Кажется, Уэс Андерсон двигался к ”Французскому диспетчеру” всю свою сознательную жизнь. От фильма к фильму он выверял картинку, музычку, собирал вокруг себя актёров, видоизменял их традиционные амплуа до неузнаваемости, не забывая об ироничности повествования. Кажется, в одном кармане Уэс Андерсон носит волшебный горшочек с надписью ”Картинка”, а во втором — такой же, с надписью ”Ирония”. И черпает из них, и сыплет вокруг себя напропалую.

Не удивлюсь, если, с собственной точки зрения, Уэс Андерсон наконец-то снял идеальный фильм. Об этом мы сможем судить только исходя из его дальнейших действий. Если он, например, больше не будет снимать кино (ну или, как вариант, ограничится анимационными фильмами) — значит, я прав. Если он следующим фильмом снимет что-то радикально другое, с кровью и кишками, с экзистенциальными драмами персонажей, с бергмановской болью просто от ощущения бытия — значит, я прав. Если ничего этого не произойдёт, и он продолжит более-менее в том же духе — значит, на его взгляд, не все картинки в ”Диспетчере” были выверены, не вся ирония из горшочка была высыпана, не всё насилие над привычными зрительскими восприятиями образов знакомых и любимых актёров совершено. Впрочем, одно упущение в этом смысле вижу даже я. Билл Мюррей в ”Диспетчере” — как Билл Мюррей. Ничего нового по сравнению с ”Трудностями перевода” или ”Сломанными цветами” он не показывает. В каком-то смысле Билл Мюррей — это их голливудский Жека Цыганов. Или наоборот, как удобнее.

Я очень не люблю слова ”вкусный” применительно к чему бы то ни было помимо еды. Это звучит настолько отвратительно, что я даже и не знаю, с чем сравнить (от фраз типа ”Особенно вкусный момент этого фильма” натурально хочется блевать скушанным нынче ранним утречком лёгким снэком). Иначе я стал бы это слово сейчас обильно употреблять. А так вы от него избавлены. Во ”Французском диспетчере” есть несколько моментов, которые можно показывать в любом курсе любой киношколы, рассказывающей ученикам об Андерсоне и подобном ему декоративном кинематографе: весь шикарный эпизод с Оуэном Уилсоном и особенно как просыпается город (но мафия при этом не засыпает). Блистательные и неожиданные Бенисио дель Торо и Леа Сейду (вот какие глубины, оказывается, можно из неё вытаскивать, если посмотреть нетривиальным взглядом). Невероятный в своём комизме Тимоти Шаламе, какой-то гибрид молодогвардейца из классического советского пропагандистского кино и скрипача из ”Кин-дза-дзы”, особенно если бы Леван Габриадзе сыграл его не в конце восьмидесятых, а в середине семидесятых в фильме вроде ”Жил певчий дрозд”.

И, конечно, живописность фильма — не знаю, как у кого, а у меня вызвала стойкие ассоциации с произведениями Пита Мондриана. Ну, потому что картинка ”Диспетчера” довольно вертикальна, довольно вызывающе то симметрична, то асимметрична, довольно красочна без полутонов. Нарядно, декоративно, радостно.

А теперь о самом интересном. Обычно почему-то считается, что сюжеты у Андерсона совсем не важны, что они там вторичны или третичны по отношению к форме и выразительному языку. В случае с ”Диспетчером” это прямо вот совсем не так. Потому что тут, как мне кажется, Андерсон нашёл идеальную для себя форму и тему, под которые с лёгкостью прогнулось содержание. Как выяснилось, его жанр, тот, в котором он чувствует себя как все рыбы во всех водах, это фильм-альманах. Думается, если когда-нибудь нам сообщат, что на самом деле все новеллы в каком-нибудь ”Париж, я люблю тебя” под разными псевдонимами снял Уэс Андерсон, я бы лично не удивился. Это не кино, это праздник. А думать и страдать не всегда обязательно.

Прочитать другие блоги можно ЗДЕСЬ.

Если вы ведете свой блог (или влог) на любую тему в одной из соцсетей и вы хотите больше просмотров и подписчиков — просто заполните ЭТУ ФОРМУ (в ней вы можете дать ссылку на имеющийся блог и кратко описать его). Если у вас еще нет блога, но есть желание его открыть, то тем более welcome.

Закладка
Поделиться
Комментарии