Олеся Захарова — российский политолог, дискурсолог, PhD, член редакционной коллегии Riddle.

Мифы не отражают реальность, скорее, они ее конструируют. При этом мифы сами — конструкт. Они глубоко укоренены в общественном сознании благодаря постоянному повторению и обсуждению в литературе и политическом дискурсе. Один и тот же миф может быть интерпретирован по-разному в зависимости от политических целей интерпретатора. И, соответственно, это всегда выбор политика: какое звучание мифы приобретут в современном дискурсе.

Миф о величии России

Риторика Владимира Путина, посвященная "спецоперации" (имеются в виду его выступления, сделанные 21 февраля 2022 года и позднее), сильно мифологизирована. Один из основных мифов — об избранности, исключительности или величии России. Сюда входят и нарративы о самобытности России как уникальной цивилизации, отличной от Запада, и о ее тысячелетней истории, и об особом пути России и русского народа.

Вот как, например, это звучит в речи от 16 марта:

"Да, многие страны в мире смирились давно уже с тем, чтобы жить, согнув спину и подобострастно принимая все решения своего суверена, заглядывая подобострастно ему в глаза. Так живут многие страны. К сожалению, и в Европе.

Но Россия никогда не будет в таком жалком и униженном состоянии, и борьба, которую мы ведем — это борьба за наш суверенитет, за будущее нашей страны и наших детей. Мы будем сражаться за право быть и оставаться Россией".

Для западного читателя может встать вопрос, как Россия может говорить о своем величии или своей исключительности при столь плачевном социально-экономическом положении? Но миф избранности как раз подчеркивает значимость внутреннего и обесценивает все внешнее. В XIX веке некоторые славянофилы считали экономическую отсталость признаком особого пути России и ее будущего величия.

Закладка
Поделиться
Комментарии