Что нужно сирийским беженцам, чтобы вернуться домой? Четыре условия

 (21)
Põgenikelaager
PõgenikelaagerFoto: © Alexandros Avramidis / Reuter, REUTERS

Понятно, что сирийцы, покинувшие свои дома, бежали от войны - от смерти и разрушений, которые она несет. Представим, что война закончилась. Захотят ли они возвращаться домой? Что им необходимо, для того, чтобы возвращение на родину было их свободным выбором?

Более пяти миллионов сирийцев уехали из страны с марта 2011 года, когда там разгорелась гражданская война.

Чтобы понять, что им требуется для возвращения в Сирию после окончания военных действий, Центр Карнеги на Ближнем востоке провел серию бесед с 320 сирийскими беженцами, которые сейчас живут в Ливане и Иордании.

Они рассказали нам, какие условия должны быть выполнены, чтобы они решились вернуться на родину.

1. Безопасность для детей

Многие из беженцев совсем не рады перспективе навсегда остаться жить за границей. Они боятся, что утратят свои традиции и культуру. Еще они опасаются, что их дети будут подвергаться дискриминации и всегда будут чужаками в другой стране.

Но еще больше их страшат те опасности, которые грозят их детям, если они вернутся в Сирию.

В докладе, который был недавно опубликован в журнале Lancet, говорится, что 25% всех погибших в Сирии в 2016 году — дети. С начала конфликта, согласно представленным в докладе данным, в Сирии погибли 14 тысяч детей.

Большинство беженцев, с которыми мы беседовали, говорили о Сирии как о стране, где находиться небезопасно, а планировать будущее почти невозможно. Те, кто знает, что такое война, не могут позволить себе рисковать будущим своих детей.

Одна из женщин по имени Аиша, родом из провинции Хомс, ответила на наш вопрос риторическим вопросом: "Как вы думаете, кто-то способен идти навстречу своей собственной смерти своими ногами?"

Также многие из тех, с кем мы беседовали, говорили о том, что боятся нынешнего президента Сирии Башара Асада. По их словам, они не представляют, какую безопасность может обеспечить им и их детям правительство Асада и вооруженные группировки, действующие в стране.

2. Отмена призыва в армию

Чем младше были беженцы, с которыми нам довелось беседовать, тем меньшее желание вернуться в Сирию они высказывали.

Хассан — молодой беженец из Сирии, он живет в Бейруте, но официального статуса беженца у него нет. "Сейчас любой, кто уезжает из Сирии, рассматривается [режимом] как предатель", — говорит он.

Как и многие бежавшие из Сирии юноши его возраста, Хассан боится, что его обвинят в уклонении от службы в армии и подвергнут репрессиям.

Он также боится, что его могут отправить в армию против его воли. Он знает про некоторых своих сверстников, которые, вернувшись в Сирию, были отправлены в армию и погибли в боях.

Военная служба в сирийской армии осуществляется по призыву. Юноши призываются в армию на полтора года по достижении ими 18 лет.

За последнее время в Сирии были приняты новые законы, из-за которых молодые люди, несогласные с политикой режима Башара Асада, фактически никак не могут избежать службы в армии. Власти Сирии сократили число категорий лиц, освобожденных от военной службы, и увеличили размеры штрафов за уклонение от службы.

Многие молодые люди в беседе с нами говорили о важности выполнения гражданского долга и о своем уважении к армии. Однако чаще всего они добавляли, что, хотя они и уважают армию и считают своим долгом служить родине, однако не хотят оказываться в ситуации, когда им придется убивать своих братьев и служить режиму.

3. Дома, в которые можно было бы вернуться

Многие действительно готовы вернуться в Сирию, несмотря на все существующие опасности и экономические проблемы. Однако если они вернутся сейчас, им будет просто негде жить.

Целые поселки и городские районы за годы войны превратились в руины. По оценке Всемирного банка, 30% зданий в Сирии полностью разрушены или получили серьезные повреждения.

Многие уцелевшие здания заняты проправительственными силами, проиранскими ополченцами, а также другими сирийцами, которые были вынуждены оставить свои дома в районах, где велись интенсивные бои.

"Они мне сказали, что, если владельца дома нет, его немедленно занимают военные, даже если там кто-то живет… Они выгоняют жильцов и селятся в доме", — говорит Ламия, жившая до войны в пригороде Дамаска.

В Сирии многие дома были построены без получения официального разрешения. Большинство из тех, с кем нам удалось побеседовать, говорят, что у них не осталось никаких документов, подтверждающих их право собственности на недвижимость.

Поэтому, когда они смогут вернуться, у них почти не будет никаких документов, подтверждающих, что тот или иной дом или квартира принадлежит им. Все усложняет еще то обстоятельство, что многие данные государственных ведомств, по которым можно было бы восстановить документы, также уничтожены или утеряны.

4. Спокойствие и безопасность

Почти каждые восемь из десяти беженцев, с которыми нам удалось поговорить, уехали из Сирии после того или иного инцидента, который заставил их опасаться за собственную жизнь и безопасность.

Многие говорили, что покинули Сирию после того, как в их районе начались массовые незаконные задержания, или после того, как кто-то из родственников или знакомых погиб. Некоторые не решались покидать свои дома до самого последнего — пока их район не оказывался охвачен интенсивными боями.

Тарек — молодой беженец из сирийского Хомса — рассказал нам, что даже если ситуация с безопасностью в Сирии настолько улучшится, что можно будет вернуться в страну, он вряд ли сделает это. По словам Тарека, он боится сирийских военных и того, что они могут предпринять.

"До того, как уехать, я работал могильщиком. Мне приходилось хоронить мучеников (убитых и погибших повстанцев — Би-би-си)… Я видел, что они сделали с ними, как их изрезали ножами — у меня не осталось никакой веры им, никакого доверия. Даже если они поставят везде охрану, доверия уже не вернуть", — говорит он.

Подавляющее большинство тех беженцев, с кем мы поговорили, считают, что их шансы когда-нибудь вернуться на родину возрастают в случае, если президент Башар Асад будет отстранен от власти.

Мало кто верит в то, что в стране удастся обеспечить безопасность и стабильность, если Асад останется у власти. Для них уход Асада на этом этапе важнее, чем решение экономических проблем государства.

Холуд, которая до войны жила в одном из сел близ Дамаска, говорит: "Если Башара Асада отстранят от власти, будет и безопасность, даже если в стране не будет еды и воды. Мы сами сделаем муку и будем печь хлеб".

Многие также обеспокоены тем, что в стране остаются иностранные группы военных и боевиков, присутствие которых, по мнению беженцев, лишь способствует сохранению царящих в Сирии беззакония и безнаказанности.

Большинство сирийцев, с которыми мы говорили, также выступают против идеи разделения страны, для них чрезвычайно важно сохранить ее целостность.

Им также хотелось бы видеть Сирию государством, которое борется за новые ценности, в том числе за свободу, равенство, справедливость и верховенство закона.

Они хотят, чтобы их чаяния и надежды были услышаны.

"Мы хотим такого решения, которое бы вернуло нам наше чувство достоинства — ни больше, ни меньше", — сказал один из молодых беженцев.

Имена беженцев, упоминавшихся в этой публикации, были изменены из соображений их безопасности.

Об этой публикации

Эта статья была написана для Би-би-си экспертом, директором ближневосточного отделения Центра Карнеги Махой Яхья.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии