Тайна, покрытая мраком: загадка смерти одного из героев книги "Криминальная Эстония"

 (34)
Тайна, покрытая мраком: загадка смерти одного из героев книги "Криминальная Эстония"
Фото: обложка книги "Криминальная Эстония"

Спустя 25 лет после трагической гибели Генриха Акопяна, которому когда-то покровительствовал убитый осенью 2016 года крестный отец эстонского криминального мира Николай Таранков, я попыталась разобраться в причинах, по которым взорвали машину Акопяна.

Из 2-й главы моей книги ”Криминальная Эстония”: ”В 1993 году после убийства крупного ювелира Генриха Акопяна (погиб от взрыва бомбы-авт.), персона которого находилась под негласным покровительством Николая Таранкова, полиция провела обыск в квартире крестного отца”.

Авантюристы

Мир тесен. Когда я писала свои первую и вторую книги об организованной преступности, то не предполала, что спустя годы я познакомлюсь в одной из стран Евросоюза с известным российским журналистом и экономистом-аналитиком Орбели Татевосяном, от которого я узнала, что Рубен Акопян — родной дядя Генриха Акопяна — герой Совесткого Союза, воевавший в Таманской дивизии. Что же общего между близкими родственниками — Рубеном и Генрихом Акопянами? Ответ на этот вопрос в какой-то мере попытался дать Орбели, который приходится племянником Рубену Акопяну и двоюродным братом погибшему в Эстонии Генриху Акопяну, с которым в детстве они вместе часто проводили летние каникулы.

По мнению Орбели Татевосяна, у Генриха и Рубена была одна общая черта характера — склонность к авантюрам, у первого из названных — в плохом смысле слова, у второго — в хорошем. Одного эта склонность привела к званию Героя Совесткого Союза, второго — в криминальный мир. Из-за любви к авантюрам Генрих ушел в мир иной при трагических обстоятельствах осенью 1993 года, а его дядя пережил Генриха на год и умер своей смертью в преклонном возрасте в сентябре 1994 года.

Спустя четверть века я попыталась узнать, почему Генриха Акопяна называли крупным ювелиром, хотя таковым он, по воспоминаниям Орбели Татевосяна, никогда не являлся.

В семье не без…

Как известно, семья — не только отец и мать, но ближайшие родственники — в значительной степени влияет на дальнейшую жизнь детей. По словам Орбели, у Генриха Акопяна были замечательные родители, которые смогли дать сыну хорошее школьное образование, хотя в Армении в те годы получить образование на русском языке было очень непросто. Семья Акопянов жила в Ереване, и родители Генриха отдали сына в престижную школу. Встречались братья — Орбели и Генрих — на каникулах и, как вспоминает Орбели, в то время за Генрихом не замечалось склонности к авантюром. Он был спокойным хорошим мальчишкой, даже по чужим садам не лазил.

Потом братья выросли и разлетелись в разные стороны. Орбели уехал учиться в Москву, а Генрих решил, что образование ему ни к чему, хотя потенциал у парня был серьёзный. Генриху хотелось жить красиво, но без усилий. Ходить на работу — это было не для него. Его привлекали быстрые шальные деньги. Генрих уважал жуликов крупного масштаба, преклонялся перед криминальными автортетами того времени и не скрывал этого. Как-то он рассказал Орбели, что встретил своего знакомого, работавшего обычным кладовщиком и спросил у того, когда он заработает свой первый миллион. Каково же было удивление Генриха, когда кладовщик с иронией заметил, что уже десять лет назад у него было 10 миллионов рублей. Ответ этот поразил Генриха до глубины души — обычный кладовщик и… миллионер.

Ценитель камней, но не ювелир

ТОП

Орбели Татевосян: ”Генрих — ювелир?! Я точно знаю, что он никогда им не был, хотя великолепно разбирался в драгоценных камнях и мог оценить рыночную стоимость любого, в том числе антикварного ювелирного изделия”. Как-то подруге жены Орбели подарили кольцо старинной работы. Генрих взял лупу, внимательно рассмотрел клеймо мастера и камень и сказал, что перстень стоит на чёрном рынке примерно 3 тысячи долларов (по тем временам — очень крупная сумма) и предложил купить его у Натальи за… 1,5 тысячи долларов. Купить дешево, продать дорого — это было в духе Генриха, и ему было безразлично, кого ”обуть” — родственника, приятеля или постороннего человека.

