Директор BMA — о пропаганде в программе "Время", отношениях ПБК с Кремлем и давлении КаПо

 (92)
интервью Delfi
Intervjuu Anton Blinoviga
Intervjuu Anton BlinovigaFoto: Madis Veltman

На этой неделе в эстонских СМИ активно обсуждают деятельность Первого Балтийского канала, который называют прокремлевским, враждебным и процентристским. Антон Блинов, директор SIA Baltijas Mediju Alianse, в который входит Первый Балтийский канал, рассказал Delfi, почему в эфир новостных передач приходят в основном центристы, каковы отношения ПБК с Кремлем, а также испытывает ли канал давление со стороны КаПо. Разговор состоялся посредством телемоста, поскольку головной офис BMA находится в Риге.

Эксперт в области коммуникации Рауль Ребане заявил в Postimees, что содержание ПБК враждебно, поэтому Таллинн не должен покупать эфирное время у канала. Он назвал ПБК российским пропагандистским каналом. В эстонских СМИ публикация Ребане вызвала большой резонанс. В частности, ПБК назвали рукой Кремля. Как вы это прокомментируете?

Тот, кто называет себя экспертом в области коммуникации, не очень оригинален в своих умозаключениях. Это не более чем субъективный взгляд. Его словам никто и нигде не подтвердил. Более того, медиарегуляторы из Латвии и Великобритании, выдавшие лицензии нашим каналам, неоднократно проводили анализ телепередач. Они не приходили к тому, что передачи на наших каналах — это все то страшное, что нам инкриминирует эксперт. Мне также непонятно, почему мнение о паре новостных программ распространяется на весь канал.

Читайте также:

Судя по всему, наличие в вещательной сетке ПБК программы ”Время” (производится российским ”Первым каналом” — прим. авт.) является нашей основной ”виной”. Я понимаю, что она может кого-то раздражать, потому что она доносит официальное российское мнение. Но из 24-часового вещания ПБК эта программа занимает 45 минут. Более 95% содержания ПБК — это развлекательные передачи, потому что канал позиционирует себя как канал для всей семьи. Там преобладают шоу, фильмы. Это именно тот контент, которые делает канал сильным. Если посмотреть на рейтинг ”смотримости” московских новостей, то они находятся далеко не в топе. ”Новости Эстонии”, которые мы делаем, они среди нашей аудитории намного-намного выше по популярности, чем ”Время”.

Поэтому все то, о чем говорят — это проблема на ровном месте. Это создание стереотипов, которые выгодны определенным политическим силам и игрокам на рекламном рынке. ПБК — достаточно сильный канал, сейчас используется любая возможность, чтобы его дискредитировать как в глазах бизнес-партнеров, так и в глазах аудитории.

Каким политическим силам это выгодно и почему, можете назвать партии?

Поскольку я не нахожусь в эстонской политической среде, то вы можете сами сделать вывод — кто сейчас начал и поддерживает кампанию черного пиара и кто за ней стоит.

Вернемся к программе ”Время”. Вы можете с уверенностью сказать: в передаче пропаганды нет! Или: да, она там есть?

Пусть такие оценки дают специалисты, у которых есть специальные для этого знания и образование. Сам я программы не отбираю. У нас никакой цензуры нет: что по политическим соображениям допустимо, что нет. Мы приобретаем определенное количество контента по определенной цене. Нам нужно заполнить программную сетку, и мы ее сами формируем исходя из того контента, который мы приобретаем.

Если ты достаточно тенденциозен или имеешь какие-то предвзятые политические взгляды, то пропаганду можно усмотреть и в вечерней сказке для детей, юмористическом шоу. В принципе, мы знаем, что такое было (в марте 2017 года Центр стратегических коммуникаций НАТО назвал развлекательные передачи КВН и "Вечерний Ургант" инструментами кремлевской пропаганды — прим. авт.). Пропаганда не в контенте, пропаганда в голове смотрящего.

Москва имеет отношение к созданию эстонских новостей на ПБК? Диктует ли она свои условия?

ТОП

Абсолютно никакого отношения не имеет. Передачи, создаваемые локально в трех балтийских странах, никакого влияния извне не испытывают. Новости создаются по усмотрению коллективов в каждой из трех стран.

Таллинн закупает эфирное время у ПБК. В эфире передач довольно часто появляется Михаил Кылварт, в то время, как оппозиционных политиков приглашают не так часто. Во многих сюжетах ”Новостей Эстонии” зачастую представлены только центристы, политиков из других партий в качестве противовеса нет. Предполагает ли договор ПБК и Таллинна, что в эфире не должно быть политиков, кроме центристов?

Знаете, как получается. Мы открыты для всех! Но эти созданные стереотипы действуют на тех, кто хотел бы достичь нашей аудитории. Просто не идут, не хотят. А кто-то преподносит это таким образом, что это мы запрещаем кому-то появляться, не хотим кого-то звать в передачи и так далее.

Если говорить о каких-то политиках, в том числе названном вами, то они говорят на языке нашей аудитории. Другие по-русски плохо говорят. Если кто-то хочет участвовать в наших передачах и он может донести до наших зрителей свои мысли на русском языке, то милости просим! Например, у нас в Латвии эта проблеме решена. Здесь в наших передачах соглашаются на участие политические деятели самых разных полюсов. По мнению кого-то, в Латвии мы сбалансированные. Мы бы хотели, чтобы это было и в Эстонии, но причины я назвал.

Videointervjuu Anton Blinoviga Foto: Madis Veltman

В чем же тогда причина того, что в Эстонии вас считают несбалансированными?

Причину нужно искать не в нас, а в политическом климате, в котором наблюдается противоборство сил. Также в ситуации на телевизионном рынке Эстонии. Уже более двух лет у вас работает канал ETV+. Всем известно, кто его пролоббировал и запустил. Канал не показывает результатов, которых от него ожидали. Но оправдывать его существование каким-то образом надо. Для этого нужно найти врага извне. Это стандартный пропагандистский прием. Так получилось, что ETV+ оказался провальным проектом.

Что надо сделать ETV+, чтобы достичь тех же рейтингов, что и у ПБК?

Это было бы странно, если я бы давал рекомендации государственному телевизионному каналу Эстонской Республики. Мне видится, что они так и не поняли, для кого этот канал был создан, кто их аудитория. Я говорю не об экономической и политической целях. Они не смогли понять, каковы запросы этой аудитории. В XXI веке медиа выполняет не пропагандистскую, не образовательную, а, скорее всего, развлекательную функцию. И то, что неинтересно, не потребляется. Видимо, недостаточно была изучена аудитория, на которую этот канал был нацелен. Сейчас не касаюсь вопросов финансирования и вопроса профессионализма людей, которые там работают, он достаточно высокий. Стратегия любого предприятия должна строиться не только вокруг вопроса, что вы хотите получить на выходе. Но и для кого, как.

Каковы отношения ПБК с Кремлем?

Они отсутствуют! Возможно, кто-то хотел бы услышать больше, но, серьезно, на этом месте можно поставить точку. У нас отношения только с ”Первым каналом”, который наполовину принадлежит государству. Наполовину это частное владение.

Полиция безопасности Эстонии интересовалась работой ПБК? Вас вызывали на беседу?

Какой интересный вопрос. Нет! Мы не испытывали никакого давления. Правда, один раз КаПо включила ПБК в один из своих ежегодников. Это был единственный подобный случай. И я не вижу причин считать нас такими, какими тогда нас посчитала КаПо.

Сколько ПБК зарабатывает в Эстонии от предприятий и ведомств?

Если честно, на данный момент этой информацией я не владею. Даже примерно не могу сказать.

Некоторые фирмы отказались закупать рекламу на ПБК, в частности, об этом заявил Swedbank. Что это будет означать для ПБК потеря крупных рекламодателей?

Отказ рекламодателя от сотрудничества — это печальный факт. Я понимаю, что эти партнеры подверглись давлению ”общественного мнения”, которое сейчас активно формируется определенными тенденциозными материалами. Можно представить такую парадоксальную ситуацию, если вдруг производитель молочных продуктов откажется продвигать свой товар среди четверти населения Эстонии. Именно такую часть населения Эстонии мы покрываем своими медиа. Где здесь бизнес-логика? Особенно, если четверть населения откажется покупать эту продукцию из-за такого ”дружественного” отношения к СМИ, которое обслуживает эту часть жителей страны. Эта ситуация не только парадоксальна, но деструктивна, потому что подобное поведение ведет к общему свертыванию рекламного рынка. И этот эффект не так быстро, но ощутят все СМИ в этой стране. То есть сознательное свертывание рекламных бюджетов одной части покрываемой аудитории негативно повлияет на общую ситуацию на рекламном рынке в стране.

Директор SIA Baltijas Mediju Alianse Антон Блинов. Фото: BMA

Если ПБК потеряет определенную часть запланированной прибыли, то на этот случай у вас есть какие-то отходные пути?

Сейчас я не готов спекулировать на тему того, что может произойти. Я имею отношение к управлению крупной компанией, я оперирую фактами. Если бы я всю жизнь занимался бесконечным моделированием того, что могло произойти, то никуда бы не ушел. Это не продуктивно для нас, и это может ввести в заблуждение рынок.

Сказалось ли как-то на доходах ПБК частое упоминание канала в СМИ не в лучшем свете?

Дайте мне время, чтобы поинтересоваться этими данными. Сейчас не готов ответить. Каждый день на счет в банк мы не заглядываем.

В интервью Postimees Керсти Кальюлайд сказала, что вместо закупки контента у ПБК можно было бы дать деньги ETV+. Что вы думаете насчет ее предложения?

Дело в том, что всего 1% медиапотребления среди русскоязычных жителей Эстонии происходит посредством эстонских СМИ. Вы представляете, насколько неправильную информацию предоставили уважаемому президенту? Насколько это противоположно тому, что ею было сказано. Согласно статистике, 5% эстонского медиапотребления происходит посредством русских СМИ в Эстонии. По поводу роли ETV+. Дневная доля у этого канала колеблется в пределах 0,6%-0,7%. И когда мы смотрим график рейтингов каналов, то линия ETV+ слабо отрывается от оси Х, в то время как у ПБК — больше 5%. Аудитория ПБК среди русскоязычной аудитории составляет больше 15%. Это к вопросу о том, что как эффективно тратятся деньги налогоплательщиков, о судьбе которых так пекутся те, кто высказывается в СМИ на наш счет. Ежегодно на ETV+ с их рейтингом тратятся миллионы. И это в то время, как руководство столицы уличают в смелости эффективно взаимодействовать со своей целевой аудиторией.

Как вы думаете, какое будущее у ETV+?

Любая гадалка или предсказатель должен быть непредвзятым и неангажированным. Поскольку я участник этого рынка, то дать непредвзятый прогноз не решился бы. Я скажу так. Мы с радостью возьмем на работу лучших работников редакции ETV+ вместе с теми бюджетными деньгами, которые выделяются на их работу. Мы сделаем массу прекрасных локальных эстонских программ, которые наложим на ту аудиторию, которую мы завоевали и сейчас имеем. И это будет такой эффективный канал для коммуникации с русскоязычным населением, о котором можно только мечтать.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии