"Приговор не вступил в силу": осужденный за педофилию все еще на свободе и отравляет жизнь бывшей жене и детям

 (37)
PantherMedia 19888818
PantherMedia 19888818Foto: Germano Poli, PantherMedia / Germano Poli

Бывший муж Анны (имя изменено, настоящее имя редакции известно — прим. ред.) Алексей был осужден на 6,5 лет за сексуальные преступления против несовершеннолетних. По словам женщины, он издевался как над своей падчерицей, как и над родной дочерью. Однако Алексей обжаловал приговор, поэтому пока остается на свободе и, как утверждается, продолжает портить жизнь экс-супруге и детям.

”Я не знаю, почему он не сидит, когда уже все доказано, что он творил, когда я ему доверяла ребенка. Вообще-то, человек может и сидеть, и подавать оттуда апелляции, а не бегать по Эстонии и следить за мной, где я работаю и вообще что я делаю”, — возмущается Анна.

Приговор еще не в силе

Как сообщила Delfi пресс-секретарь Таллиннского окружного суда Аннели Вилу, в данном деле действительно Пярнуский уездный суд решением от 13 октября 2017 года признал мужчину виновным и назначил наказание в виде 6 лет и 6 месяцев тюремного заключения. Алексей был осужден по статьям, которые рассматривают изнасилование, совершенное в отношении лица моложе 18 лет; половой акт или другое действие сексуального характера с ребенком, а также ненадлежащее физическое обращение.

”На решение уездного суда подали апелляционную жалобу, которую Таллиннский окружной суд решением от 18 января 2018 года оставил без удовлетворения, оставив решение уездного суда без изменений. На решение окружного суда защитник обвиняемого, адвокат Райко Паас подал кассацию в Госсуд. Таким образом, данный вопрос в том, что в отношении лица не вступило в силу решение суда. Госсуд еще не выразил свою позицию относительно кассации", — пояснила Вилу и добавила, что защитник в кассации ходатайствует об отмене решений Пярнуского уездного суда от 13 октября 2017-го и Таллиннского окружного суда от 18 января 2018-го, и об оправдании обвиняемого.

Также пресс-секретарь уточнила, что на основании решения уездного суда обвиняемый при вступлении решения суда в силу обязан по приглашению явиться в место заключения, и срок наказания начнут считать с момента явки в место заключения.

Борьба за алименты

Однако Анну это не утешает. Сейчас бывший муж отказывается платить алименты на их общую дочь, заявляя, что у него нет на это денег. ”Я вообще не понимаю, что с нашим законом! Я подала на алименты, я выиграла. Он подал апелляцию, он проиграл. Прошло буквально около шести месяцев, и он подает в суд, что не согласен выплачивать минимальную сумму 250 евро, он согласен платить меньше, потому что работает на грузовой машине и зарабатывает 550 евро. Это смешно! Я тоже работаю водителем и зарабатываю 800-900 евро, а он работает водителем на грузовой машине и получает 550 евро? При этом у него приняли бумаги в суд по поводу алиментов, когда я два раза уже выиграла суд. Как это вообще возможно?!” — недоумевает Анна.

”Он написал в суд, бумаги вот сейчас пришли, что якобы у него старший ребенок учится в 12 классе, что у него заработок маленький, что он не в состоянии выплачивать. Ему предписали минималку, я не требую с него какую-то сверхъестественную сумму. Раз сейчас по закону положено 250 евро, значит, он должен платить 250 евро. Почему я должна разрываться, чтобы у детей все было. У меня так же двое детей, у меня так же старшая учится в 12 классе”, — продолжает мать двух дочерей.

Пресс-секретарь Харьюского уездного суда Вийвика Сиплане подтвердила Delfi, что уменьшение алиментов принято в производство и идет предварительное производство.

Отказ в регистрации

При этом алименты — не единственная проблема. По словам Анны, она сейчас опять наняла юриста и готовит документы, чтобы лишить Алексея права попечительства над ребенком. Это необходимо, чтобы он, по ее собственному выражению, больше "не вставлял ей палки в колеса". Когда Анна с детьми переехала в столицу, бывший муж не разрешал зарегистрировать там ребенка.

ТОП

”Получилось так, что когда я все обо всем узнала, я ему перестала давать ребенка, и он подал в суд. Я суд выиграла, но судья постановила, чтобы я приводила ребенка и он ее видел. Когда мы с ним развелись, я переехала в Таллинн, сняла жилье, но я не могла отправить ребенка в садик, потому что у нее не было таллиннской прописки. Я со старшим ребенком смогла прописаться в Таллинне, а маленькую не могла прописать, потому что он не давал разрешения”, — рассказывает женщина.

”Социальный работник ему объясняет, говорит: вы понимаете, что ребенок должен развиваться, ходить в садик, что ребенок сидит дома”. Он говорит: я согласен, если она подпишет бумагу о том, что она обязуется — и там целый список пунктов. Мне социальный работник говорит: соглашайся, только чтобы он подписал бумагу, и ребенок был прописан в Таллинне, ходил в садик. Хорошо, я согласилась, я подписала эту бумагу, он подписал согласие, чтобы ребенок был прописан в Таллинне и пошел в садик. Потом я еще с юристом посоветовалась, он говорит, чтобы таких проблем не было, когда будет решение, мы просто лишим его права воспитания ребенка, чтобы он не имел слова, тем более такая статья”, — объясняет Анна.

Обвинение в краже

Но конфликты у бывших супругов происходят не только из-за ребенка. Как утверждает Анна, Алексей однажды обвинил ее в том, что она украла блоки с его хутора: ”До того, как мы три года назад развелись, мы жили на хуторе, я разрывалась, старалась все для дома, я хотела заниматься хозяйством, у меня было большое хозяйство. Я достала дешево нарвские блоки, новые. Сейчас я купила дачу, и мне они были нужны, я позвонила ему, говорю, что я хочу забрать свои блоки. Он мне говорит: да, конечно, забирай. Я позвонила его маме, потому что мама живет на хуторе. В итоге я забираю их, через пару дней звонок из полиции: вы обокрали”.

”Еще когда полиция звонила, я смеялась, не могла. Мне полицейский говорит: ”Вы что, пьяная?” Я говорю: ”Вы сами слышите, что вы говорите? Я на своем бывшем хуторе, где я жила, украла у бедного-несчастного блоки на 500 евро”. ”Вы что, пьяная?” Я говорю: ”Да, с моими работами — я работаю официально на двух работах водителем автобуса — мне только пить”. Я ездила в другой город, в полицию, тратила свое время, свои нервы. Там, когда уже полицейский поняла, в чем дело, она говорит: ну, это он специально делает, палки в колеса вставляет”, — негодует Анна.

”Последнее, что он вытворил — написал заявление, что на хуторе стоит якобы моя машина и она ему мешает. Полицейский говорит: ну здесь как бы совместная машина, я ничего сделать не могу — и у него не приняли заявление. То есть опять я ездила, тратила время и нервы, разбиралась с этим”, — завершает она.

Вина не доказана?

Защитник Алексея, адвокат Advokaadibüroo Sirel & Partnerid Райко Паас сказал Delfi, что из-за незаконченного судебного производства не является правильным и уместным комментировать судебное дело по существу.

”Кассационную жалобу мы составили по той причине, что я считаю, что вина подзащитного недостаточно доказана и в его виновности есть сомнения, которые не были устранены в судебном производстве. К какому выводу придет Госсуд, в ближайшее время станет известно”, — прокомментировал Паас. В заключение он подчеркнул, что по сообщению его подзащитного, обвинения экс-супруги не соответствуют действительности.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии