Как контрабандист-шпион помог России захватить Эстона Кохвера

 (76)

Eston Kohver Pihkva kohtus
Eston Kohver Pihkva kohtusFoto: Andres Putting

Максим Груздев — один из пяти признанных виновными в шпионаже в пользу ФСБ, контрабандист, сыгравший ключевую роль в похищения Эстона Кохвера. Его сотрудничество с российскими спецслужбами началось еще в 1994 году в Чечне.

”Груздев выступал в качестве посредника, пообещав свести Кохвера с третьим лицом”, — рассказывает заместитель гендиректора Полиции безопасности Эстонии (КаПо) Александр Тоотс. Представители российской спецслужбы похитили Кохвера 5 сентября 2014 года во время исполнения им служебных обязанностей на эстонско-российской границе в Юго-Восточной Эстонии. Во время похищения помимо прочего были использованы дымовые гранаты и взрывпакеты, что дезориентировало Кохвера. Кохвер был похищен с территории Эстонии, хотя Россия до сих пор отрицает это.

ТОП

Читайте также:

Во время инцидента у Кохвера при себе имелось служебное удостоверение, 5000 евро наличными и записывающее устройство. По словам Тоотса, наличные предназначались для передачи человеку, с которым Кохвера обещал свести Груздев. Также, по его словам, ни Груздев, ни ФСБ не могли предположить, что эстонская сторона в курсе его деятельности. Кроме того, ФСБ больше не давала Груздеву заданий, потому что свою миссию он уже выполнил. Тем не менее, КаПо не могла просто взять и задержать его, так как это могло воспрепятствовать возвращению Кохвера на родину. Поскольку уроженец Печер Груздев не подозревал о слежке, то продолжал спокойно ездить в Эстонию.

”Нам удалось запечатлеть Груздева при даче взятки в августе 2015 года в Пылва, но поскольку Кохвер все еще находился в России, мы не стали задерживать Грузева”, — рассказывает Тоотс. В том же месяце Псковский суд признал Кохвера виновным в шпионаже и приговорил его к 15 годам лишения свободы, а 26 сентября на мосту через реку Пиуза на эстонско-российской границе произошел исторический обмен Кохвер-Дрессен.

Груздев был задержан неделей позже, 2 октября. Суд назначил ему наказание в виде четырех лет тюрьмы. Связаться с Груздевым для получения комментария не удалось. Груздев — единственный из пяти собиравших в Эстонии данные для ФСБ контрабандистов, который до сих пор находится за решеткой. На свободу он может выйти этой осенью. Еще один шпион — Павел Романов — освободился 10 декабря прошлого года. Он единственный из всех проживает в Эстонии.


Полицейский снимок Максима Груздева. Источник: материалы суда

Романов начал работать на ФСБ еще в 1994 году. ”Романов занимался бизнесом в Чечне. С началом Первой чеченской войны русским понадобилась информация о ситуации на местах”, — говорит Тоотс.

”Я занимался продажей в Чечне подержанных иномарок из Германии и Финляндии. Получал хорошую цену”, — рассказал сам Романов в июле на встрече с журналистами. По его словам, в то время он хорошо общался с семьей Джохара Дудаева, знал его дочь Дану: ”Мы были одного возраста. Я учился в Тарту в девятой, она в шестой средней школе”. В начале 90-х, как утверждает Романов, он несколько раз ездил к Дудаевым в гости. Если это правда, то интерес ФСБ к нему вполне объясним.

В 1994 году Романов вернулся в Эстонию, характер его сотрудничества с ФСБ изменился, и он стал собирать и передавать информацию об эстонской погранохране, Силах обороны, Кайтселийте и других учреждениях и их работниках. В его служебные обязанности входил также сбор информации о тактике погранохраны и возможностях незаметного пересечения эстонско-российской границы. В этой области Романов был настоящим профессионалом. В течение нескольких лет он руководил нелегальной переправкой сигарет на юго-востоке Эстонии близ Пиуза. В подведомственную ему группу контрабандистов входило более 10 человек, в том числе сын Михаил.

В ходе одной операции, состоявшей, как правило, из двух поездок, в Эстонию перевозилось 20 ящиков, то есть 400 000 сигарет. ”Деньги были хорошие, хотя и расходы — например, на снаряжение — большие”, — рассказывал Романов. За одну операцию каждый из основных членов банды получал по 500 евро. Романов на этом участке границы являлся безусловным авторитетом. Если кто-то хотел заняться тем же ”бизнесом”, то должен был сначала спросить разрешения у Романова, а затем ”отстегнуть” ему процент от прибыли.


Оборудование, изъятое у контрабандистов при задержании. Источник: материалы суда

Несмотря на то, что погранохрана и Налогово-таможенный департамент подозревали Романова в контрабанде уже давно, доказать это до поры до времени не удавалось. Дело сдвинулось с мертвой точки 10 февраля 2015 года, когда совместными усилиями налоговикам и КаПо удалось задержать банду Романова непосредственно возле границы во время подготовки очередной операции. При себе члены группировки имели огромное количество специальных устройств и экипировки. Сам Романов заговорил на втором допросе. Следователям удалось доказать 13 эпизодов, в ходе которых было переправлено более 2,5 млн контрабандных сигарет и получена прибыль в размере 80 000 евро. Романов пошел на соглашение и в мае 2015 года получил 5 лет тюрьмы, из которых реально должен был отсидеть год и 10 месяцев.

”Когда огласили количество доказанных эпизодов, Романов разве что не зааплодировал”, — рассказал один связанный со следствием чиновник, намекая на то, что действительные масштабы деятельности группировки были куда шире.

