"Есть ли невиновные в России? Так можно было бы обобщить риторический вопрос, связанный с агрессией России против Украины. В фейсбуке долго гуляло эмоциональное письмо, в котором от имени всех невинно пострадавших в Украине жертв отменяли русский балет, литературу, музыку и т.д. Именно на уровне эмоций это очень понятно, так же как разум отказывается понимать всю ту жестокость, которую мы видели в Буче, Мариуполе и в других местах. Мы же говорим, что культура важна и что от культуры всё зависит. Следовательно, культура также виновата в жестокости. Поочередно показывалось, что в русской культуре всё это есть. Что Достоевский презирал Запад, что нобелевский лауреат Солженицын был русским националистом, а другой нобелевский лауреат, Бродский, высмеивал независимость Украины. Следовательно, все они должны быть отменены.

Просто мне это напоминает бомбардировку Воронежа. Помните, в России была самоироничная шутка о том, что если где-то есть проблема, то нужно для показа бомбить не относящийся к делу город. Но действительно ли «Лебединое озеро» Чайковского повинно в кровопролитии в Буче? Частичный ответ мы бы получили, если бы спросили бойцов 64-й отдельной гвардейской мотострелковой бригады в Буче, могут ли они отличить музыку Чайковского от музыки Вагнера. Или набрали бы мы в бригаде больше 5 человек, кто на самом деле прочитал "Преступление и наказание". Я могу дать руку на отсечение, что ответ отрицательный. И мы сами стали жертвой упрощенного определения упадка культуры. Мы сделали точно то же, что сделал наш противник.

Прежде всего необходимо различать художественное творчество и антропологическую культуру. У них есть что-то общее, но это не тождественные понятия. Это противопоставление наиболее заметно при сравнении высокой культуры и традиций поведения общества. Статистика креативной экономики современного общества показывает, что лишь 10% населения сознательно наслаждаются высокой культурой. Например, многие люди в Эстонии знают имя Арво Пярта, но сколько процентов эстонцев на самом деле узнают хотя бы одно из его самых известных произведений? Сколько процентов эстонцев хотя бы раз сходили на балет в прошлом году. Это число несомненно меньше десяти. Давайте посмотрим на тираж книг и спросим, ​​сколько эстонцев на самом деле читали современных классиков Яана Каплинского или Тыну Ыннепалу. И верим ли мы, что в России дела обстоят лучше? Следовательно, если подавляющее большинство населения действительно не знает той части высокой культуры, которую образованные люди стали называть классикой, то как можно говорить о ее подавляющем влиянии? Нельзя же. Как показывают открытые источники, львиная доля воюющих в Украине российских солдат происходит из провинций, и в лучшем случае у них есть только среднее образование. (То же самое относится и к большинству служащих вооруженных сил НАТО). Они сравнительно хорошо знают, кто такие Стивен Сигал или Жан-Клод Ван Дамм, и уж точно могут больше сказать о блатной культуре, чем о Чехове. Они знают, что символом статуса является большой черный BMW. Чтобы найти свое место в жизни, надо быть готовым драться на кулаках. Уж точно как образец для подражания им больше знакома дедовщина, чем Анна Ахматова. Послом этой культуры является сериал «Бригада», рассказывающий о дружбе и чести через формирование преступной группировки. Однако является ли такая культура уникальной? Например, в эстонской поп-культуре Beebilõust является относительно маргинальным деятелем. В нашей культуре такие персонажи не возвысились до пьедестала благородных злодеев, но в американской поп-культуре есть совершенно аналогичное течение, символом которого является гангста-рэп или другие культурные гетто.

Мой второй аргумент указывает на тех россиян, которые сегодня против войны. Так откуда же они взяли свое влияние? Когда в первую неделю войны Евгения Альбац, известная русскоязычная журналистка из демократов, в одной из последних передач радио "Эхо Москвы" удручающе сказала: "Это означает, что мы проиграли", она имела в виду миллионы людей, которые боролись за более нормальный государственный режим в России. Для Альбац было естественно, что русским теперь придется десятилетиями нести бремя обвинений со стороны других народов, потому что произошло нечто непростительное. Однако я спрашиваю, неужто Евгения Альбац не ходила в одну школу с другими русскими, которые изучали лермонтовского «Героя нашего времени» или «Письмо к матери» Есенина. Почему классическая русская культура на одного повлияла так, а на второго - по-другому. Ну да, недоброжелатели укажут, что Альбац на самом деле еврейка, как и Алексей Венедиктов, бывший главный редактор «Эха Москвы», как и многие другие. Но тогда посмотрите на Аллу Пугачеву, олицетворяющую целую эпоху российской поп-культуры, и спросите, почему она против войны в Украине?

Ответ на самом деле прост. В каждом обществе одновременно действуют несколько различных культурных общин. На Западе, например, мы говорим о культурных войнах, в которых втянутые в Эстонии радикалы либерал-консервативной оси готовы перегрызть друг другу глотки. Почему мы должны верить, что многовековое противостояние «западников» и славянофилов в России со временем сведется к особенностям русской культуры. Мы не можем отменить русскую культуру в целом, потому что в таком виде ее не существует.

Именно поэтому я буду оценивать каждого человека индивидуально. Примерно так, как говорит Фандорин, герой выступившего против российской агрессии писателя Бориса Акунина: "Судить о народе следует по его лучшим, а не худшим представителям". Я возьму в руки оружие, если мне придется встретиться с мясниками Бучи. Я становлюсь не доброжелательным человеком, когда слышу, как кто-то оправдывает Путина, но бомбить Воронеж я не буду.

P.S. Чтобы никто не понял меня неправильно. Да, в русском культурном мире есть крайне отвратительные персонажи. Занятость в искусстве и образование не делают человека в обязательном порядке этическим благородством. Я говорю о том, что само по себе звание культурного человека не определяет человека так или иначе.

А в остальном я, конечно, державафоб".

Закладка
Поделиться
Комментарии