Орбели говорит, что Генрих был отъявленным мошенником и авантюристом: ”По молодости, до того, как уехать в Эстонию, он дважды сидел в тюрьме, первый раз в Армении, второй — в Волгограде. Один раз — за мошенничество, второй — не знаю, по какой статье”. Там же он получил травму ноги и вышел на волю с тросточкой. Но хромота только придала шарма Генриху. Он всегда очень нравился женщинам — высокий, красивый, стильно и со вкусом одетый, с элегантной тростью в руках. Генрих был женат, но тёплых отношений с женой не было. Каждый жил своей жизнью, хотя у них было трое детей…” Жена Генриха — Аракся Акопян — уже долгие годы живет под Лос –Анжелесом, в Глендело. Дочерей зовут Тамар и Магда. Имя сына никто из родственников погибшего не знает. Других сведений о жизни детей Генриха и его бывшей жены ни у кого из них нет…

Мошенник

Склонность к аферам у Генриха была в крови, но Армения была маловата для его деятельности. Нужен был простор, и Акопян переехал жить в Москву. Чем зарабатывал Генрих Акопян себе на жизнь, до сих пор остаётся тайной даже для близких родственников. Он жил в дорогих отелях, куда никогда не приглашал родных и близких (хотя сам любил наносить визиты), одевался по последней моде, питался в престижных ресторанах.

Его брат Орбели Татевосян к тому времени уже получил два высших образования, имел высокий социальный статус и, соотвественно, хорошие связи в мире бизнеса. Последнее очень устраивало Генриха, и он попытался использовать Орбели, открывшего фирму по реновации подземных коммуникаций, в своих личных интересах. Орбели поинтересовался у Генриха, как последний представляет свою деятельность в фирме, на что тот пожал плечами: ”Ну ты же знаешь, что я ничего не умею… Ну… зарплату буду получать…” Орбели понял, что под крышей этой фирмы Генрих мечтает проворачивать какие-то свои криминальные дела, поэтому дал Генриху и второму своему двоюродному брату — Борису, с которым Генрих Акопян занимался в Москве своим ”бизнесом”, от ворот поворот. Генрих и Борис обиделись и уехали в Эстонию. ”Больше, — говорит Орбели Татевосян — мы не встречались с ним.

Позже от Бориса я узнал, что Генриха взорвали, но умер он не сразу. Его довезли до больницы, и там он скончался. А Борис после его гибели срочно покинул Эстонию”.

Кто есть кто?

Сведения, полученные от Орбели Татевосяна, заставили меня обратиться к источникам информации как в криминальном мире, так и в правоохранительных органах Эстонии. В сборе информации мне очень помог министр внутренних дел Этсонии Андрес Анвельт, бывший когда-то директором центральной криминальной полиции Эстонии. Меня интересовало всё, что могло бы пролить свет на происшествие 25-летней давности. В какую группировку входил Акопян, почему его убили, где это случилось, известны ли имена тех, кто взоравл его машину?

Выяснились довольно любопытные детали. Оказалось, что ”Ювелир” — действительно не профессия, а прозвище. Вероятнее всего, Акопян получил её за косвенную связь с преступным миром, поскольку был, по мнению полиции, посредником между врачами-протезистами и поставщиками золота, использовавшегося для изготовления зубных коронок. При этом, есть подозрение, что врачи получали от Акопяна ”разбавленное” золото, то есть его проба была ниже той, которая нужна была для коронок.

Действовал Генрих Акопян исключительно в рамках армянской диаспоры. Видимо, проворачивал свои афёры, не особо задевая интересы преступных группировок, хотя и находился под патронажем Николая Таранкова.

Унес тайну в могилу

Потом неожиданно для всех его машину взорвали. Случилось это в Копли, где в те смутные времна процветали проституция и наркоторговля. Удалось выяснить, что на вопрос полицейских, кого Генрих подозревает в преступлении, тот ответил, что врагов у него нет. В это невозможно поверить. Акопян не мог не знать, у кого на него имеется ”зуб”, кто был заинтересован устранить его физически. Но Генрих не выдал имя возможного заказчика. Вопрос: почему? Или рассчитывал, что врачи спасут его и он сам разберётся во всей этой ”каше” или просто боялся назвать заказчика. Если бы Генрих знал, что его жизнь уже идёт на часы, то можно быть уверенным, что он назвал бы имя врага.

У полиции было две версии по поводу совершённого преступления. Первая — разборки в криминальном мире. В связи с этой версией был арестован Николай Таранков, у которого во время обыска нашли большое количество огнестрельного оружия. Доказать, что Таранков причастен к взрыву автомобиля Акопяна, не удалось, и он получил короткий срок за незаконное хранение огнестрельного оружия.

По второй версии, Генриха Акопяна ”заказала” его жена, с которой они делили имущество. Правда, так и не удалось выяснить имя женщины, которая числилась на тот момент в жёнах у Генриха. Но вряд ли это была жена-армянка Аракся. Вероятнее всего Генрих нашёл новую спутницу жизни в Эстонии.

Дело о взрыве Акопяна было закрыто, так как ни одна из версий не нашла подтверждения. Иными словами, Генрих унес тайну своей гибели в могилу, и вряд ли мы когда-нибудь узнаем, кто и за что рассчитался с ”Ювелиром”.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии