Похоронили, не дойдя до кладбища. О судьбе русскоязычного телеканала в Латвии

 (20)

Picture 021
Anna Vaher

Проект русскоязычного государственного телеканала, который мог бы стать инструментом коммуникации с нелатышским населением и "ответом на кремлевскую пропаганду", вряд ли будет реализован. Портал Delfi, не дождавшись обещанной конкретики на саммите "Восточного партнерства", обратился за комментариями к тем, кто продвигал идею русскоязычного общественного ТВ.

В начале апреля государственная телекомпания Латвии LTV рапортовала о готовности концепции третьего канала, который должен был предложить альтернативную информацию и дать платформу для коммуникации для русскоязычной аудитории, сегодня живущей преимущественно в информационном пространстве российского ТВ. Предполагалось, что проект нового канала (и его финансирование) станет чуть ли не центральной темой для обсуждения на саммите "Восточного партнерства" в Риге. Действительно, ситуация с вещанием на русскую аудиторию обсуждалась на конференции СМИ "Восточного партнерства". Но дальше обсуждения вызовов в сфере свободы СМИ и улучшения медиасреды в регионе дело не пошло.

ТОП

Разговор с сотрудниками русскоязычной службы новостей LTV выявил самые пессимистичные настроения. "О проекте все упорно молчат. Похоже, что наш канал похоронили, не дойдя до кладбища…", — обрисовал ситуацию один из журналистов. Портал Delfi обратился за разъяснениями к главе отдела по медиаполитике при министерстве культуры Латвии Роберту Путнису и главе LTV Ивару Белте о том, быть ли в Латвии русскоязычному общественному ТВ.

ПУТНИС: ЗА ТАКИЕ ДЕНЬГИ МОЖНО ПРИЙТИ К КАЖДОМУ РУССКОЯЗЫЧНОМУ ДОМОЙ

Почему в Латвии русского телеканала не будет?..

"Окончательного решения пока нет, его должны принять Совет по электронным СМИ и Латвийское ТВ. Но министр финансов уже сказал, что денег на это нет, а министр культуры четко заявила, что политически не поддерживает инициативу", — считает руководитель отдела по политике СМИ Министерства культуры Латвии.

"Одна из самых важных причин: г-жа Мелбарде считает этот проект способствующим увеличению роли русского языка в публичной среде Латвии, соответственно, снижению роли латышского. Это противоречит политическим установкам коалиции по языковым вопросам.

Другая причина — количество запрошенных на проект денег: инвестиции не соответствуют отдаче. Они просят 6-7 миллионов евро. Допустим, канал посмотрит половина русскоязычных Латвии — это 300-400 тысяч человек. Причем, их удастся привлечь не сразу — хорошо, если через два-три года. За такие деньги можно прийти к каждому домой лично, поздороваться и все вопросы обсудить! А Латвию в следующем году и так ждет большое урезание бюджетных расходов.

Идея русского телеканала ЕС или Балтии родилась в международных переговорах на тему, как реагировать на агрессию России на Украине и влияние информационной агрессии российского ТВ на русскоязычное население стран ЕС и НАТО. Впоследствии большинство стран отказались от этой идеи.

Почему Латвия не берет деньги у Европы?

Со стороны еврофондов есть сигналы о поддержке такого проекта. Но насколько совместим такой способ оплаты с самим понятием общественного СМИ Латвии? В идеале латвийское общество должно само финансировать свое СМИ. Зарубежные организации могут лишь помогать с обменом программами, шоу, фильмами. Но не давать деньги на то, чтобы учить жить русскоязычное население Латвии.

Почему налоги русских идут на ТВ по-латышски?

Все опросы показывают, что русскоязычное население Латвии, в большинстве своем, понимает латышский язык и говорит на нем. Особенно молодежь. Если содержание латышских СМИ будет им интересным, у них не будет проблем с потреблением. Хотя, понятно, что аудитория имеет тенденцию пользоваться средством массовой информации на родном языке.

Ничто не гарантирует, что местный канал на родном языке будет более привлекательным для тех, кто сейчас смотрит российские каналы. Ведь опросы показывают, что многих там привлекают масштабные и качественные шоу, которые в Латвии создать невозможно. А канал с политическими и информационными передачами или концертами немецкой поп-музыки — будет ли он столь же привлекателен?

Мы живем в демократической стране, а главный принцип демократии: решает большинство, уважая интересы меньшинства. Увы, не бывает так, чтобы все поголовно были довольны. По любому вопросу в национальной сфере — от гражданства до русских школ — есть фланг недовольных и среди латышей, и среди русских. Конфликты есть и будут — это кровь демократии. Но за 25 лет независимости мы научились находить компромиссы, чтобы наилучшим образом вместе жить, работать и развивать эту страну. Подобного примера нет нигде в ЕС".

БЕЛТЕ: ВЛАСТЬ ДОЛЖНА ОПРЕДЕЛИТЬСЯ, ХОЧЕТ ЛИ ГОВОРИТЬ С РУССКИМИ 

Зачем вообще понадобилось русское ТВ?

"Заказчик — общество, которое поддерживает этот проект или нет. Мы — специалисты, которые могут предложить пути реализации заказа. Общественное мнение сильно поляризовано", — уверен директор Латвийского телевидения Ивар Белте.

"Я считаю, что такой канал надо было сделать лет 20 назад. Тогда это было логично, а сейчас мы лишь можем исправить свои ошибки. И этот проект нужен вовсе не как реакция на события на Украине или орудие контрпропаганды. Ведь необходимость в объективных новостях на русском языке мы можем удовлетворить и сейчас. Канал должен покрывать более широкую тематику насущных вопросов — здоровье, образование, культура… И тут потенциал лично я вижу.

Идея такого канала возникла в конце 2012 года, когда я только приступил к работе на LTV. Мы сделали исследование и заметили, что с 2009 года резко вырос интерес к ретранслированным телеканалам — зрители туда уходят со всех местных каналов. В основном, русские, но и латыши тоже. Если в 2008 году ретрансляцию смотрели около 25% аудитории, то в 2013 году — 45-50%.

Причины — две. Первая: экономический кризис, который обрушил рекламный рынок и все телевизионные инвестиции — не было денег на дорогие и качественные передачи и фильмы. В России кризис был меньше, а картинка заметно качественнее. Вторая: дигитализация вещания. Зрители получили возможность за небольшие деньги смотреть несколько десятков качественных каналов.

Уже тогда я предложил правительству усилить общение с русскоязычным населением, но меня никто не стал слушать. Не прошло и двух месяцев, как начался Майдан, полилась пропаганда со стороны ретранслированных каналов и сразу вспомнили о моей инициативе.

Для начала мы создали русскую службу новостей на общественном ТВ и взялись за разработку предложения по общебалтийскому каналу на русском языке — с одним брендом на три страны. Делает его одна страна, но в прайм-тайм с 7 до 11 каждая редакция ставит свои локальные программы — новости, дискуссии, шоу… Сумма получилась немалая — нужна была новая техника.

В итоге, эстонцы и литовцы пошли по своему пути. Первые создают свой канал, который запустят в конце сентября. Вторые сделали новостную службу и несколько передач. Пан-балтийская идея умерла. С эстонцами у нас есть соглашение, что мы можем по пяти пунктам делать нечто общее, уменьшая расходы.

Почему с русскими надо общаться по-русски?

На мой взгляд, задача общественного медиа — коммуницировать со всем обществом. Это важнее, чем языковой вопрос. Но есть люди, которые считают иначе. Я считаю, что поддерживать общение с латышами нам удается — мы это делаем достаточно добросовестно и качественно. А вот русской аудитории мы не достигаем.

К примеру, в Великобритании на BBC трудится несколько тысяч человек. Когда они принимают на работу новых сотрудников, то уделяют внимание таким признакам, как цвет кожи, национальность, религиозная принадлежность. Их цель, чтобы весь коллектив национального телеканала представлял из себя мини-модель общества Британии. В последнее время в их студии мы все чаще видим лица азиатского типа, и это не случайно. Цель, чтобы зритель мог идентифицировать себя с этим ТВ, а значит — доверять ему.

Наши русские, даже понимая госязык, не могут идентифицировать себя с LTV1. Возможно, отчасти, с LTV7. Но в целом, аудитории мы не достигаем. Очень важно, чтобы при создании русскоязычного канала, его сетка и тематика учитывали особенности менталитета аудитории. Чтобы зрители могли сказать: мы живем в Латвии, и это наш канал.

Уж и не знаю, насколько возможно достичь этой цели сегодня, на фоне дискуссии о необходимости контрпропаганды и телеканала, который будет исповедовать некие другие ценности.

Нужна ли русским контрпропаганда?

Им нужна не контрпропаганда, а нормальная журналистика. Нет правильных и неправильных новостей. Европейских и московских. Есть стандарты журналистики. Могут отличаться мнения и взгляды на вещи. И мы должны стараться предоставить как можно больше мнений. Но новости должны быть новостями — в них не может быть альтернатив или иного видения. В них должны быть факты.

Да, то что мы видим сейчас на российских каналах — это очень одностороннее видение ситуации. Я бы хотел предложить разные точки зрения. Мы должна представлять расклад во всем нашем обществе. Условно говоря, и Линдермана пригласим в студию, если будет соответствующая тема.

Нас сильно критикуют за такой подход. К примеру, недавно был сигнал: почему вы даете мнение ополченцев? Ребята, это журналистика, и мы придерживаемся ее принципов. Если бы мы были частным медиа, то могли бы иметь редакционное мнение по каким-то вопросам. Если мы общественное СМИ — у нас есть ценности, которые мы представляем. Это независимость страны, свобода слова и многие другие пункты.

Если мы придерживаемся этих принципов и честны со своей аудиторией, рассказываем не одностороннюю правду, которую хотят или не хотят слышать, то на такое медиа был бы спрос. Но для этого само общество, в первую очередь, русскоязычная его часть, должно поднять голос. А государство должно дать ответ на вопрос, хочет ли оно общаться с русскоговорящими.

Есть ли альтернативы?

В момент, когда надо консолидировать 100 миллионов евро, мало шансов, что будет одобрен хоть один крупнозатратный проект. Но у нас есть запрос от Национального совета по электронным СМИ Латвии (NEPLP) на новую политическую инициативу.

Возможны два варианта.

Первый вариант: более низкозатратный телеканал. С расчетом на сотрудничество с эстонцами и сниженными расходами на наполнение, за счет контракта с общественной немецкой телекомпанией Deutsche Welle, которые очень хотят нам помочь. Датский институт культуры, представляющий девятку северных скандинавских стран, тоже готов предоставлять нам помощь — по наполнению и даже финансовую. Но все равно, нужны еще и латвийские деньги, хоть и значительно меньше.

Второй вариант: создание мультимедийной платформы в Интернете. Усиление коммуникаций с более молодой аудиторией — русской и латышской. Это и новости, которые мы можем туда перенести с LTV7. Плюс наполнение, которое мы можем получать от европейских партнеров (немцев и скандинавов). А также программы, которые мы можем создавать совместно с радио LR4 ("Домская площадь"), вплоть до совместной телерадиостудии. Такой гибрид с качественной телевизионной картинкой. В мире такие есть.

Если обычное телевидение нельзя создавать с суммами ниже некоего уровня, то в интернете наращивать объем можно постепенно. Можно начинать с малого и развиваться".

209 000€
Ülenurme vald, Дом
138 000€
Tallinn, Квартира
73 000€
Tallinn, Квартира
126 500€
Tallinn, Квартира
От хозяина!
107 000€
Jõelähtme vald, Квартира
От хозяина!
138 900€
Tallinn, Квартира
319 000€
Tallinn, Коммерческий
185 000€
Rae vald, Часть дома
83 500€
Tallinn, Квартира
56 000€
Viimsi vald, Квартира

739 900€
Tallinn, Квартира
153 900€
Tallinn, Квартира
200 900€
Tallinn, Квартира
Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии