Программист с тяжелой инвалидностью: в таком ИТ-государстве, как Эстония, не нужны работающие из дома специалисты

 (15)
Программист с тяжелой инвалидностью: в таком ИТ-государстве, как Эстония, не нужны работающие из дома специалисты
Foto: Karin Kaljuläte

Успешно работавший в ИТ-сфере в США мужчина с тяжелой формой инвалидности не может найти работу в Эстонии, пишет Eesti Päevaleht. Болеющий спинальной мышечной атрофией Ауль Педая говорит, что знакомые из США удивляются: как так может быть, что в таком ИТ-государстве, как Эстония, не нужны работающие из дома специалисты.

Еще в раннем возрасте ИТ-специалисту Аулю Педая вынесли неутешительный диагноз — врожденная спинальная мышечная атрофия. Мужчина прикован к постели, но это не мешает ему быть хорошим специалистом в своей сфере.

С компьютером он работает полностью с помощью голосовых команд — на английском языке, так как программа пока не распознает эстонский язык (эстонские слова приходится диктовать по буквам, используя для каждой буквы соответствующий код). В общении же с окружающим миром помогает Skype.

Несмотря на тяжелый недуг, его родители решили ни в коем случае не оставлять Ауля без образования. Когда он в 1987 году получил диплом по прикладной математике в Таллиннском университете, то говорили, что он первый человек с инвалидностью, получивший в СССР высшее образование. Дипломную работу он написал с помощью медленных компьютеров тех времен, а темой работы было создание компьютерных программ.

Лучше за рубеж, чем в дом призрения

После окончания учебы Ауль продолжал развивать свои познания в ИТ-сфере: ”Я знал, что когда-нибудь родителей больше не будет, и мне придется самому со всем справляться, чтобы не попасть в дом призрения”.

В начале девяностых умерли его родители, в в 1996 году скончалась престарелая бабушка, и Ауль решил отправиться в за границу. ”Я путешествовал с родителями и знал, что за рубежом люди с инвалидностью живут лучше”, — объясняет он.

В США мужчина работал с компьютерами из дома, создавал интернет-страницы, проводил исследования на основе интернета, занимался переводом и поиском клиентов для фирм, одновременно с этим оканчивая все новые ИТ-курсы. Но в США ему не удалось задержаться, и так и не получив вид на жительство, Ауль решил вернуться в Европу.

Тогда он поехал в Германию, которая, как он считал, была достаточно развитой страной, но там он столкнулся с бюрократическими проблемами. Зато в интернете — в своем мире — познакомился с проживающей там филиппинкой Ванессой. Так как закон Германии позволял пожениться лишь после трех месяцев пребывания в стране, а виза Ванессы заканчивалась через 20 дней, то пара поехала в Эстонию, где прошлой весной сыграла свадьбу.

Местные работодатели не согласны на работу из дома

Работавшая на Филиппинах учительницей Ванесса теперь учит эстонский язык и подрабатывает помощницей на кухне общепита, а вот Аулю так и не удалось найти в Эстонии постоянную работу.

К счастью, старые друзья устроили его на временную работу при Институте технологии Тартуского университета. По словам старшего научного сотрудника ТУ Лаури Вареса, на этой должности Ауль предложил инновационные решения и мог бы выполнять намного более сложные задания, но на такой работе он не может раскрыть свой полный потенциал.

Несмотря на то, что Аулю неоднократно поступали предложения о работе на портале CV-Online, он никогда не выигрывал конкурс, всегда выбирали кого-то другого. Хотя у него в CV указаны три рекомендателя, с ними даже никто ни разу не связался.

ТОП

По словам главного специалиста Кассы по безработице Кюллики Боде, Касса постоянно ведет с работодателями переговоры насчет Ауля: ”К сожалению, они ждут, что сотрудник будет более-менее выполнять свою работу в конторе, или же работа включает другие задания, которые не подходят клиенту, учитывая его особые потребности”.

”Здорово, что в Эстонии можно много всего сделать через интернет. При этом огорчает, что хоть мы и имеем развитое ИТ-общество, оно все же не настолько развито, чтобы от него получали пользу все люди”, — констатирует сам Ауль. Несмотря на неудачи, мужчина не теряет надежду найти работу.

Местное самоуправление не смогло предоставить услугу опорного лица

Проживающий в Табасалу Ауль Педая получает в месяц 360 евро пособия по нетрудоспособности и 50 евро пособия по инвалидности. Его жена Ванесса зарабатывает на неполной ставке 250 евро в месяц.

Ауль говорит, что от волости Харку никто даже не приходил к нему. Общение по электронной переписке помогло лишь назначить Ванессу его попечителем, что принесло паре дополнительные 50 евро в месяц.

Когда же Ванесса уходит на работу, то Ауль до десяти часов проводит дома один. Так как он не в состоянии сам передвигаться, то в это время даже не может поесть. Из волости же ему ответили, что такой услуги, в которую входит кормление, они не оказывают.

Согласно Закону о социальном обеспечении, Ауль имеет права на услуги личного помощника. Местные самоуправления обязаны предоставлять данную услугу.

Несмотря на это, пресс-секретарь волости Харку Ауле Саген ответила Eesti Päevaleht, что волость не может предоставить услуги личного помощника, так как у них нет такого человека. Они ожидают, что Ауль сам найдет подходящую кандидатуру.

Местное самоуправление также обязано предоставлять услугу ухода на дому, которая включает в себя кормление, но по словам Саген, волость рассматривает кормление обездвиженных людей как особый врачебный уход, потому данная услуга не предоставляется.

Согласно оценке волости Харку, Аулю больше всего подошло бы то, чего он всю жизнь пытался избежать — дом призрения.

Tallinn Hockey weekend
Оставить комментарий
Данную статью могут комментировать только зарегистрированные пользователи!
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии

TOP НОВОСТИ