Как долго к тому времени КаПо держала Романова на мушке как шпиона ФСБ, неизвестно, поскольку материалы уголовного дела засекречены. Сам Романов узнал об интересе к своей персоне со стороны спецслужб уже отбывая срок за контрабанду. Через месяц после решения суда КаПо ходатайствовала о ведении процессуальных действий в отношении Романова по другому головному делу. В последующие месяцы Романова несколько раз допрашивали. Обвинительный приговор был оглашен в октябре.

К настоящему моменту Романов уже вышел на свободу и вместе с женой Еленой проживает, как и раньше, в деревне Ермакова близ Обницы в Вырумаа. Они сочетались узами брака в тюрьме. ”С Еленой мы знакомы еще со школы. Теперь мы поженились, чтобы ей было легче навещать меня”, — рассказал мужчина. Его прежняя супруга умерла от рака.

По утверждению Романова, теперь он живет законопослушной жизнью. ”Я уже не так молод, чтобы отдавать годы жизни тюрьме”, — сказал он. На вопросы о сотрудничестве с ФСБ он отвечать отказался.

Сейчас его официальный доход составляет около 300 евро в месяц: 97 социального пособия от волости и 202 евро пенсии по нетрудоспособности за полученную в молодости боксерскую травму. ”Мы держим кур и гусей, выращиваем клубнику”, — перечисляет он. Он утверждает, что в Голландии у него есть фирма по ремонту квартир, а в Печорах — фирма по производству бревенчатых зданий, но поскольку ему все еще запрещено покидать страну, заниматься ими он не может.

Несмотря на то, что своей долгосрочной карьерой Романов отличается от остальных контрабандистов-шпионов, схема вербовки во всех случаях использовалась одна и та же. Все шпионы заключали с ФСБ письменный контракт и все получали плату за свою деятельность. Вознаграждение могло достигать нескольких тысяч рублей за задание, что однако не являлось главным мотивирующим фактором. ”По сути ФСБ ставит этих людей перед выбором: любо помочь ФСБ, заработать немного денег и оказаться под защитой спецслужб при занятии контрабандной, либо получить по факту своей деятельности уголовное дело в России и попасть там за решетку”, — говорит Тоотс.

Полицейские снимки осужденных за контрабанду и шпионаж. Источник: материалы суда

Трое следователей из двух ведомств (Налогово-таможенного департамента и Департамента полиции и погранохраны) Эстонии отметили, что уже много лет не замечают желания со стороны российской границы покончить с контрабандой. ”Я уверен, что дело не в подкупе отдельных пограничников. Ниточки должны вести намного выше”, — заявил один из них.

Для ФСБ речь идет о предприятии с низкими рисками. Контрабандисты — мелкая рыбешка. Если кто-то них попадется, то для спецслужбы большим ударом это не будет, как это было бы в случае с опытными шпионами, на обучение которых ушло много лет и средств. Поскольку таких контрабандистов на российско-эстонской и российско-латвийской границах десятки, то замену найти достаточно легко.

Если не принимать во внимание Романова с его серым паспортом, то у остальных четверых шпионов было и эстонское гражданство. Так, Артем Малышев как гражданин по рождению получил эстонский паспорт в августе 2013 года. К тому времени он уже два года работал на ФСБ. Его ”сослуживцы” Александр Руднев и Алик Хучбаров получили эстонские паспорта в 2006 году. Груздев также имел двойное гражданство.

Госпрокурор Инна Омблер, которая вела дело, назвала это гражданством для удобства. ”Иногда мое сердце болит из-за того, что мы дали этим людям гражданство Эстонии по рождению. Мы открыли им дверь, чтобы они могли беспрепятственно приезжать в Эстонию и собирать информацию”, — сказала она.

Она отметила, что можно было бы просто выслать задержанных из Эстонии, но вместо этого было решено отдать их в руки правосудия. ”Это показывает силу государства”, — сказала она и отметила высококлассное сотрудничество между организациями, благодаря которому и удалось довести дело до конца.

Жизнь после приговора

Павел Романов вышел на свободу 10 декабря, отсидев 22 месяца. Его дом стоит среди берез, к нему ведет грунтовая дорога. Весь участок завален хламом — старые машины, ручная лесопилка. С машинами возятся несколько человек. Участок охраняет большая собака на цепи.

”Ну вот, так мы и живем”, — рассказывает Романов. Он выглядит сильно старше своих 44 лет: волосы редеют, в глазах усталость. ”У нас есть куры и гусь, выращиваем клубнику”. От бывшего шпиона ждешь какого-то другого образа жизни.

Клубнику выращивают не только для себя, но и на продажу — летом она приносит семье немного лишних денег. Основной доход Романова — 97 евро социальных выплат и 202 евро пенсии: она полагается ему за травму, полученную в молодости, когда он занимался боксом.

Все остальное приносят различные подработки — у Романова есть небольшой грузовичок, и соседи иногда просят его перевезти какие-то вещи. Его телефон звонит, не умолкая (на рингтоне — музыка из телесериала ”Воздушный волк”, который был очень популярен в Эстонии после распада СССР). Один из звонящих — мужчина из России, он хочет купить несколько старых моторов. Какими-то делами заниматься больше не получается. Единственное, о чем Романов отказывается говорить — это о его жизни российского шпиона. ”Мне новых неприятностей не надо, — говорит он, устало улыбаясь. — Я обещал ни с кем об этом не говорить”.

На вопрос, может ли он публично признаться, что был шпионом, Романов затягивается сигаретой (не контрабандной из России, а эстонской, с акцизной маркой) и отвечает: ”Мне реклама не нужна. Я хочу спокойно жить в своем доме с женой, сыном и внуком”.

Фотографироваться он отказался.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии