Рихо Вястрик и его друзья снимают российский север

 (2)
Рихо Вястрик и его друзья снимают российский север
ФОТО: КП-Эстония

Два эстонца и два россиянина ездят в экспедиции по отдаленным районам России, снимая документальные фильмы о природе тех мест.

Рихо Вястрик листает густо исписанную тетрадь — дневник их последней экспедиии. Когда-то подобные дневники вели его кумиры и земляки — великие полярные исследователи Александр Миддендорф и Эдуард Толль.

"Гонимый холодом и голодом…", "один, больной, без приюта, среди наступившей арктический зимы…" — к счастью, подобных записей, что дошли до нас в дневниках Миддендорфа, Рихо Вястрику делать не пришлось.

Тундра требует уважения

Этим летом он со своим оператором Арво Вилу, а также их московские друзья, режиссер Василий Сарана и его ассистент Валерий Фидиркин, путешествовали в районе устья Лены. Сейчас делают фильм по материалам экспедиции. Кстати, потенциальная аудитория зрителей обширна: не только в России и Эстонии, но и — посредством канала Arte — франко- и немецкоязычная Европа.

До этого они дважды были в Прибайкалье, у истоков могучей сибирской реки. О тех местах лента уже готова. "Кстати, на прошлой неделе удостоилась приза в Финдяндии от Департамента леса", — заметил Вястрик.

Есть, впрочем, в его таллинской студии "Весилинд" и более ценная награда — "Лавровая ветвь", приз за их с Василием Сараной работу "Возвращение овцебыка", признанную лучшим научно-популярным фильмом России в 2008 году. Овцебык, или мускусный бык — древнее животное, обитающее на полуострове Таймыр, что в Восточной Сибири, в районе Крайнего Севера.

"В отличие от политиков, у нас, полярников, нет никаких разногласий, недопонимания. Не имеет никакого значения, откуда ты — главное то, чем занимаешься, что из себя представляешь как человек", — говорит Рихо как бывалый исследователь полярных широт. Впрочем бывалый и есть. "Опыта уже столько, что помирать можно", — шутит он.

Между тем впервые на Крайний Север 38-летний тогда Вястрик попал не так уж давно, в 2003 году. Это было на том же Таймыре. Приехал тогда туда, не имея никакого представления о тех краях, никого не зная. Цель была — пройти по следам первопроходца Александра Миддендорфа, который исследовал те края полтора столетия назад. Но сначала надо было узнать, что такое тундра, которая простирается на сотни и сотни километров без единой живой души, не считая зверей. Заплутать и сгинуть — нет ничего проще, если относишься к тундре без должного почитания. "И связи, связи нужны, без этого там трудно", — делится Вястрик своим опытом.

Их удалось наладить, завести знакомства. Есть на Таймыре приятные, интеллигентные люди, для которых имя Миддендорфа не пустой звук.

Там Рихо и узнал о Василии Саране, знатоке Таймыра и руководителе студии "ТаймырРосГео", снимавшем фильмы о природе полуострова. Позже они встретились, стали друзьями. Василий помог Рихо и его товарищам с оформлением необходимых бумаг. А также предложил Вястрику стать продюсером одного из его фильмов. Так началось их сотрудничество, совместные экспедиции.

Это же так интересно!

Но это будет позже. А в той, первой, экспедиции по следам Миддендорфа компанию Рихо Вястрику составили профессор ботаники ТУ Яанус Пааль, главный зоолог Эстонского музея природы Тийт Хунт, а также шведский путешественник Майт Дунки.

Рихо признается, что часто думает о Миддендорфе, о том, каким невероятным мужеством и силой духа обладал этот парень — врачу и профессору зоологии, выпускнику Дерптского (Тартуского) университета и 27 лет не было, когда ему предложили возглавить сибирскую экспедицию. Попадал порой в такие ситуации, когда, казалось, выжить было невозможно. А он выживал! И шел дальше. И не просто шел, а занимался научными исследованиями и опытами.

Выходец из наших краев, балтийский немец, легендарный исследователь-путешественник и похоронен на территории современного Валгаского уезда, в местечке Хелленурме.

Сам Рихо пристрастился к путешествиям в школе, в маленьком городке Тюри в центре Эстонии. Уже в пятом классе прошел курсы руководителей тургруппы.

Позже увлекся альпинизмом, был участником научно-спортивной программы "Эстонский флаг — на высочайших вершинах мира", в том числе участвовал в первой эстонской гималайской экспедиции.

Первым же в этой программе было восхождение на Монблан, самую высокую гору Западной Европы. Рихо тогда впервые взял в руки кинокамеру, пытался снять фильм. Но из этого ничего не получилось.

ТОП

На следующий год состоялось восхождение на Килиманджаро, высшую точку Африки. В составе экспедиции был известный эстонский документалист Пеэтер Тооминг (ныне, увы, покойный), и Рихо снимал под его руководством.

В результате кинодокументалистика стала профессией Вястрика, сегодня он сам преподает ее студентам.

Рихо признает, что спортивная сторона горных восхождений его не очень занимала — больше интересовала природа, особенности местных народов, история.

Вот, скажем, Эльбрус, на котором он был несколько раз. Там живут кабардинцы и балкарцы. Что у них общего и каковы отличия? Это же так интересно! И это только два народа. А сколько их всего на Кавказе! Таймыр тоже многонационален — там живут долганы, нганасаны, ненцы, эвенки, энцы.

Вястрик был занят съемками фильма о знаменитом сааремааском метеорите Каали, когда один добрый знакомый предложил ему пройти по следам экспедиции Александра Миддендорфа и сделать об этом фильм. Рихо признался, что почти ничего не знает об этом человеке, и вообще сейчас не до этого. Но когда фильм о метеорите Каали был готов, вспомнил о том предложении… И, четыре раза побывав на Таймыре, фильм "По следам Миддендорфа" сделал.

Некому починить качели в Тикси

И вот теперь — другой регион, дельта Лены. "По площади она вторая на планете, после дельты Миссисипи", — говорит Рихо, выведя на монитор компьютера карту.

Когда Рихо с Арво Вилу прилетели в поселок городского типа Тикси, затем вертолетом добрались на остров Самойловский, между двумя протоками, где находится научная станция, там их встретили Василий Сарана и Валерий Фидиркин. Сели в лодку и поплыли.

"Мы прошли к северу по этим протокам, — палец Рихо скользит по карте. — Добрались до океана, а обратно — по судоходной Быковской протоке. Красивейшие места, но совершенно дикие, за тридцать дней не встретили ни одного человека".

Всего же экспедиция продолжалась 45 дней. Часть из них путешественники провели в Тикси. Этот поселок и порт когда-то были построены для обслуживания Северного морского пути, но сейчас, когда этот путь не действует, поселок, по словам Рихо, представляет собой печальное зрелище. Фотографии это подтверждают: дома с заколоченными окнами, мусор повсюду, полузатопленные суда у берега…

"Правда, премьер Путин пообещал возобновить Севморпуть, но я разговаривал со специалистами, которые в теме, и они считают, что эти планы — утопия", — рассказывает Рихо. Кстати, Путин прилетал в Тикси как раз в те дни, когда там был Рихо с друзьями. Правда, в самом поселке он не высадился, полетел сразу на Самойловский общаться с учеными, изучающими вечную мерзлоту.

Тем не менее поселок жилой, там сейчас проживают около 5 тысяч человек. Работают учреждения, магазины, висит реклама оператора мобильной связи. И Рихо недоумевает: почему люди не хотят привести в более-менее приличный вид место, где они живут? "И все же я думаю, эти дети счастливы, — показывает он на сфотографированных им мальчишек, стоящих у сломанных качелей, которые некому починить. — Они же не знают, что детские площадки могут быть и другими".

Как известно, велика в жизни роль случая. Вот и эта экспедиция вследствие ряда случайных совпадений обрела неожиданный поворот и продолжение. Об этом — в следующий раз.

На фото: (слева направо) Рихо Вястрик, Василий Сарана, Валерий Фидиркин, Арво Вилу.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии