Что поможет местным русским устроиться в жизни? Четыре мнения

 (131)

Arvamusfestival 2016
фото иллюстративноеFoto: Ester Vaitmaa

В среду Фонд интеграции и миграции ”Наши люди” (MISA) обнародовал результаты любопытного исследования. Выяснилось, что в Эстонии у неэстонцев больше проблем с работой, чем у эстонцев. Но как эти проблемы решить?

Русский Delfi провел онлайн-опрос читателей, в котором спрашивал: если у неэстонцев на рынке труда действительно существуют препятствия, то какое из них, на ваш взгляд, самое главное?

В нашем опросе по состоянию на полдень 10 февраля приняли участие 1182 человека. Самый популярный ответ "Недостаточный уровень владения эстонским" — так считают 37%. "Недостаточное число знакомств и связей либо их отсутствие" — второй по популярности ответ (26%). Третий — "Предвзятое отношение работодателей" (21%). Остальные варианты ответов набрали меньше пяти процентов.

Читайте также:

А что о ситуации на рынке труда думают успешные русскоязычные, сумевшие "пробиться"?

Директор Тынисмяэской реальной школы Нина Сытник, кавалер Ордена Белой звезды: ”После сорока найти работу трудно”

koolidirektorite debatt Foto: Martin Dremljuga

"Если говорить о зарплате учителей — так у нас во всех школах совершенно одинаковые зарплаты: что в русскоязычных, что в эстоноязычных. Есть бюджет школы. Есть установленная государством минимальная зарплата. Мы же на уровне школы решаем вопрос дополнительных плат за работы, которые учитель выполняет.

Быть может, разница есть для людей определенного возраста и в других регионах — где больше безработица. Если посмотреть на выпускников, которые нашли работу, они трудятся и в банках, и в госучреждениях, и в частном бизнесе.

Однако, если людей опросили, и такие данные получены, значит, проблема где-то есть.

Например, если человек после сорока остается без работы — то ее найти по-любому трудно.

Также играет роль и образование человека. А также его возможность переучиться или найти возможность получить другую специальность. И желание сделать это. Ведь предложения — есть, но человек и сам должен приложить определенные усилия.

Как решить проблему, которая в той или иной степени имеется — это очень сложный вопрос. Тут должны быть действия и шаги с обеих сторон: как со стороны государства, так и со стороны каждого человека, перед которым встала проблема поиска работы".

Советник канцлера права Владимир Свет: ”Местным русским в целом тяжелее”

"Не могу сказать, что исследование Института Балтийский исследований меня удивило. Не надо быть социологом, чтобы понять, что местным русским в целом тяжелее на рынке труда.

И дело не в том, что кого-то здесь массово дискриминируют. Если не знаешь языка, на котором говорит три четверти населения страны, работать в компаниях, которые таких людей обслуживают, быть их партнером или эффективным работником будет довольно сложно. В то же время, знание языка может не только уравнять возможности на рынке труда, но и дать конкурентное преимущество.

Хотя в исследовании приводятся самые разные факторы, которые мешают русским найти работу мечты — социальная среда, иной менталитет — во многом они связаны именно с языком. Изучая язык, мы учимся не только выстраивать предложение из слов и доносить свои мысли, но начинаем понимать логику мышления и культуру тех, чей язык мы учим. Поэтому, изучая эстонский язык, мы создаем себе предпосылки для нахождения эстонских друзей и просто полезных контактов и начинаем понимать, как не напугать коллег празднованием Дня Победы или Нового года в 11 вечера по эстонскому времени.

Разумеется, одним знанием языка на рынке не обойдешься. Особенно сегодня, когда ценятся не дипломы и длинные CV, а наличие опыта работы, готовность перестраиваться, учиться, меняться, работать в новых условиях. Я не верю, что русским тяжелее найти подходящую работу из-за каких-то культурных особенностей — скорее в силу комплекса причин многие изменения доходят до нас с опозданием, и мы не всегда успеваем под эти изменения подстроиться. Решать эту проблемы надо и в головах работников, и работодателей, и политиков.

Первым и главным вопросом является язык — у каждого жителя Эстонии вне зависимости от возраста и места проживания должна быть возможность удобно и качественно учить язык.

Если говорить о государственном секторе, то там скорее проблема не с языком, а недооценкой собственных возможностей. Сейчас процент русских в министерствах и департаментах сравнительно мал, и если изучить соответствующее исследование министерства культуры, то можно узнать, что русские довольно редко и стучатся в двери министерств. Поэтому государство должно мотивировать русскоязычных специалистов, показать, что их ждут, и что их уровня владения языком вполне достаточно: ma- и da-инфинитивы путают и эстонцы. В конечном итоге, равные возможности на рынке труда — это не кисельные берега, а грамотное информирование, доступное обучение языку и иным навыкам, мотивация трудится во имя лучшего будущего".

Предприниматель и политик Андрей Коробейник: ”Хороших свободных программистов в Эстонии нет”

Andrei Korobeinik Foto: Martin Dremljuga

"К сожалению, с упомянутым исследованием я не знаком, но вполне допускаю, что в ряде секторов необходим высокий уровень владения эстонским языком. Например, в случае, если человек хочет устроиться на должность, подразумевающую общение с местными клиентами.

В некоторых секторах, с другой стороны, людей не хватает. Например, в ИТ-секторе, по разным оценкам, работу могли бы найти 3-5 тысяч человек, которых в Эстонии сейчас нет. В моей фирме среди новых сотрудников-программистов есть, например, несколько приезжих из Украины. Кто-то из них учит эстонский язык, кто-то обходится английским. Хороших свободных программистов в Эстонии нет в принципе.

Хорошее знание эстонского языка сильно подняло бы шансы на трудоустройство в Эстонии. Знание какого-нибудь распространенного языка программирования повысило бы эти шансы до 100%".

Директор Дома творчества Мустамяэ Эрна Поданёва: ”Чем больше языков знаешь — тем выше конкурентоспособность”

"Я руковожу школой по интересам. У нас 55 человек персонала, из которых 42 — учителя. Из педагогов примерно 50% — с родным эстонским, 50 % — с неэстонским. Есть большое количество людей, которые говорят свободно на двух языках. И когда проходит конкурс на какое-то место, то, естественно, я предпочитаю брать человека, который владеет двумя языками. И тут я могу сказать, что практически все эстонцы владеют русским. Также и из русских педагогов есть группа людей, которая свободно говорит по-эстонски. У меня нет никаких проблем с тем, чтобы к ним отправить эстонского ребенка.

Очень давно — в 90-х — было некоторое нежелание учить эстонский. Сейчас такого вопроса просто не стоит. Пожалуй, в любом обществе так, что чем больше языков ты знаешь — тем выше твоя конкурентоспособность.

В нашем государстве проблема — в том, что изучение языка стало делом политики. И почему-то периодически разные политические силы используют это в своих интересах. Если человек — да хоть беженец из Африки, но его принимают, задача государства — его научить. И, конечно же, курсы по изучения госязыка не должны быть платными.

В нашей школе по интересам конкурентоспособны те учителя, которые могут объясниться со всеми детьми. Пока у нас нет детей беженцев. Будут — добавим английский".

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии