Валентина Петровна рассказывает, что на протяжении многих лет это был специалист, которому она доверяла.

”Ну а потом что-то испортилось, — говорит пенсионерка. — То ли у доктора началась звездная болезнь, то ли еще что, но он начал практиковать новые методы, стал использовать мануальную терапию и пытаться пробовать свои приемчики на мне. Я сразу сказала, что мне просто нужна поддерживающая терапия, и хожу не за тем, чтобы мне сделали больно”.

Пришла сама, ушла с чужой помощью

В какой-то момент Валентине Петровне стало лучше, и она стала ходить к своему остеопату все реже и реже.

”И он, похоже, испугался, что кошелек ускользает, — рассказывает пенсионерка. — И вроде как стал пытаться со мной ”подружиться”. Присылал мне разные скабрезные картинки поздними вечерами… И смех, и грех. Я спросила: ”Зачем вы мне это присылаете?” Он отшутился, типа для поднятия настроения. И продолжал присылать. В какой-то момент я решила просто игнорировать: ну шлет и шлет. Странное поведение для остеопата, ну да ладно. Может, одиноко человеку”.

Валентина Петровна отмечает, что между ней и доктором — приличная разница в возрасте, почти 20 лет.

”Кульминация истории произошла 8 февраля прошлого года, когда я, как обычно, пришла к нему на прием, — рассказывает она. — Большую часть сеанса все было хорошо, но под конец с ним что-то случилось. Он стал опять использовать мануальные техники. Я сразу сказала: ”Что вы делаете? Мне больно!” А он ответил: ”Я врач, я знаю, что делаю”, и продолжал”.

Совершенно случайно у происходящего оказался свидетель — другая пациентка данного остеопата, которая пришла чуть пораньше и сидела в той же комнате на диванчике в ожидании своего времени.

”Знаете, это было просто ужасно, — говорит она. — Когда я пришла, он уже заканчивал с ней, и в какой-то момент начал работать достаточно жестко. Он поднимал ее ноги, сгибал их и буквально ”вколачивал” в грудь. Потом перевернул ее на бок и стал очень сильно ее выкручивать. Она кричала и просила прекратить, но он отвечал что-то вроде: ”Я врач, я знаю, что и куда”, и продолжал”.

Наталья (имя изменено) говорит, что это продолжалось минут 10–15, потом визит Валентины Петровны закончился.

”Когда я увидела, как она при помощи остеопата встает со стола и как при этом выглядит, мне стало просто страшно, — вспоминает клиентка. — Было видно, что ей очень плохо. Она еле передвигалась и тут же стала звонить сыну, чтобы он ее забрал”.

Сын отвез пенсионерку домой, но лучше ей не становилось. Далее — как в тумане: скорая, больница, МРТ и новость: ”У вас компрессионный перелом”.

Никто не контролирует

”Два месяца я восстанавливалась, — говорит пенсионерка. — Костыли, обезболивающие, бесконечные походы по врачам. Кое-как выкарабкалась. Только вот не прошло это бесследно — если раньше я могла долго стоять, то сейчас могу постоять максимум минут 20, и уже все. Хожу с палкой, периодически держусь за стены. Я до сих пор работаю, я маклер, и надо сказать, что раньше я была очень активной и буквально бегала, а сейчас с трудом хожу — что, несомненно, сказывается на моей работоспособности”.

А что же остеопат? По словам пенсионерки, он сначала пообещал, что его какой-то доктор посмотрит ее анализы и снимки.

”А потом вообще ушел в подполье и перестал отвечать на мои сообщения”, — разводит руками она.

Пенсионерка, едва встав на ноги, обратилась к юристу. Юрист проверила доктора по базам данных и выяснила: этот доктор в Эстонии даже не зарегистрирован!

”По закону, у каждого врача, который работает в нашей стране, должна быть регистрация, — поясняет Тамара Вологжанина, юрист Валентины Петровны. — Но у него ее, как выясняется, нет”.

Тогда пенсионерка решила обратиться в Экспертную комиссию при Министерстве социальных дел. Собрала свидетельские показания всех, кто видел ее в тот день, написала заявление и подала его на рассмотрение в комиссию.

”Свидетелей 8 февраля было достаточно, — говорит Валентина Петровна. — Председатель нашего дома видел, как я бодро выходила в то утро из подъезда. И был просто в шоке, когда через два часа сын меня буквально на руках внес в квартиру. Соседка по лестничной площадке и он постоянно приносили мне обезболивающие в тот день, потому что у меня ничего из лекарств не было — я обычно их не пью, и в аптечке запасов таблеток нет. Наталья тоже написала, что видела в тот день. Сын описал, какой он меня отвозил на визит к остеопату и в каком состоянии оттуда забрал”.

Однако из комиссии пришел ответ: так как у данного остеопата нет регистрации в Эстонии, то по факту он врачом не является, поэтому комиссия не может рассматривать эту жалобу. Тогда пенсионерка написала заявление в Союз остеопатов Эстонии, но оттуда, по ее словам, ответа не последовало.

”Таким образом, нам остается только идти в суд”, — говорит юрист.

”На самом деле, если бы он хотя бы извинился после случившегося, я бы не стала никуда жаловаться, — говорит Валентина Петровна. — Но он не позвонил, не извинился, просто сделал вид, что ничего не случилось. Мне дети сказали: ”Мама, а если бы мы тебя сейчас в инвалидной коляске возили?” Поэтому я и обратилась в газету, чтобы предупредить других людей: будьте осторожны!”

2700 евро за перелом

”Я практикую в области остеопатии с 1999 года. За все время мой практики жалоба от клиентов на мои процедуры поступает всего второй раз. Я не даю объявлений и никаким образом не рекламирую свои услуги. Новые клиенты приходят ко мне за помощью по рекомендации получивших от меня помощь людей”, — комментирует Юрий Ремыга.

Он добавляет, что из всех обратившихся в газету пациенток, претензию лично ему предъявляла только Валентина: ”Она обращалась ко мне за помощью в течение пяти лет. Первый раз она пришла ко мне на прием в 2015 году с диагнозом: компрессионный перелом позвоночника. Этой проблемой я занимался успешно, и в возрасте 73 лет она могла приезжать ко мне на прием на велосипеде, — рассказывает остеопат. — 8 февраля 2020-го она была у меня на приеме в 12.00. После сеанса она сказала, что боли ушли более чем на 70%, и она обязательно придет еще, чтобы закрепить хороший результат. Однако после этого приема она ко мне на прием больше не приходила. Началась пандемия и карантин. Она написала мне, что после сеанса у нее появились боли и я должен это исправлять бесплатно. Я попросил сделать исследования, которые подтвердят, что травма свежая. Были присланы старые снимки, которые не прояснили картину. Я как всегда был готов помочь. Однако больше клиентка ко мне на прием не пришла”.

”Спустя более пяти месяцев, 31 июля 2020-го, — продолжает Юрий Ремыга, — я получил от ее представителя требование по возмещению морального ущерба в сумме 2700 евро. В требовании было указано, что 74-летняя клиентка в 1998 году получила травму в левой части поясницы. В течение 5 лет 6–7 раз в год клиентка приходила ко мне на сеансы для снятия последствий травмы и боли в левой части поясницы и для профилактики.

Представитель клиентки утверждала в своем требовании, что во время сеанса я применил очень резкую мануальную технику, после чего клиентка почувствовала новую сильную боль в области поясницы. Через какое-то время клиентка обратилась к семейному врачу. Было проведено обследование с помощью МРТ, которое показало, что у нее имеется компрессионный перелом 3-го позвонка поясницы и припухлость в этой части поясницы”.

Он уверяет, что незамедлительно отреагировал на указанную претензию: ”Учитывая, что мне было предъявлено серьезное обвинение в причинении вреда здоровью пациентке, 04.08.2020 я попросил представить мне подтверждающие наличие травмы медицинские документы, а также все врачебные документы за период с 8.02.2020. На мою просьбу представить подтверждающие утверждения клиентки медицинские документы я ни от Валентины, ни от ее представителя никакого ответа не получил. Причинение компрессионного перелома позвонков не сложно доказать, предоставив медицинские документы. Также не сложно доказать наличие прямой причинной связи между проведенной процедурой и причинением вреда здоровью”.

Остеопат подчеркивает: ”Клиентка не стала утруждать себя доказательством моей вины, не обратилась в суд, а спустя почти 2 года, вооружившись поддержкой своих знакомых, просто обратилась к вам с голословными жалобами, содержащими клеветнические утверждения в отношении меня и оказанных мною услуг”.

Он уверяет, что не помнит, чтобы посылал своим пациентам поздно вечером картинки скабрезного содержания.

Однако Валентина Петровна присылает доказательства, что она отправляла остеопату свое МРТ и другие документы.

Серая зона

В Департаменте здоровья на вопрос, кто контролирует остеопатов, массажистов и прочих мануальных терапевтов, ответили, что точно не они. Поскольку их деятельность не является услугой здравоохранения.

В Министерстве социальных дел подтвердили: если у данного остеопата нет разрешения на оказание услуг в сфере здравоохранения, то Комиссия по оценке качества врачебных услуг действительно не может оценить этот случай.

”Если один человек повреждает позвоночник другого, то это — причинение вреда телу человека, — говорит руководитель сети услуг здравоохранения Хели Палусте. — И неважно, как он это называет. Если он называет это лечением, то это вдобавок еще и оказание услуг без разрешения в сфере, где требуется лицензия. И нужно писать заявление в полицию”.
Если же вред человеку причинен не был, то следует усвоить урок и больше к данному лекарю не обращаться.

”Но сообщить в полицию о том, что кто-то без разрешения оказывает услуги в сфере, где требуется лицензия, все же надо, — советует она. — Особенно, если он сам рекламирует себя как лекарь. Тогда его деятельности положат конец, и он, по меньшей мере, не сможет нанести другим людям ущерб”.

Она объясняет: если спор касается причинения вреда здоровью, травмы или действий, повлекших за собой смерть человека, то эти споры рассматривают только в суде. И компенсацию можно потребовать тоже только через суд.

”Мы советуем пациентам перед покупкой услуги, которая влияет на здоровье, основательно изучить биографию того, кто будет оказывать эту услугу, — говорит Палусте. — А также содержание услуги. И при возможности предпочесть все же того специалиста, который зарегистрирован в Эстонии. Потому что Департамент здоровья выдает лицензии только компетентным и проверенным специалистам и затем контролирует, насколько оказываемые ими услуги качественны и отвечают всем требованиям”.

Закладка
Поделиться
Комментарии