцев в Дабике”.

В картине мира исламистов ”войска халифата” — это, собственно, они сами. С ”силами Рима” сложнее: по одной интерпретации, это Запад (немусульманский мир вообще), и США и Европа в первую очередь. По другой, за ”силы Рима” при желании вполне можно выдать и войска Турции, ставшей во времена османского завоевания формальной правопреемницей Восточной Римской империи (Византии), знакомой древним арабам времен пророка Мухаммада. Кроме того, согласно легенде, одержав победу в решающей битве в Дабике, воины халифата должны будут захватить Константинополь, а он сейчас как раз турецкий.

Поэтому вполне можно предположить, что для фанатично верующих сторонников ИГ появление турецкой армии в двух днях пути от Дабика — сродни началу второго пришествия. Пророчество, которому около 1300 лет, сбывается! Вполне вероятно, что, используя свое идеологическое преимущество, руководства ИГ будет стремиться затянуть турецкие подразделения к захолустному городку. Вероятно, именно поэтому боевики без боя уходят со своих позиций, заманивая турецкие войска все ближе к Дабику.

Сам этот город и его окрестности уже давно превращены в сплошной укрепрайон, взять который будет исключительно сложно. Согласно все тому же пророчеству, в ”последней битве людей” халифат должен будет разбить ”силы Рима”, что запустит череду событий, финалом которой будет конец света и Страшный Суд. Поэтому нельзя исключать, что фанатичные верующие действительно могут принять боевые столкновения под Дабиком за финальную битву этого мира, что может привести к значительному росту поддержки ”Исламского государства” единоверцами во всем мире, увеличению числа добровольцев и росту финансирования из исламских ”благотворительных фондов”.

Для медленно умиравшего Исламского государства это могло бы стать вторым шансом на выживание. Правда недолгое, раз конец света уже рядом.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии