От басков до сорбов. Как устроены школы нацменьшинств в Европе

 (4)

От басков до сорбов. Как устроены школы нацменьшинств в Европе
Foto: JOSE MANUEL RIBEIRO, REUTERS

Образование на языках нацменьшинств — чувствительный вопрос не только для Латвии. Группы жителей "нетитульной" национальности проживают на территории всех стран Европы. DELFI разобрался, какую политику в отношении нацменьшинств проводят другие страны ЕС, как решаются проблемы кадров и учебных пособий и можно ли найти управу на национальные власти в Брюсселе.

Без правил и стандартов

В Евросоюзе нет общих правил, которые бы регулировали систему обучения для групп национальных меньшинств. Все аспекты образования и языковой политики находятся в компетенции национальных властей. И страны ЕС имеют очень разный опыт в данной сфере.

Интересы нетитульных групп защищаются, прежде всего, в двух основных документах Совета Европы — Рамочной Конвенции о защите прав национальных меньшинств и Европейской Хартии региональных языков или языков меньшинств. Однако формулировки в отношении образования нацменьшинств в обоих документах достаточно декларативны или не являются обязательными для государств. Известны случаи, когда страны проводят лояльную политику в отношении нацменьшинств по собственной инициативе. Например, Италия не ратифицировала Хартию, но стандарты соблюдения прав австрийского меньшинства в Южном Тироле считается одним из наиболее высоких в ЕС. Латвия ратифицировала Конвенцию, но категорически отказалась присоединяться к Хартии.

ТОП

По сути, на уровне Европы до сих пор нет общепринятого определения, кого считать национальным меньшинством и какой статус должен иметь родной язык этой группы. В некоторых странах его признают официально, наделяя статусом "регионального" или "языка нацменьшинств" (например, русский язык имеет статус регионального в Польше и Румынии). Иногда язык меньшинства формально юридически стоит даже выше языка, на котором говорит большинство (в Ирландии ирландский язык, на котором как-то говорит только 40% населения, является первым официальным языком, а английский — вторым). Другая практика: во Франции до сих пор никакого статуса не имеет язык басков, хотя на нем говорит каждый пятый житель юго-западной части французского департамента Атлантической Пиренеи, а Литва, в свою очередь, официально не признает статус польского языка, при том, что 8,5% населения использует его ежедневно.

Разные ситуации, общие проблемы

Несмотря на разный исторический опыт и отличающиеся политические установки, вызовы, с которыми сталкиваются нацменьшинства, проживающие в странах Европы, в целом похожи. В исследовании, проведенном по заказу Комитета по культуре и образования Европарламента, выделяется ряд ключевых моментов, от которых зависит успешность организации системы образования для детей нацменьшинств.

Выбор образовательной модели. Существует несколько моделей для преподавания языков меньшинств в Европе. Язык меньшинства часто добавляется в школьную учебную программу либо как отдельный предмет, либо как средство обучения. Образовательные модели языка меньшинства могут быть одноязычными, двуязычными или трехъязычными. В случае последнего национальный язык используется вместе с региональным языком или языком меньшинства в дополнение к третьему иностранному языку (часто английскому). Лучшим примером использования такой методики считаются фризские школы в Нидерландах. Например, начальная школа "De Flambou" в Остерберуме — это трехъязычная школа (голландский, фризский, английский). В школе помимо фризов учатся также дети мигрантов, для которых родным языком являются в основном польский и арабский. В учебный процесс активно вовлечены родители (на них возложены обязательства читать дома детям книги на родном языке). Другим проектом школы является "Vakantie-taalboek" ("Языковая книга для отпуска"), в рамках которого детей просят вносить в специальную записную книжку слова и предложения, которые они узнали на других языках во время своего отпуска за границей.

Автономия. В отличие от стран Балтии, где политика нацменьшинств традиционно является вопросом государственной важности, в других странах Европы решения об организации жизни нетитульных групп чаще принимаются на региональном уровне. Тем более, что нацменьшинства обычно проживают достаточно компактно. Например, в Испании Страна басков имеет высокую степень автономии. Баскский язык поддерживается властями региона и считается политическим приоритетом. На практике это означает значительные инвестиции в сохранение и развитие языка.

Немецкое меньшинство в итальянском Южном Тироле также наделено высокой степенью автономии. Южный Тироль сам по себе является автономной провинцией с высоким экономическим потенциалом. Регион может самостоятельно выбирать, куда и как инвестировать налоговые сборы. Государственное управление в Тироле является двуязычным, и все общественные услуги предлагаются на двух языках. Как отмечается в исследовании Европарламента, уровень автономии и возможность выбора инвестиций в двуязычные услуги являются важным фактором, способствующим предоставлению услуг на двух языках. Закон об автономии предоставляет населению Южного Тироля право говорить на всех признанных языках.

Институциональная поддержка. Однако роль государства при организации образования нацменьшинств все равно остается достаточно высокой. В исследовании Европарламента приводятся как положительные, так и негативные примеры вмешательства властей в жизнь нетитульных групп. Успешный пример — Помурска, словенский приграничный регион, где венгерский язык является одним из официальных. В 2001 году Словения приняла Закон об осуществлении особых прав, который не только регулирует двуязычное образование в Помурске, но и гарантирует, что за пределами двуязычного региона венгерский язык также должен предлагаться в качестве факультативного курса.

Среди негативных практик выделяются случаи Словакии и Румынии, где также исторически проживает венгерское меньшинство. Так, в 2009 году в словацкий Закон о госязыке были внесены поправки, направленные на активную защиту национального языка (словацкого) от языков меньшинств (таких как венгерский язык).

Другим элементом, который имеет важное значение для выживания языков меньшинств, является степень институциональной поддержки, говорится в докладе ЕП. Институциональная поддержка необходима для издания учебных материалов, языкового планирования, языковых курсов, повышения осведомленности школ о возможных моделях образования, подготовки учителей (без отрыва от работы) и т.д. Британский Уэльс, например, имеет высокий уровень институциональной поддержки, который можно считать лучшей практикой. Правительство Уэльса намерено к 2050 году через поддержку системы образования увеличить число людей, говорящих на валлийском языке, с 300 тысяч до 1 миллиона.

Отношения с исторической родиной. Для сохранения языков меньшинств большую роль играют отношения с исторической родиной. В случае венгерского меньшинства в Словакии и Румынии ситуация политически чувствительна: напряженные отношения между Словакией и Венгрией препятствуют дальнейшему развитию венгерского языкового образования в Словакии. В случае Венгрии и Словении ситуация совершенно иная. После падения коммунистических режимов Будапешт и Любляны договорились о признании меньшинств и языков друг друга, что является взаимовыгодным для обеих стран. Как объясняется в исследовании, разница между Словенией, с одной стороны, и Словакией и Румынией, с другой, заключается в том, что в регионе Помурска в Словении венгерское население относительно мало и сконцентрировано, тогда как венгерское меньшинство в Словакии и Румынии более неравномерно распространено по всей стране. В случае Словении и Венгрии двуязычие также создает больше возможностей на рынке труда, поскольку существует много компаний, которые ведут бизнес в обеих странах.

Исследователи ЕП признают, что для сохранения языков нацменьшинств важна не только политическая поддержка со стороны исторической родины, но и финансовая помощь. Однако здесь также большую роль традиционно играет политика. Например, в случае с Румынией венгерское меньшинство не может получать напрямую денежные дотации из Будапешта, поэтому правительство Венгрии поддерживает различные неправительственные организации, которые помогают венгерскому меньшинству в Румынии. Правительство Польши использует для косвенной поддержки своих соотечественников в Литве другую модель: Министерство образования Польши предлагает программу исключительно для литовцев польского происхождения для поступления в Польский университет. Эти студенты получают гранты и освобождаются от платы за учебу.

Учебные материалы. В исследовании Европарламента отмечается, что школы меньшинств в Европе часто зависят от поставок учебных пособий с исторической родины. Однако некоторые государства предпочитают самостоятельно разрабатывать собственные учебные пособия на языках нацменьшинств, адаптируя их под культурные и исторические особенности региона. Худший сценарий возникает, если страна запрещает завозить импортные учебники, но при этом не оказывает поддержки для создания собственных.

Так, в румынских школах запрещено использовать изданные в Венгрии книги. Школы венгерского языка вынуждены переводить местные учебные пособия с румынского на венгерский, но это очень дорого, поскольку спрос на подобную литературу мал. В Литве учебные пособия также является проблемой, несмотря на поддержку, которую польское государство предлагает польскому меньшинству в Литве. Некоторые преподаватели сами привозят учебные материалы из Польши или делают свои собственные польскоязычные учебные материалы, но, например, буклеты, которые используются в дошкольных учреждениях, публикуются только на литовском языке. По этой причине преподаватели в польских дошкольных учреждениях, хотя они и учат на польском языке, используют литовскоязычные учебные материалы. В нидерландском регионе, где проживают фризы, наблюдается дефицит учебных материалов на фризском для таких предметов, как история или математика.

Лучшие практики можно найти в испанской Стране Басков, в Ирландии, а также в Уэльсе (Великобритания). Как правило, в этих странах имеется ряд издателей, которые создают и публикуют учебные материалы для начального и среднего образования. В Стране басков учебные материалы для профессионального образования часто не являются доступными по цене, но Департамент образования региона пытается решить эту проблему, предоставляя учителям возможность не преподавать в течение трех месяцев. За это время они могут пройти 3-4-недельный курс повышения квалификации, а затем подготовить собственные учебные материалы на баскском, согласно инструкциям.

Квалификация учителей. Еще одна общая проблема, которая выявлена в тематических исследованиях, — это качество и квалификация учителей. Например, во Фризии большинство учителей не способны преподавать фризский язык. Регионы, которые требуют, чтобы преподавание языка меньшинства осуществлялось носителями языка, особенно сильно страдают от дефицита учителей. Баскское образование также зависит от учителей, которые не являются носителями языка, и у них часто возникают трудности с достижением требуемого уровня компетентности.

Ирландская инспекция также отметила слабое владение ирландским языком у учителей. В более чем половине классов качество преподавания и квалификация учителей ирландского языка были средними и низкими. В Уэльсе наблюдется низкий спрос со стороны студентов на профессиональную подготовку, чтобы учиться или преподавать на валлийском языке. Этот низкий спрос частично объясняется отсутствием поддержки со стороны колледжей, которые предлагают профессиональное образование.

Впрочем, у государства есть инструменты, чтоб решить эту проблему. Например, в сорбских регионах Германии (Саксонии и Бранденбурге) профессиональные школы выделяют специальные места и стипендии для обучения студентов-сорбов. Перед началом учебы студенты подписывают соглашение, которое гарантирует им работу по окончании вуза в одной из местных школ меньшинств.

Образование нацменьшинств: европейская практика

Немцы в Италии

На основании переписи населения 2011 года, 69,4% населения Южного Тироля говорит на немецком языке. По сравнению с переписью 1991 года наблюдается рост — тогда их было 67,9%.

В Южном Тироле все официальные документы доступны на двух официальных языках региона (итальянский и немецкий). Образование на всех уровнях — дошкольное, начальное, среднее — может осуществляться на итальянском или немецком языках. Родители сами выбирают, на каком языке учиться детям. Образование бесплатно. В средней школе помимо немецкого языка как языка обучения используются английский и итальянский языки. Во второй год английский язык используется в качестве языка обучения в течение трех часов в неделю, а итальянский — от пяти до шести часов в неделю.

Государственная администрация региона также двуязычна. Регион экономически силен и достаточно богат, и он пользуется автономией при распределении фондов так, как этого хотелось бы местному населению.

Фризы в Нидерландах

По данным опросов, в 2015 году около 67% из 646 000 жителей Фризии хорошо говорили по-фризски, примерно 94% населения понимали фризский, а 15% — могли писать. В последние годы общий уровень владения письмом на фризском языке несколько повысился. Фризский является вторым официальным языком в регионе.

В начальной школе фризский язык является обязательным (основное образование на датском). Однако широкое распространение получил эксперимент с трехъязычной образовательной моделью, который начался в 1997 году одновременно в семи школах. В трехъязычной школе голландский, английский и фризский являются языками обучения. Эксперимент показал, что увеличения в программе доли предметов на фризском и английском языках не оказывают негативного влияния на навыки овладения голландским языком. К 2016 году к программе присоединились уже 72 трехъязычные начальные школы (от 4 до 12 лет).

В средней школе образование дается на голландском. Школы должны обеспечивать уроки фризского в первые годы, но могут и получить освобождение от этой обязанности. По факту в 65 из 103 средних школ региона фризский предлагается в качестве предмета. В 44 школах этот язык изучают только в первый год, в 15-ти школах предлагают и на второй год. Шесть средних школ региона являются многоязычными, где преподавание как на голландском, так и на английском и фризском.

Венгры в Румынии

По данным переписи 2011 года, в Румынии проживало 1,2 млн. этнических венгров. В общей сложности 6,7% жителей страны в ходе опроса заявили, что венгерский язык является их родным языком. Большинство венгров проживает в центральной и северо-западной части Румынии. Венгерский является одним из официальных языков меньшинств.

В Венгрии работают школы с румынским, венгерским языком обучения и двуязычные. Образовательную программу для венгерскоязычных школ утверждает Минобразования Румынии. Учащимся доступны специальные классы по изучению венгерского языка — их организуют неправительственные организации, которые финансируются венгерским правительством. К выпускникам средних школ на венгерском предъявляются особые требования — часть экзаменов они должны сдавать на румынском. Венгерский язык может стать специальностью после обучения в ряде университетов, в том числе в Университете Бухареста. Кроме того, в Румынии есть три частных университета, которые предлагают свои программы исключительно на венгерском языке: два из них финансируются венгерским правительством.

Сорбы (лужичане) в Германии

В Германии этническая статистика запрещена. Точных данных о количестве cорбов и сорбоязычных жителей нет. По неофициальным оценкам, в стране насчитывается 60 тыс. сорбов. Число людей, говорящих на сорбском, сокращается.

В Германии дети могут посещать детский сад, начиная с года. 38 дошкольных учреждений в Бранденбурге и Саксонии более или менее интенсивно воспитывают детей на сорбском языке. В детсадах используют три метода обучения. Первый — программа погружения. При этой модели учителя являются носителями сорбского языка. Второй метод — двуязычное преподавание, где учителя беседуют со всеми детьми на двух языках (сорбском и немецком). Учителя сами решают, в какой ситуации и в каком объеме эти языки использовать. Третий метод — "модель предложения". С помощью этого метода дети учатся сорбскому языку в течение одного часа в неделю — знакомятся с сорбскими традициями, песнями и танцами, изучают некоторые слова и фразы.

Обязательное образование в Бранденбурге и Саксонии начинается с 6 лет. В Саксонском законе об образовании сказано, что сорбский может изучаться как родной язык, как второй язык и как иностранный. Самым успешным способом преподавания сорбского языка считается методика Konzept2plus. Это метод обучения, когда одновременно используются сорбский и немецкий языки. Оба языка являются средством обучения дополнительным дисциплинам, таким как математика, обществоведение, музыка и спорт. Учителя сами решают, какой язык и когда они используют более интенсивно. В школах, где изучают сорбский язык как иностранный, учащиеся изучают его один час в неделю в первом классе и три часа в неделю в классах со второго по четвертый. В Бранденбурге в шести начальных школах используется модель погружения, в 18 — сорбский язык предлагается как иностранный. Одна школа предлагает сорбский как дополнительный предмет. Количество занятий на двух языках и их содержание отличается между школами в зависимости от наличия педагогов и их квалификации.

На уровне среднего образования возможностей для изучения языка значительно меньше. В регионе есть только две средние школы, где ученики могут добровольно изучать сорбский как иностранный, и лишь одна гимназия, где сорбский является обязательным предметом. Учащиеся могут выбрать экзамен по сорбскому в качестве дополнительного экзамена по иностранным языкам.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии